Читать 5 мин. 20 сек.В мире

Сможет ли Африка сотворить аналог китайского экономического чуда?

Сможет ли Африка сотворить аналог китайского экономического чуда?
Эксперты отмечают, что африканские страны и КНР являются давними друзьями

Рабочие

Фото: Xinhua

Поскольку большая часть мира сосредоточилась на военной технике, выставленной Пекином 1 октября в ознаменование 70-летия правления Коммунистической партии, для некоторых африканских стран празднование также дало представление об успехе, которого они могли бы однажды достичь, следуя китайским политическим и экономическим действиям, сообщает ЕНВ.

По данным Пекина, после двух десятилетий быстрого роста двусторонней торговли Китай стал крупнейшим торговым партнером Африки.

Пара также становится все более тесно связанной с амбициозным планом развития торговли и инфраструктуры Пекина, известным как инициатива «Один пояс — один путь», которая привела к строительству многочисленных проектов, финансируемых Китаем, таких как автомагистрали, плотины и железные дороги, на африканском континенте.

Но влияние Китая выходит далеко за рамки экономики. В течение десятилетий у него были тесные связи с политическими группами, которые участвовали в борьбе африканских наций за независимость, такими как Фронт национального освобождения Анголы и Африканский национальный союз-патриотический фронт Зимбабве, который в настоящее время является правящей партией в южной нации.

Профессор Мартин Рупия, глава отдела инноваций и обучения Африканского центра конструктивного разрешения споров в Дурбане, сказал, что одной из причин этих связей было то, что Китай считал себя бывшим третьим миром и колонизированной нацией.

«У Китая были прочные связи с Анголой, Зимбабве, Танзанией и другими африканскими государствами, которые должны были пройти освобождение для достижения государственности», — пояснил он.

Дэвид Шинн, американский дипломат и адъюнкт-профессор международных отношений в Школе международных отношений Эллиотта при Университете Джорджа Вашингтона, заявил, что межпартийные отношения между африканскими странами и Китаем начались в 1950-х и 1960-х годах.

Пекин также поддерживает отношения с Африканским национальным конгрессом, который правит Южной Африкой с 1990 года, хотя Шин уточнил, что нашел эту связь «несколько удивительной», учитывая, что африканская страна «относительно демократична и следует другой экономической модели, нежели китайская».

По словам Грега Бразински, профессора истории и международных отношений в Университете Джорджа Вашингтона в столице США, основы отношений Китая с Африкой были заложены во время холодной войны, когда огромный континент рассматривался как поле битвы между Востоком и Западом.

В своей книге 2017 года «Победа в третьем мире, китайско-американское соперничество во время холодной войны» Бразински сказал, что Китай «верит в революционный потенциал Африки и решил поддержать страны в их национальном освобождении».

Пекин продолжал поддерживать революции в Анголе, Занзибаре, Алжире, Конго и некоторых западноафриканских странах Но только в 1970-х годах Китай смог укрепить свой политический капитал в Африке благодаря развитию железной дороги Танзания-Замбия. Давние отношения между Китаем и Танзанией были отмечены в прошлом месяце, когда президент Китая Си Цзиньпин наградил медалью за дружбу (высшую честь, которую Пекин может оказать иностранцу) бывшего премьер-министра африканской нации Салима Ахмеда Салима.

Когда Салиму было всего 27 лет, он стал послом Танзании в Китае, а в 1971 году, как постоянный представитель своей страны при Организации Объединенных Наций, он возглавил кампанию по восстановлению места Пекина во всемирном органе.

Шинн сказал, что с момента своего создания Коммунистическая партия Китая установила отношения с 81 правящей и оппозиционной политической партией в Африке. По его словам, африканских правителей привлекло то, что они считали силой нисходящей модели правления партии.

В прошлом году партия провела двухдневную конференцию в Дар-эс-Саламе, чтобы «углубить обсуждение и обмен мнениями по философии управления и развитию», в которой приняли участие представители более 40 политических партий из 36 африканских стран.

Эфиопия — одна из стран, на которую, похоже, повлияла экономическая модель Китая. Хотя в стране практикуется многопартийная демократия, премьер-министр Абий Ахмед и его правящий Народно-революционный демократический фронт Эфиопии использовали управляемый государством капитализм в пекинском стиле — например, для защиты ключевых отраслей экономики, таких как банковское дело и телекоммуникации, от внешней конкуренции — для стимулирования экономического роста.

Еще один поклонник китайской модели — президент Намибии Хейдж Гейнгоб, который в прошлом месяце выступил в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

«Каждый раз, когда вы идете [в Китай], вы видите перемены… новые здания, новые города, новые автомагистрали, куда бы вы ни пошли», — заявил он.

Шинн сказал, что, хотя Коммунистическая партия Китая активно действовала в Африке, поскольку она «представляет собой вершину власти в Китае», гораздо сложнее «определить африканские страны, на которые повлияла китайская идеология».

Nvl Новости Восточной Ленты
автор статьи пожаловаться на статью