65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 6 м/c
15 июня
Вторник

Общество

В Сидней и обратно

Олимпийские заметки Ирины Русляковой

Кто может рассказать об Олимпиаде лучше ее участника, который, кроме парадно-праздничной фасадной части, был за кулисами событий, переживал чувства, не знакомые простому зрителю и болельщику. Своими сиднейскими впечатлениями с нашим читателем согласилась поделиться владивостокская бадминтонистка Ирина Руслякова, участница Олимпиады в Сиднее.

В ожидании чуда

Сидней для меня начался с негативных эмоций. Дело в том, что добираться на Олимпиаду пришлось через Москву. Конечно, была возможность отправиться на Игры из Владивостока, тем более что отсюда летело немало спортсменов, но в российской федерации бадминтона мне почему то не разрешили. Пришлось сначала лететь в Москву, а уж оттуда с командой через Токио в Сидней. Перелет был ужасно утомительным, радовало только то, что пассажиров в самолете было немного и можно было занимать целый ряд сидений. В Японии нам пришлось еще 10 часов провести в аэропорту в ожидании рейса, что тоже не добавляло оптимизма.

Все улетучилось, наверное, только на церемонии открытия Игр. Невозможно описать чувство, которое возникает, когда выходишь на переполненный стадион в команде своей страны. А еще прекрасные впечатления остались от ожидания этого момента. Сборные всех стран были собраны в огромном зале для гимнастики. Церемония уже шла, но до момента выхода команд еще было далеко. Нам выдали сухой паек, чтобы не проголодались - сэндвичи, фрукты, салатик. Перекусили и давай веселиться. Сначала волну запускали, кто-то что-то показывал, пели. Потом начали вызывать команды на выход по алфавиту, и мы пошли.

Деревня, но Олимпийская

Когда мы заселялись в маленькие домики, из которых, собственно, и состоит Олимпийская деревня, нам объяснили, что все коттеджи здесь уже распроданы и будут заселены после нашего отъезда. Вообще все, что было построено в Сиднее, сделано не только действительно хорошо, но и с расчетом на дальнейшую прибыль. Будь то новый жилой район в деревне, или маленькие кафешки в Олимпийском парке - все останется на своих местах и будет функционировать после Игр. Коттеджи совсем небольшие. В каждом размещали человек по 10, по двое в комнате. На каждую команду отводилось столько мест, сколько человек в списке официальной делегации. У России получился в деревне свой район.

Обстановка в комнатах достаточно простая, но все необходимое имеется. Я жила в комнате со своей партнершей Мариной Якушевой, а наши окна выходили прямо в тот дворик, где наша национальная сборная проводила свои официальные мероприятия, награждения, поздравления и т.д. Смотреть можно было прямо из окна, но как-то не довелось. То тренировки, то игры, то болеть ходили за своих, а то просто гуляли по городу.

Встречи

Было очень приятно, что за нас приходили болеть эмигранты. Они изо всех сил стремились пообщаться, долго нас не отпускали и были страшно рады поговорить по-русски, приглашали в гости. Но больше всего меня обрадовало появление на трибуне наших владивостокских болельщиков. Прямо в один миг настроение поменялось и даже сил прибавилось.

Впечатлила Светлана Хоркина. Очень непосредственная девушка, безо всякого налета звездности. Сама к нам подошла, разговорились. Мы за нее очень переживали, когда она упала на бревне и ходила по деревне, плакала. Потом, когда у нее остался один вид - брусья, Света пошла и постриглась очень коротко - практически наголо. И выиграла! А вот Кафельников не понравился. Конечно, его можно понять - звезда, но ведь у других заносчивости из-за своих успехов не было. У нас с ним произошла забавная встреча. Он стоял в компании своих товарищей, разговаривал, а тут мимо идет Марина с зачехленной ракеткой. На первый взгляд похожа на теннисистку. Кафельников сразу спросил: "А это кто еще?" Ему ответили: "Бадминтон". И он сразу так, без интереса: "А-а, бадминтон..."

Продолжение в следующем номере

Поделиться:

Наверх