72,31 ↓ 100 JPY
11,51 ↓ 10 CNY
75,62 ↓ USD
68,63 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-6° ветер 4 м/c
EN
03 декабря
Четверг

Южная Корея

Рабочие-мигранты бьют тревогу о "современном рабстве" в Южной Корее

Около 90% рабочих заявили, что у них не было официальных выходных в течение года

Фото: Yonhap

/ЕНВ/ Предполагается, что южнокорейская система разрешений на трудоустройство станет беспроигрышным решением для местных работодателей, пытающихся найти рабочих, и для азиатских рабочих, ищущих более высокооплачиваемую работу за границей.

Однако 16-летняя система подверглась критике за то, что она делает работников уязвимыми для злоупотреблений и даже "рабской" эксплуатации со стороны работодателей.

В центре спора - положение в южнокорейском законодательстве, которое фактически запрещает работникам менять место работы.

В июле Национальная комиссия по правам человека Южной Кореи провела проверку условий труда 63 членов рыболовных бригад-мигрантов на островах у западного побережья страны и обнаружила, что они работают в среднем по 12 часов в день с перерывами менее часа.

Около 90% рабочих заявили, что у них не было официальных выходных в течение года. Их среднемесячный доход составлял около 1,87 млн вон. Исходя из минимальной заработной платы, они должны были получать в среднем 3,09 млн вон плюс значительные суммы за сверхурочную работу. В шести случаях у рабочих-мигрантов конфисковали паспорта и в 23 случаях забирали банковские книжки.

Запущенная в 2004 году система разрешений на трудоустройство стала важной платформой для привлечения иностранных рабочих из 16 стран для решения проблемы нехватки рабочей силы на малых и средних фирмах в обрабатывающем, сельскохозяйственном и рыболовном секторах. Южнокорейские рабочие часто избегают этой низкоквалифицированной работы из-за плохих условий труда и низкой оплаты. В настоящее время в Южной Корее по EPS находится около 248 тысяч трудовых мигрантов.

Правительство Южной Кореи ежегодно рассматривает нехватку рабочей силы в каждой отрасли и устанавливает квоту для приема иностранных рабочих в зависимости от потребностей работодателей. Государственное агентство, расположенное в каждой стране, отбирает рабочих-мигрантов на основе их уровня владения языком.

Трудящиеся-мигранты прибывают в Южную Корею с контрактом, который изначально позволяет им работать до трех лет. Если их работодатели согласны, они могут продлить контракт на год и 10 месяцев. Если они будут считаться "прилежными работниками", они получают возможность повторно въезжать в Южную Корею и проработать еще четыре года и 10 месяцев.

Им разрешается менять рабочее место только до трех раз за время пребывания и только в исключительных случаях. С согласия работодателя работник может расторгнуть контракт и перейти в другое место. В противном случае работники должны предъявить доказательства того, что с ними плохо обращались или им недоплачивали, или что их существующие рабочие места должны быть закрыты.

По словам активистов, о тех, кто уходит с работы без согласия работодателя, сообщается в полицию как о нелегальных иммигрантах, и их могут депортировать.

Чон Джин А, юрист адвокатского бюро Be Life, считает, что EPS нарушает основные права рабочих.

"EPS предназначена для трудящегося-мигранта, работающего до девяти лет и восьми месяцев на одного работодателя. Трудящийся-мигрант подписывает трудовой договор перед въездом в страну и даже до встречи со своим работодателем на основании ограниченной информации о контракте", - отметила она.

По ее словам, система создана только для удобства правительства - чтобы управлять мигрантами и удовлетворить требований работодателей.

"Это не отражает прав человека трудящихся-мигрантов", - сказала Чон, представляющая пятерых трудящихся-мигрантов, подавших петицию в Конституционный суд Южной Кореи в марте. В обращении рабочие утверждают, что пункт EPS, запрещающий трудящимся-мигрантам менять место работы, нарушает основные права, гарантированные Конституцией страны, и равносилен принудительному труду.

Министерство труда и занятости Южной Кореи, со своей стороны, утверждает, что эти спорные ограничения необходимы для того, чтобы система не превратились в маршрут нелегальной иммиграции.

Основная цель EPS - облегчить нехватку рабочих мест для малых и средних работодателей, а трудящиеся-мигранты могут въехать в Южную Корею только тогда, когда есть работодатель, который их нанял, сообщает министерство.

Ву Сам Ёль, директор Центра трудящихся-мигрантов Асан, сказал, что Южной Корее пора признать тот факт, что она бесчеловечно обращается со рабочими-мигрантами.

"Мы не можем отрицать, что мигранты привязаны к своим работодателям, и их условия аналогичны условиям жизни рабов", - сказал он.

Независимо от того, является ли человек иностранцем или нет, никто не должен стать жертвой принудительного труда, и каждый заслуживает справедливой оплаты за свой труд, добавил он.

Наряду с борьбой в Конституционном суде Южной Кореи рабочие-мигранты и их защитники призывают к пересмотру системы разрешений на работу.

Поделиться:

Наверх