66,70 ↑ USD
75,25 ↑ EUR
98,39 ↑ 10 CNY
16 февраля
Суббота

Видео /
Общество

НЕЛЮБИН.LIVE: Зачем Приморью хранить ядерные отходы?

Журналист Владимир Ощенко рассказал о ситуации вокруг строительства центра кондиционирования радиоактивных отходов в Фокино

Сетевое издание "Ежедневные новости Владивостока" продолжает цикл информационно-аналитических передач "НЕЛЮБИН.LIVE". Ведущий Сергей Нелюбин в студии ЕНВ еженедельно в "отвлеченном" режиме обсуждает актуальные темы региона с ведущими дальневосточными аналитиками и блогерами. Очередным гостем программы выступил приморский журналист Владимир Ощенко, который уже на протяжении десяти лет занимается проблемой ядерных захоронений в Приморье.

Новость о создании центра хранения ядерных отходов в Приморье вызвала широкий общественный резонанс. Насколько это опасно для региона?

Во-первых, ядерная промышленность и вооружение – это всегда опасно. События в Хиросиме и Нагасаки всем все показали еще 1945 году. После этого было еще большое количество ядерных катастроф – в Чернобыле, на АЭС Три-Майл-Айленд, в одном ряду также строит трагедия 10 августа 1983 года в приморской бухте Чажма.

Но катастрофа в 83-м была жестко засекречена. Тогда повезло Приморскому краю – ветер дул в сторону моря, а не на континент, поэтому прямых жертв среди гражданского населения удалось избежать. Погибли только 10 человек – 9 офицеров и один матрос, которые пергружали ядерное топливо в реакторе подводной лодки Ка-431. При перегрузе тепловым ударом сорвало крышку, и эти 10 человек фактически "испарились".

Те твердые ядерные отходы, о которых сегодня идет речь, – это, в основном, последствия катастрофы в Чажме 1983 года.

В 93-м году, когда уже развалился Советский Союз и мировое сообщество получило от руководства Российской Федерации в лице президента Бориса Ельцина декларации о том, что мы хотим разоружаться, жить мирно и в согласии со всеми своими соседями, между Россией и Японией было подписано соглашение о ядерном разоружении. И оно по-прежнему действует.

Ввозить из-за границы какие-либо радиоактивные материалы никто не будет. Прежде всего, потому что это тупо запрещено законом РФ и считается уголовным преступлением. Речь-то идет о лишь о том, чтобы построить этот центр кондиционирования и долговременного хранения твердых радиоактивных отходов для того, чтобы прибрать тот хаос, который с 60-х годов там есть.

Я в этой теме оказался не потому, что я интересуюсь ядерной физикой. Я просто снимал фильм "Орден прочного корпуса" об экипаже первой атомной подводной лодки Тихоокеанского флота Ка-45. И в 2009 году я впервые оказался на территории ДальРАО (Дальневосточного центра по обращению с радиоактивными отходами).

На самом деле ДальРАО основан на территории бывшей БТБ (береговой технической базы) Тихоокеанского флота, где обслуживались атомные подводные лодки. Там находится бухта Чажма, в которой "долбануло" Ка-431, там находится бухта Разбойник, в которой стояли в воде десятки трехотсечных блоков. В центре – реакторный отсек и еще два отсека – для поддержания блока наплаву. На воде эти лодки хранились десятилетиями.

На территории БТБ есть могила людей, а не радиоактивных отходов – тех самых 9 офицеров и матроса, которые погибли при Чажминском взрыве. Их даже побоялись хоронить на кладбище в поселке Тихоокеанский. Их похоронили вместе с радиоактивными отходами. И там лежит 30 тыс. тонн зараженного грунта, который собрали ликвидаторы Чажминской аварии.

Автор фото: Владимир Ощенко

Там же есть бетонные траншеи, в которых по словам первого директора ДальРАО, вице-адмирала Николая Ивановича Лысенко лежат "фонящие" лопаты и кирки ликвидаторов, костюмы химзащиты, противогазы, леса и опалубка от танкера Т-50, который возил жидкие радиоактивные отходы.

То есть это все зараженное?

Это все "фонит". Конечно, это все сейчас спрятано под всякими бетонными конструкциями, засыпано незараженным грунтом. То есть это все законсервировано. Я сам там ходил с дозиметром. Могу сказать, что на центральной площади Владивостока фон выше.

Почему (смеется)?

Потому что мраморные плиты имеют больший радиационный фон. А там стоит памятник Борцам за власть Советов.

И тот центр кондиционирования и долговременного хранения твердых радиоактивных отходов – это технология прибрать то, что там и так есть.

То есть задача – не ввозить что-то сюда, утилизировать и прятать также, а ликвидировать существующий уровень опасности.

Да, предприятие ДальРАО работает эффективно. На фотографиях, которые я делал тогда в 2009-2010 годах видно, что вся бухта Разбойник заставлена этими трехотсечными блоками. Сейчас этого всего нет – все стоит на твердой бетонной основе. Предприятию понадобилось всего 5-6 лет, чтобы поднять все 73 блока на поверхность со скоростью 1-2 отсека в месяц.

Автор фото: Владимир Ощенко

Депутат Государственной Думы Андрей Андрейченко обратился к Трутневу о том, чтобы перенести этот центр и хранилище из Приморского края куда-то. Но только куда?

Если следовать логике депутата Государственной Думы, то туда же надо перевезти те самые 30 тыс. кубометров зараженного грунта, эти бетонные траншеи, которые выкопаны в 83-85-м годах, 73 блока на бетонной подушке.

Кроме того, там есть объект под названием "Укрытие" – та самая лодка Ка-431, которую поставили под контролируемое хранение. То есть ее не стали резать, в отличие от реакторов, которые были остановлены в штатном порядке. Потому что неизвестно, что там происходит. До сих пор человечество многих вещей не знает.

И эти одноотсечные блоки должны стоять в режиме контролируемого хранения 70 лет. В Мурманске на аналогичном предприятии для Северного флота я спрашивал: а через 70 лет что? Они говорят: а мы не знаем, на этот вопрос будут отвечать другие поколения.

Это трагично для Приморского края, что единственная ядерная катастрофа на Дальнем Востока, произошла у нас. Нельзя же это место вырезать с карты и перенести в другой регион.

Наверное, это нереальные затраты.

При этом, уже лет пять Приморье, согласно оценкам МАГАТЭ, является безъядерной территорией. На территории Приморского края не находится ни одного грамма ни отработанного ядерного топлива, ни оружейного ядерного материала, ни одного грамма плутония, урана и т.д. Это все уже вывезли в Челябинск, Озерск, на предприятие "Звездочка".

Сейчас обсуждают вопрос заключения мирного договора между Россией и Японией. Ведется диалог о возможной передаче двух островов, согласно договору от 1956 года. И тут возникает вопрос о создании этого центра с участием японской стороны. Это как-то может быть взаимосвязано или это совпадение?

В Фокино общественные слушания по строительству центра долговременного хранения твердых радиоактивных отходов проходили еще в апреле прошлого года. Местное население хорошо знакомо и с повышенной степенью онкологических заболеваний. Там люди с дозиметрами походили и все пощупали своими руками. И они признали, что необходимо строить этот центр. И о мирном договоре тогда еще никто всерьез не поминал.

Я думаю, что это, скорее всего, стечение обстоятельств, хотя я в это не верю. Я думаю, что Росатому необходимо закупить какое-то оборудование в Японии и вывести японцев из-под вероятного удара от антироссийских санкций. Вот такая хитрость нашего правительства, но оно такие вещи должно всегда объяснять своему народу.

29 декабря правительство подписывает какое-то постановление №3009, где написано два предложения о начале переговоров по строительству центра кондиционирования и долговременного хранения твердых радиоактивных отходов. От самого названия у людей волосы дыбом становятся.

Что такое кондиционирование? Это не проветривание, это сжатие. То есть эти 30 тыс. кубометров зараженного грунта необходимо превратить в меньшее количество. То, что можно – дезактивировать, то, что нельзя – спрятать и запаковать.


Наверх