58,71 ↑ 100 JPY
90,51 ↓ 10 CNY
63,72 ↑ USD
53,49 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-3° ветер 4 м/c
EN
10 декабря
Вторник

Политика /
Интервью

Политологи прокомментировали "год власти" дальневосточных губернаторов

Эксперты обсудили глав Приморья, Забайкалья, Сахалина и Хабаровского края

губернаторы и путин Фото: Kremlin

Прошел год с момента вступления в должность главы Приморского и Хабаровского краев Олега Кожемяко и Сергея Фургала соответственно. Оба политика (пусть и разными путями) стали губернаторами своих регионов в условиях феномена 2018 года - дальневосточного протеста. В этом же году главами Забайкальского края и Сахалинской области были избраны Александр Осипов и Валерий Лимаренко. Об итогах первого года правления "новых дальневосточных властей" рассказал ведущий политолог Дальнего Востока Юрий Коломейцев и заместитель директора Центра социальных инноваций "Черный куб", политолог Дмитрий Полозов, сообщаеет ЕНВ

С чего все-таки начался протест на Дальнем Востоке - с Приморья или Хабаровского края?

Дмитрий Полозов: Нельзя сказать, что до 2018 года в этих двух регионах не было протеста. Даже можно утверждать обратное – ввиду стабильных электоральных позиций "коммунистов" в Приморье и ЛДПР в Хабаровском крае на протяжении последних нескольких лет, именно в двух южных регионах этот "дальневосточный протест" и мог выплеснуться. Для смены власти в регионе одного недовольства недостаточно: нужны выразители протеста среди оппозиции.

С какого именно региона начался "дальневосточный протест" - вопрос, конечно, интересный, но ответить на него невозможно. Прежде всего, из-за различия в этимологии протеста в Приморье и Хабаровском крае. В первом случае к фактическому поражению на выборах Андрея Тарасенко привели фатальные ошибки его команды технологов и внутриполитического блока администрации края. Во втором случае, сказалась усталость жителей Хабаровского края от руководства регионом Вячеслава Шпорта и появление более амбициозного кандидата от ЛДПР.

С назначением Олега Кожемяко на пост врио губернатора Приморья в прошлом году протестная ситуация в регионе стихла?

Юрий Коломейцев: Скорее нет, чем да. Кожемяко переехал в Приморье после проваленных предыдущими властями края выборов. Но дальнейшая ситуация показала, что "коммунистов" во власти края не хотели видеть не только в Кремле, но даже сам ЦК КПРФ и ее лидер. Иначе нельзя объяснить слив партии на повторных декабрьских выборах. Именно наличие протеста в Приморье вынудило технологов из администрации президента идти на переговоры с "коммунистами".

Результат, как мы видим, для власти оказался успешным. "Оппозиционные" элиты показали свою полную неспособность бороться за власть, даже при наличии серьезного протестного ресурса. До сих пор остается непонятным, почему на многих участках в Приморье 16 декабря 2018 года, у кандидатов, к примеру, были одинаковые (с точностью до долей процента!) результаты. После дня голосования понятно было одно: протест в Приморье продолжался и справиться с ним можно было только жесткими административно-командными методами.

А уже после дня голосования бастовать никто не собирался. Главным образом, элиты и участники выборов в этом заинтересованы не были. А если не будет обиженных несправедливостью, то и народ не выйдет на улицы, тем более перед Новым годом.

Сказался ли протест на реальных рейтингах Кожемяко в тот момент?

Дмитрий Полозов: Да, данные наших опросов показывали, что негатив к концу прошлого года в отношении Кожемяко усиливался. Команда приезжих технологов решила играть на "националистических" чувствах приморцев и их региональном патриотизме - против москвичей и китайцев, которые, дескать, виноваты во всех бедах местных жителей. Но оказалось, что национализма в Приморье практически нет, да и к неместным вражды у приморцев с годами поубавилось - сами многие стремятся на запад страны.

Юрий Коломейцев: Поэтому лучшим решением для команды Кожемяко после выборов было пропасть из информационной повестки после выборов, но сделано это было не из какого-либо "холодного расчета", а ввиду закрытости самой команды губернатора, ее нежелания идти на диалог с другими участниками политического процесса в Приморья. То же самое наблюдалось во время губернаторства Кожемяко в Амурской и Сахалинской областях.

Когда же губернатор вышел из "заслуженного" отдыха, чистка старых элит в Приморье продолжилась. Этот процесс не закончился и идет до сих пор. Сейчас костяк команды Кожемяко составляют люди, с которыми тот работал на Сахалине и в Амурской области.

Дмитрий Полозов: Добавлю, что закрытость команды Кожемяко отрицательно влияет и на экономику региона. Наиболее жестким ударом по инвестиционному климату Приморья при новом губернаторе стало исключение "Роснефтью" проекта ВНХК в Партизанском районе из инвестиционного плана компании. "Роснефть" сослалась на нерентабельность проекта в рамках произошедшего налогового маневра. Компания предложила органам власти проработать вариант послаблений для компании, но пока реального отклика не получила. Кроме того, существенно затянулись сроки реализации МТК "Приморье-2", соинвесторами которого также выступает китайская сторона.

Эти и многие другие проблемы необходимо решать в приоритетном порядке, и здесь бы пригодилась "инициативность" Кожемяко, "благодаря которой" произошла отмена установок кнопок "ГЛОНАСС" и получение Владивостока статуса столицы Дальневосточного федерального округа во время предвыборной кампании губернатора.

Фургал - единственный дальневосточный губернатор, который победил благодаря протесту, а не вопреки ему. Верно?

Юрий Коломейцев: Отчасти да, но ситуация с Сергеем Фургалом показывает, что на одном протесте губернатором не станешь. Во-первых, в отличие от ситуации с Ищенко в Приморье, предыдущие власти Хабаровского края заведомо признавали его в качестве равного соперника, а ЛДПР в Хабаровске действительно работала на результат в отличие от той же КПРФ в Приморье. Во-вторых, сам Фургал заручился поддержкой многих местных элит (той же команды экс-губернатора Виктора Ишаева). В третьих, семья Фургала не такая богатая, как у Кожемяко, но и не такая бедная, как у оппозиционеров из других российских регионов (этот фактор я бы выделил только третьим по значимости, так как те же Коновалов и Сипягин в прошлом году вопреки этому стали губернаторами в Хакасии и Владимирской области).

Придя к власти, Фургал, в отличие от Кожемяко, продолжал находиться в борьбе с предыдущей властью в лице городской администрации, Законодательного собрания и обладающих аппаратным весом людей Вячеслава Шпорта. Громкие посадки представителей обеих сторон продолжались до весны - до начала подготовки к выборам в краевое Заксобрание. В то же время в команду самого Сергея Фургала сегодня входят представители всех предыдущих элит - но только те, кто принял правила новой "игры".

Дмитрий Полозов: Обещанных проблем в регионе Фургал пока не решил, но протест в отношении ЕР сохранить сумел (в рамках той самой борьбы, о которой сказал Юрий Юрьевич). Команда Фургала тоньше поняла, что нужно хабаровчанам. Она отказалась от антикитайской и антимосковской повестки (хотя соблазн был даже большим, чем в Приморье) и сосредоточилась на личностном пиаре губернатора, "борющегося с системой". В результате по итогам выборов этого года ЛДПР стала правящей партией на уровне региона, заняв большинство мест в Заксобрании.

Поможет ли новый политический курс привлечению инвестиций в регион?

Дмитрий Полозов: В сентябре губернатор Фургал получил важный инструмент в формировании единой экономической политики - думское большинство в Законодательном Собрании региона, поэтому пока на этот вопрос определенно ответить сложно.

Но экономические итоги года правительства Фургала не утешительны. Индекс промышленного производства за этот период сократился на 3,2%. Резкость Сергея Фургала нередко идет во вред привлечению инвестиций в регион. В частности губернатор фактически свернул несколько проектов по строительству торговых центров, гостиниц и аквапарка, в целесообразности которых усомнился.

Почему Александра Осипова, который на прошедших выборах заручился поддержкой почти 90% избирателей Забайкалья, вы также называете избранным в условиях протестной ситуации на Дальнем Востоке?

Юрий Коломейцев: Во-первых, в Забайкалье по итогам думских выборов 2018 года образовался "оппозиционный" парламент, в котором у "Единой России" 21 мандат из 50, что автоматически означало проблемы для того, кто пойдет в губернаторы от власти - будь то прежний губернатор Наталья Жданова или назначенный вместо нее Александр Осипов.

Поэтому нового главу Забайкалья в этом году вели по "схеме Кожемяко" - с зачисткой оппонентов и программой по комплексному решению проблем ЖКХ. Выбор был связан с тем, что кампанией Осипова занималась разношерстная "бригада" из Приморья, куда вошли и представители команды экс-губернатора края Миклушевского, и люди из штаба и администрации Кожемяко, которые после выборов новому приморскому губернатору оказались не нужны.

На "злого полицейского" Осипов, в отличие от Кожемяко, похож не был, поэтому был выбран вариант "доброго правителя" со своими "растроганными чувствами" и "слезными эмоциями". Антимосковскую и антикитайскую повестку по этой причине отложили в сторону (хотя опять же, соблазн был).

Дмитрий Полозов: Результат в 90% стал возможен после проведенной работой над ошибками после кампании Кожемяко. Это подтверждают данные социологических опросов: рейтинг одобрения Осипова был в районе 40-50%, не больше.

В Забайкалье в отличие от Приморья команда врио смогла объяснить протестному электорату, почему необходимо голосовать за Осипова. "Потому что нет альтернатив" / "потому что Осипов - "добрый и порядочный" человек" / "потому что управленец, который добился всего сам, а не представитель капитала" – вариантов для "отмазок" от протестного голосования было уйма, поэтому протест ушел не к оставшимся оппонентам Осипова, а к нему самому.

Можно ли говорить о том, что в целом стиль управления Осипова похож на методы Кожемяко?

Юрий Коломейцев: Ни в коем случае. В формировании команды Осипов пошел скорее по пути Фургала, нежели Кожемяко. Сейчас в Забайкалье работает не только "десант из Приморья", но также старые элиты и, конечно, люди из дальневосточного полпредства и Минвостокразвития. Сам Осипов - выходец из команды экс-министра Галушки.

Вы сказали, что команда Осипова отказалась от антикитайской повестки, но как же быть со строительством целлюлозно-бумажного завода, проект которого может быть свернут при непосредственном участии губернатора?

Дмитрий Полозов: Важно отметить, что Осипов сделал заявление о возможном расторжении договора аренды уже после выборов губернатора, а, значит, мы не можем рассматривать его действия в качестве предвыборных.

Но если рассуждать в целом, то с точки зрения экономики такое решение - не лучший вариант. Китайский инвестор уже вложил почти 30 млрд рублей и еще 13 - планирует инвестировать в ближайшие годы. Как сообщают СМИ, губернатора не устроил тот факт, что проект длится с 2003 года, хотя на самом деле активные строительные работы начались с 2015 года.

Результат Валерия Лимаренко на выборах губернатора Сахалинской области сопоставим с итогами голосования на выборах губернатора Приморья у Кожемяко. Можно ли сказать, что выборы в двух регионах развивались по схожему сценарию?

Юрий Коломейцев: Нет. После неудачного назначения Андрея Тарасенко главой Приморья, Кремль долго "примеривал" на возможных кандидатов аналогичный пост в Сахалинской области. 2,5 месяца регион жил без губернатора, и новому ставленнику Москвы - Валерию Лимаренко - здесь были не очень рады. Оказалось, что отсутствие руководителя порой хуже, чем его присутствие.

Во многом ситуацию спасло то, что из тех дальневосточных регионов, о которых идет речь в этом интервью, Сахалин - исторически наименее протестный субъект. Но даже в нем команда московских технологов сумела создать протестный областной центр - на прошедших выборах южно-сахалинцы Лимаренко не поддержали, в отличие от жителей остальной части области.

Дмитрий Полозов: Негатив на Сахалине начал скапливаться еще во времена губернаторства Кожемяко. При нем значимая часть доходов области была перераспределена в сторону федерального центра, и зарплаты в бюджетной сфере начали падать. Но Кожемяко был дальневосточником, а Лимаренко - нет, этот фактор также играл не в пользу кандидата Кремля.

Отмечу, что негатив вокруг Лимаренко, не позволил губернатору в полной мере сконцентрироваться над решением экономических вопросов. В частности, при нем произошел провал российско-японских инвестиционных переговоров по Курилам. Японцы не согласились на инвестиционные проекты российской стороны по строительству гостиниц и мусороперерабатывающего завода.

Юрий Коломейцев: В плане формирования команды Лимаренко также не пошел по пути Кожемяко, да и не мог. Если второй пришел в регион "от безвыходного положения", якобы "спасть ситуацию", то, что касается Лимаренко, своим назначением Кремль словно дал ему "одолжение". В его случае ни о каком дополнительном карт-бланше, сопоставимом с тем, что имел перед выборами Кожемяко, речи не могло идти.

После победы Олега Кожемяко на губернаторских выборах в Приморье, часть его прежней команды переехала на новое место работы в администрацию Приморского края. Часть вакантных мест в правительстве Сахалина заняли присланные Москвой люди. Многие позиции остались за представителями местной элиты (например, недавно премьер Алексей Белик избавился от приставки и.о.). Подобная модель формирования элит применялась во время губернаторства предшественника Кожемяко в Приморье - Андрея Тарасенко. Тому тоже Кремль в свое время сделал "одолжение", и ничем хорошим это не кончилось.


Наверх
Яндекс.Метрика