65,55 ↑ 100 JPY
11,28 ↑ 10 CNY
72,50 ↑ USD
64,13 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 8 м/c
18 июня
Пятница

Общество

СПАССК НА КРОВИ

Это уголовное дело расследовалось в Спасске. От начала следствия до приговора суда прошло четыре с лишним года. В конце нарисовалась страшная картина деятельности оргпреступности в отдельно взятом районе. Масштабы ее поражают...

СПАССК НА КРОВИ

Скромный приморский город подарил отечественной криминалистике уникальное преступное сообщество

Пусть вам станет так же страшно, как мне, когда я готовил этот материал. Преступность сама по себе страшна, но то, с чем мне пришлось столкнуться при расследовании этого дела, внушает не просто страх - скорее, чувство обреченности. Частные случаи, трагедии людей, жестокие подробности событий говорят о том, что в ходе криминализации страны сложилось нечто большее, чем "просто" оргпреступность. Ее уже нет. Вместо банальных рэкетиров, бандитов и убийц появились обаятельные интеллектуалы, настоящие академики преступлений. Они гораздо хитрее государства. Они богаче любого правоохранительного органа. Они, используя пробелы в праве, привлекают профессионалов высочайшего класса, их практически невозможно поймать и посадить. Короче, мы против них сегодня бессильны. Преступность мутировала и стала непобедимой. Данный случай вполне достоин занять место в истории криминальной и коррумпированной России. И произошло это не в столице нашей родины, а в небольшом приморском городке Спасске-Дальнем...

Вымогательство как система

Жил в селе Яковлевка предприниматель Александр Трусов. "Хорошо живет человек, богато", - говорили люди, глядя на его массивную золотую цепь, перстень и джип. Завидовали. Никто не знал, что Трусов доживает последние дни - он погиб от руки киллера, будучи вовсе не крутым, а несчастным, затравленным, загнанным в угол существом. Мафия высосала из него все соки, сломала, превратила в жалкого раба и в конце пустила в расход. Но Трусов был вовсе не единственной жертвой системы. Он был первым, кого она перемолола.

В конце 93-го - начале 94-го Спасск-Дальний жил достаточно активной деловой жизнью. Работали предприятия, развивался бизнес, предпринимательство росло, как на дрожжах. Люди заколачивали деньгу на всем, что можно. И мало кто отдавал себе отчет в том, насколько это опасно - преуспевать. Абсолютно ничем и никем не защищенные предприниматели попадали под пресс организованных группировок. Малый и средний бизнес платил своим "крышам" поголовно и считал, что так и должно быть. Но для некоторых группировок тупой рэкет был слишком примитивен. То есть и им, конечно, не гнушались, но настоящие ДЕНЬГИ приносил не он.

Любая фирма - это люди. А люди слабы. Этот постулат оргпреступность знала и использовала в своих целях всегда. Павел Самойленко находить подходы к людям умел. Талант у него есть такой. По словам начальника ООП Спасского горУВД Анатолия Александрова, Самойленко - очень обаятельный человек, всегда цивильно одетый, симпатичный, интеллигентный, преуспевающий. Для своих "клиентов" он обычно сразу становился закадычным приятелем, отзывчивым партнером, другом семьи. Трудно было такому человеку в чем-то отказать.

Следователь спасского РОВД Виктор Палтусов нарисовал схему, по которой действовали Самойленко и Ко. Формально все они были респектабельными бизнесменами. Например, Павел Самойленко официально являлся директором ТОО "Перспектива" и ООО "Бизнес-клуб". Его офис на улице Русской во Владивостоке был современно и со вкусом обставлен. Там имелись и приемная, и залы, и забавный глухой земляной подвал, и холодильная установка на улице. Фирмы занимались, чем положено - извлекали прибыль. Работали командой, в которой в разное время перебывало немало профессионалов своего дела - г-да Пацук, Норин, Катаев, Руднев, Рымашевский, Манатилов, Маргацкий, Бабичук, Голдоберов (кличка Банзай, недавно осужден на 14 лет за убийство) и др. Члены команды внедрялись в руководство крупных фирм. Войдя в состав учредителей или в совет директоров, они подробно изучали финансовое положение предприятия - будующего донора. Когда это положение становилось шатким, на сцене появлялись нежданные "спасители", по-корефански предлагавшие льготный кредит или ссуду. Заполучив таким образом фирму под свой контроль, ее "выжимали" досуха.

Странные и страшные дела творились в Спасске и окрестных городках в 1994 году. Пропадали люди, незаконная вырубка лесов приобрела масштаб стихийного бедствия, наживались миллионы долларов, государство теряло миллиарды. Следователь Виктор Палтусов: "Разумеется, мы знали, чем занимается Самойленко и его присные. Но "подтянуть" его было совершенно не за что - пострадавшие не подавали заявлений. Жены похищаемых предпринимателей звонили нам, умоляли что-нибудь сделать, как-то помочь, но у нас были связаны руки. Появляется пропавший на время коммерсант. Мы видим - запытанный, замордованный, но заявляет, что все нормально, никаких претензий ни к кому у него нет. Смертельно боялись люди. Расправы боялись. Особенно после того, как убили Трусова. С него-то, кстати, все и началось..."

Как делают "дойных коров"

Следователь Палтусов продолжает: "Александр Трусов был директором крупного богатого предприятия, занимался дорожными работами. Техника досталась фирме с советских времен. Деньги у мужика водились. Трусов сошелся с Самойленко, когда у него возникли финансовые трудности. Самойленко охотно согласился помочь - занял нуждающемуся 12 тысяч долларов на месяц. Трусов запустил деньги в оборот, но вовремя отдать не смог. Самойленко тут же поставил его "на счетчик", который накрутил сверх занятой суммы 8 млн рублей. Но Трусов справился - отдал все сполна. Тем не менее в один поганый день ему позвонили и попросили приехать в головной офис самойленковской фирмы. Ничего не подозревавший Трусов приехал и услышал, что должен еще 70 млн! Он было отказался платить, но его избили, пообещали крупные неприятности семье. Фирма Трусова, ТОО "Росса", продала автокран, 260 млн Самойленко поделил с компаньонами".

Прессинг Трусова продолжался около года, пока рэкетиры в конце концов не почувствовали, что человек сломлен и деваться ему некуда. Тогда его стали грузить по-черному. В августе 95-го к нему в Яковлевку приехала братва, без разговоров загрузила в машину и доставила во Владивосток, к Павлу Самойленко. Босс потребовал 20 000 долларов и приказал в целях воспитания послушания дать коммерсанту возможность поработать физически. Трудотерапия проходила в подвале - двое суток Трусов копал землю. Возможно, он думал, что роет себе могилу. После этого Трусов подписал бланки на продажу техники.

Октябрь того года стал для Александра настоящим адом. В одну из тревожных ночей к нему в дом ввалилось несколько человек. Действовали по старому плану: Владивосток - избиение - сутки в подвале - избиение - сутки в холодильнике - снова подвал. После такого прессинга Трусов подписал шесть расписок об обязательстве возврата "долга". На этот раз из него вытрясали уже 200 000 баксов. "Нет у меня таких денег!" - только и успел простонать предприниматель, как опять оказался в подвале с лопатой в руках. Отдал все, что имел - 10 млн рублей...

Но жестокость и коварство системы вымогательства были не только в "доении" Трусова - его вовсю использовали как подставную фигуру при банковских махинациях. Хитроумные комбинации с денежными потоками разрабатывал некий Шевелев, человек в высшей степени интересный. Он был настоящий финансовый гений, в совершенстве знавший все слабые места российского банковского законодательства. Следствие не исключает, что именно он приложил руку к развалу спасского отделения "Промстройбанка". А в связи с делом Трусова на свет выплыла история с отмыванием огромной суммы - 1,8 млрд рублей (по тогдашнему курсу - около 8 млн долларов!). Эти деньги каким-то непонятным образом были выданы банком вконец обнищавшему Александру Трусову якобы на раскрутку его хозяйства. Все бы ничего, только "обеспечение" - имущество ТОО "Росса" - фактически отсутствовало, так как от имущества к тому времени остались одни воспоминания. Каким образом ввели в заблуждение банковского работника-оценщика, неясно. И спросить не с кого - Шевелев эмигрировал в Австралию, где его таланты наверняка нашли самое широкое применение. Зато предельно ясно, кем в этом деле был Трусов - мальчиком для битья, крайним, "буфером" между банком и уплывшими деньгами.

20 декабря Александр Трусов не выдержал. Его давили со всех сторон - банкиры, государство, мафия. Он пошел сдаваться в Яковлевский РОВД.

Как ломаются люди

Рассказывает начальник спасского ООП Анатолий Александров: "Когда Трусов пришел к нам, в нем уже мало оставалось от нормального человека. Он был весь белый, трясущийся, со взглядом затравленного зверя. Сказал, что готов написать заявление, потому что дошел до ручки. Он все время повторял: мне все равно, я больше не жилец. Мы его успокоили, пообещали защиту ему и его семье. Он написал заявление..."

Самойленко арестовали и начали допрашивать. Об убийстве Трусова он узнал в тюрьме. Несчастного коммерсанта убил киллер Стакин. По оперативным данным, на этом профессионале не меньше 19 трупов в разных районах страны. А через некоторое время труп самого киллера нашли на сопке Саманной во Владивостоке. Он был застрелен. Концы, что называется, ушли в воду.

Вымогатели действовали на обширной территории края: Спасск, Лесозаводск, окрестные поселки, удаленные села, таежные поселения лесозаготовителей. Сфера влияния простиралась до Владивостока, где, по некоторым данным, они входили в плотный контакт с "деловыми". Имеются также сведения о покупке недвижимости в престижных районах города. При этом в самом Спасске "нормальных" рэкетиров почти не осталось - не выдержали конкуренции. Практически все предприниматели так или иначе были "завязаны" на группу Самойленко, которая, в свою очередь, держала плотную связь с арсеньевской группировкой Банзая, помогая взаимно людьми и "клиентами". Сейчас можно говорить о том, что значительная часть севера Приморья была под полным контролем организованных преступных формирований.

Доказательная база, собранная Палтусовым и 6-м отделом, оказалась мощной. Всплыли имена еще нескольких жертв деятельности спасской "компании".

Замдиректора ТОО "Аист" Ежов дал показания, что с него требовали 70 тысяч долларов, дом и обещали убить.

Директор того же предприятия Янов сознался - да, разводили, да - избивали. Хотели 70 000 долларов сразу и по 15 000 ежемесячно.

Погосяна, начальника ТОО "Таежное" напрягали на 40 000 баксов, обещали расправиться с семьей.

У Клименкова вымогали 10 000 долларов. В общем, с миру по баксу...

Исход дела, по большому счету, решили показания троих свидетелей - Храмова и семьи Вишневских. С ними удалось встретиться. Правда, Храмов вспоминать пережитое особого желания не проявил. Его можно понять - не всякий выдержит несколько лет жизни в постоянном страхе за себя и свою семью. "За год я постарел на десяток лет, - признался Храмов. - Я был в том подвале, меня заставляли копать землю, пристегивали наручниками, сажали в морозильную камеру... Они хотели, чтобы я отдал им все. Я и так все отдал. Я много лет до этого не употреблял водки. Но эти люди меня сломали. Я просто сдался - полтора года пил, как проклятый. Сейчас малость оклемался - завязал. Я даже не знаю, придут они ко мне снова или нет. После того, что было, что пришлось испытать мне и моей жене, я уже ни в чем не уверен".

Сергей Вишневский придерживается намного другого мнения - он-то уверен, что придут. У него вымогали 20 тысяч баксов и новый "Крузер". Сергей отказался. Его заковали в наручники и бросили на сутки в морозилку. Она не работала, но на улице стоял страшный мороз - гудел февраль. Вишневский тоже копал мерзлую землю, его тоже обещали пристрелить. "Я почти сломался, думал - зачем нужны деньги, если ты без пяти минут труп? Мне пришлось отдать "Крузер". Сейчас вроде как все закончилось, но, я думаю, не навсегда. Таких, как он, работать не заставишь. Он не остановится, будет продолжать..."

Галина Вишневская: "Когда Сергея увели, я сильно разволновалась. У меня был большой срок беременности - состояние представляете какое... Мысли лезли в голову страшные. Я этого Павла пару раз видела, думала, они с моим мужем партнеры, и тут такое... Я поехала во Владивосток, пошла к нему в офис на Русскую. Самойленко меня не принял - какой-то бугай вышел и сказал, что начальник дел с женщинами не ведет. Сколько слез я тогда пролила..."

Как ищут правду

Следствие по делу Самойленко шло совсем не гладко. Пока следователь Палтусов собирал доказательства, Анатолий Александров, по его словам, постоянно ощущал на себе какой-то прессинг. То ему намекнули про некую видеопленку, где он заснят с девицами, то едва не обвинили в организации террористического акта. Бред, конечно, но напряжение создавалось. Александров рассказал, что однажды ему напрямую предложили крупную взятку. Когда он отказался, последовал равнодушный ответ: "Ты не взял - другие возьмут". Называлась даже цифра - 2 миллиарда "старыми".

Но следствие шло трудно не только поэтому. Постепенно стали разбегаться свидетели. Погосян вместе с семьей уехал из Приморья в неизвестном направлении. Кто-то переселился в глухую тайгу, кто-то вообще изчез. И почти все отказались от своих прежних показаний. Хранили молчание даже родные убитого киллером Трусова.

Про суд никто не сказал лучше Галины Вишневской: "Это было просто шоу. Меня спрашивали о чем угодно, только не по существу. Например, какого цвета обои я клеила четыре года назад. Или - почему я поехала в логово бандитов за мужем, будучи беременной? Намек на то, что я плохая мать. Но как я могла не поехать - родной человек в беде! Давили тупыми вопросами, обвинение ни разу ни о чем меня не спросило! Цирк, ей-Богу... Самойленко говорил исключительно по бумажке. Да и на само заседание меня почему-то забыли пригласить - повестка пришла через два дня после начала суда. А еще адвокат Самойленко меня поразил (не Пивоварцев, другой. - Авт.) - он когда-то был прокурором города, большим другом моего отца. Как все меняется..."

Свидетель Храмов, покидая зал суда, спросил - это что, я еще и должен ему остался? Видимо, так, потому что 100 миллионов рублей, которые Храмов посылал своей "крыше" по ее настоятельной "просьбе", Павел Самойленко непосредственно в руки не получал. Он так и сказал об этом судье - мол, денег в руках не держал, а значит, все остаются при своих. Все правильно, ООП установил и доказал, что получал сумму доверенный клерк, бухгалтер, финансист и правая рука Самойленко Шевелев, который, как уже было сказано, живет нынче в Австралии.

Анатолия Александрова попросили удалиться из зала суда, несмотря на то, что процесс был открытый. Судья посчитал, что уоповец может дурно повлиять на свидетелей, а значит, и на исход дела.

Итог, по общему мнению, получился удивительный даже для обвиняемых. Самойленко по статье 148 УК РФ (вымогательство) получил 5 лет, его напарник Пацук - 6 лет. Оба - УСЛОВНО. Этот приговор зачитал 10 сентября 1999 года судья Якимов городского суда Лесозаводска...

Петр Агафонов

Поделиться:

Наверх