65,55 ↑ 100 JPY
11,28 ↑ 10 CNY
72,50 ↑ USD
64,13 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+18° ветер 9 м/c
18 июня
Пятница

Общество

Львиная любовь

Как музыкант, влюбляясь в мелодии, мечтает выразить себя через музыку, так и чтец, влюбившись в слово, жаждет выразить себя в стихах

Вчера в Приморской краевой филармонии прошел "Вечер Пушкинской лиры". Мастер литературного слова, народный артист России Лев Ткачев представил свою новую программу, где прозвучала повесть Пушкина "Египетские ночи" и стихи разных лет. До концерта корр. "Н" встретился с талантливым исполнителем - интересно же, насколько созвучна душа чтеца душе поэта...

- Лев Александрович, расскажите, пожалуйста, как вы начинали свою творческую карьеру?

- Еще в детстве появился в моей душе "микроб" рассказывания. Я слушал по радио и на пластинках мастеров художественного слова - Закушняка, Журавлева, Качалова. В то время много было разных хороших чтецов, о которых, к сожалению, современная молодежь не знает... Мне казалось и кажется, что слово - это живое существо, не какие-то невидимые и непостижимые звуковые волны, а реальность. Слова похожи на птиц разной породы, они по-разному летают, по-разному себя ведут. Птицы, озвучивающие нашу жизнь. Не зря же есть поговорка: "Слово не воробей, вылетит - не поймаешь". В школьные годы я продолжал любить читать стихи. Большинству людей трудно выучить какой-то текст, я же это делал с удовольствием.

- То есть детские мечтания воплотились в профессию?

- Да. Но все было не так безоблачно! В детстве я очень сильно заикался. Парадокс: человек живет словом, хочет людям о чем-то рассказать. И не может. Это меня угнетало. И я решил, что если я не вылечу себя, не стану артистом, а именно - чтецом, то мне, в общем-то, моя жизнь будет неинтересна... После школы я пытался поступать в театральный институт, но, будучи заикой, я не мог обмануть комиссию. Меня не приняли. И я начал заниматься журналистикой.

- В то время телеэфир в Приморье только зарождался...

- Да. Я, увлекшись, делал много материалов и на телевидении, и на радио, и в газету, научился делать короткометражные фильмы, побывал на Аляске, на Чукотке, на Камчатке, в общем, от Посьета до Алеутских островов... Когда я заканчивал пятый курс, во Владивостоке открылся Институт искусств, и я перешел туда на вечернее отделение. Отучился всего три года, а потом, поскольку молодому институту нужны были педагогические кадры, меня послали в аспирантуру, в ГИТИС. После окончания я вернулся во Владивосток и организовал кафедру сценической речи.

- Как же вам все-таки удалось победить заикание?

- Я много работал над совершенствованием своей речи. Занимался дыхательной гимнастикой йогов, речевой контелленностью, читал нараспев много стихов, вырабатывал дикцию, манеру говорить, речевую пластичность. Все время параллельно шла психофизическая работа по становлению своего речевого аппарата и утверждению себя как личности. Не случайно у меня и жена была учительницей литературы. Она была старше меня, и именно на почве любви к слову мы с ней и познакомились. Как педагог она рассказывала мне, что она знала, а я то, что знал, что учил. Такой вот нас был общий интерес.

- Вы состоялись как журналист, педагог, а каким образом пришли к чтению?

- Как чтец я почувствовал свою силу в Москве. Я сделал программу с Журавлевым, это выдающийся российский чтец, профессор, работавший в школе-студии МХАТ. Для меня он был кумиром, я слышал его выступления только по радио... Конечно, я не мог с ним не познакомиться. И он взял меня под свое творческое крыло. И вот тут я почувствовал, что могу говорить, могу не только стихи читать, но и прозу! Вернулся домой окрыленный и начал делать маленькие концерты. Очень много ездил по Дальнему Востоку, сейчас этого нет, к сожалению... За двадцать лет гастролей я объездил более ста тридцати городов СССР, во многих бывал по 2-3 раза. Помню свое первое выступление на сцене ТЮЗа, той самой, где я сегодня выступаю... Тридцать три года прошло! Тогда люди тянулись к искусству, приобщались, была духовная жажда...

- А что вы думаете по поводу современной молодежи и ее речи?

- Чистота речи - это отзвук нашего положения, нашей жизни, общего эстетического и нравственного воспитания. Об этом больно говорить. В школах плохо преподают литературу, а с этого все начинается. Не влюбляются дети в литературу, не разжигают страсть к слову. Их заполоняют другие интересы, более низменные, доступные. Я не знаю, сколько должно пройти поколений, чтобы все возродилось. Но это в наших силах!

Екатерина Литвинова

Поделиться:

Наверх