66,55 ↑ USD
75,55 ↑ EUR
97,72 ↓ 10 CNY
23 января
Среда

Китай

Станет ли Китай мировым лидером после торговой войны с США?

С учетом нынешней геоэкономической ситуации у КНР появляются неплохие шансы для наращивания своего господства

Автор фото: Craig Stephens / South China Morning Post

86-летний китайский теоретик Чжэн Бицзянь известен своей монументальной концепцией "мирное возвышение Китая", которая является определяющим понятием внешней политики Поднебесной уже более десятилетия, сообщает ЕНВ со ссылкой на South China Morning Post.

В течение долгого времени его работы критиковал профессор Чикагского университета Джон Миршаймер, реалист, утверждающий, что рост Китая неизбежно приведет к актам агрессии, а совсем недавно китайскому мыслителю начал оппонировать ученый из Гарварда Грэхам Аллисон, который предупреждает о "ловушке Фукидида", которая грозит втянуть Китай и Соединенные Штаты в разрушительную войну за мировое господство.

В свете недавних событий критики Чжэна Бицзяня, похоже, выигрывают, однако матерый коммунистический теоретик отказывается сдаваться.

Администрация президента США Дональда Трампа не только ввела новые пошлины на сумму $200 млрд, но и пригрозила ввести дополнительные тарифные ограничения на все китайские товары стоимостью $500 млрд. Пользователи интернета активно обсуждают потенциальные экономические потери страны и вспоминают, как Япония, подписав соглашение "Плаза Аккорд" в 1985 году, попала в "потерянное десятилетие". Они боятся, что нечто похожее может произойти и с КНР.

Видя подобные настроения, Чжэн Бицзянь пытается снизить градус беспокойства и поднять моральный дух нации своей новой теорией о "великой стратегической возможности" Китая. Выступая 14 октября в Фуданьском университете в Шанхае, он отметил, что, несмотря на временные неудачи, экономика Поднебесной достаточно устойчива, чтобы противостоять полномасштабной торговой войне.

Уверенность мыслителя не является необоснованной. Многие китайские экономисты подсчитали, что потери от экспорта могут быть значительно компенсированы за счет стимулирования внутреннего спроса. Китай уже является одним из крупнейших в мире потребительских рынков, предлагая множество возможностей для бизнеса, продающего товары от одежды до высокотехнологичных гаджетов, от импортных продуктов питания до туристических продуктов. В январе газета The Washington Post спрогнозировала, что розничные продажи в Китае в 2018 году достигнут 5,8 трлн. долл. США, что сравнимо или даже больше чем у США.

Чжэн Бицзянь оценил устойчивость китайского рынка к торговому конфликту понятием "рыночная власть", которая, по его словам, является пятой силой Китая после "значительной производительности, сильной национальной обороны, уникальной культурной власти и беспрецедентного социального управления". Он также заострил свое внимание на инициативе "Один пояс и один путь", предполагающей создание "мегамирового рынка", который сделает внешний оборот Поднебесной полностью самостоятельным по отношению к американской экономике.

Согласно данным Национального бюро статистики Китая и министерства торговли, товарооборот КНР со странами, расположенными вдоль запланированных маршрутов "пояса и пути" достиг за последние пять лет $5 трлн. Китай напрямую инвестировал более 60 млрд. долл. США в эти страны, там было создано более 200 тыс. рабочих мест.

Инициатива подвергается критике в западных СМИ, которые, в частности, называют ее геополитической стратегией, расширяющей сферу влияния Китая или "долговой" ловушкой для мелких стран, которые, якобы, займут больше, чем смогут отдать.

Однако, реализация инициативы "Один пояс и один путь" обеспечила финансирование инфраструктурного бума, создавая предпосылки для экономического роста в некоторых странах. Нравится нам это или нет, во время выхода США из международных договоров влияние "пояса и пути" будет расти с числом стран, входящих в совместные интеграционные объединения с КНР.

Так это видит Чжэн Бицзянь, именно в этом заключается "великая стратегическая возможность" Китая: ставя себя в центр мировых дел и экономической глобализации, пока США выходят из различных обязательств, Китай строит репутацию защитника свободной торговли и завоевывает сердца и умы.

Рынок Китая и трансконтинентальный рынок, сформированный в рамках инициативы "один пояс и один путь", являются столпами "великой стратегической возможности". Чтобы подкрепить свою теорию, Чжэн Бицзянь также рассказал о невероятной стойкости китайского народа, который может превратить бедствие в преимущество. В частности, он сослался на сборник выступлений Мао Цзэдуна 1938 года "Затянутая война", призывающему к затяжной "народной войне" с целью уничтожения японских захватчиков.

Китайские ученые видят Поднебесную в качестве мирового лидера в следующем этапе экономической глобализации. Правда, сам Чжэн Бицзянь признает, что для достижения этой цели необходимо больше, чем просто настойчивость. Это испытание и для руководства страны. Требуется не только решимость и находчивость, но и, возможно, громкие заявления.

Осуждая администрацию Трампа в качестве "ревизионистского" режима, стремящегося подорвать мировой порядок, Китай пытается получить моральное превосходство. Действительно, недавние меры, такие как снижение пошлин на такие товары, как автомобили и снижение лимитов владения иностранными банками и автопроизводителями, свидетельствует о стремлении Китая стать главным "промоутером" свободной торговли, и показывают его готовностью оправдать ожидания других стран в этой "борьбе".

За последние несколько лет внешнеполитическая доктрина Си Цзиньпина стала определяться фразой "сообщество с общим будущим". Чжэн Бицзянь полагает, что такой идеализм должен быть сбалансирован здоровой долей прагматизма, отраженной в концепции "сообщества общих интересов". Он сказал, что только путем выявления общих интересов Китай может надеяться на создание симбиотических отношений, способствующих миру и процветанию.

Чжэн Бицзянь и другие архитекторы китайской внешней политики демонстрируют уверенность. В отличие от их осторожных, банальных предшественников, они более высоко оценивают то, что Китай станет мировым лидером.

Это является признаком перехода во внешней политике Китая. Как однажды заметил один немецкий эксперт по международным делам, "Китай процветал, соглашаясь с международными нормами и стандартами; теперь он ожидает, что мир будет соответствовать правилам, в создании которых он играет главную роль".


Наверх