Ежедневные Новости
Владивостока
65,40 ↓ USD
75,65 ↓ EUR
94,45 ↓ 10 CNY
18 октября
Четверг

Интервью

Николай Токуренов: Вырубка липы приводит к наводнениям

Генеральный директор цеха "Приморские пасеки" рассказал о проблемах, целях и задачах медовой отрасли в Приморье

Автор фото: ЕНВ

Уникальные лечебные свойства и неповторимый вкус сделали приморский мед одним из самых популярных и востребованных как в России, так и за рубежом. Однако, в промышленных масштабах этот сладкий, полезный продукт на территории Приморского края пока не производится. О том, с какими проблемами сталкиваются пасечники и переработчики меда в регионе, в ходе совместного интервью российских и китайских СМИ в рамках Российско-Китайского Медиаконгресса рассказал генеральный директор ГК "Байкал" и цеха по переработке и фасовке меда "Приморские пасеки" Николай Токуренов.

Компания "Салдан" входит в Группу компаний "Байкал", объединяющую ряд предприятий, которые специализируются на логистике и внешнеэкономической деятельности. Цех "Приморские пасеки" стартовал в августе 2017 года. Предприятие специализируется на производстве приморского натурального меда под торговой маркой "Своя пасека". Цех оказывает услуги по фасовке меда на экспорт и оформлению всех необходимых экспортных документов.

Николай Сергеевич, разрешите начать нашу беседу с положительных "вкусных" вопросов. Какие сорта меда вообще представляет наш Приморский край?

На территории Приморья, безусловно, самым вкусным, полезным и экологически чистым считается и является мед липовый. Медоносная Липа бывает 3 видов: Таке, амурская и маньчжурская. Именно эти деревья в пору цветения составляют основу кормовой базы пчеловодства.

95% пчеловодства в Приморском крае – кочевое. На период цветения с 3 по 21 июля пчеловоды вывозят улья в тайгу, стационарных пасек у нас практически нет. В этом и преимущество липового меда: он собирается в экологически чистых лесных массивах, тогда как цветочный или гречишный мед собирается с полей, которые, нередко, обрабатываются пестицидами, поэтому вопрос качества к такому продукту имеет место.

Автор фото: ЕНВ

Расскажите, пожалуйста, о целях и задачах цеха "Приморские пасеки".

Непосредственно пчеловодством мы не занимаемся. Наша задача максимально развить эту отрасль в Приморье, а не "отнимать" у пасечников "хлеб". Напротив, мы стараемся помочь пчеловодам, наладить рынки сбыта. Если эту проблему не решать, то в ближайшее время сама отрасль "схлопнется", а этого допустить ни в коем случае нельзя. Только задумайтесь, сырьевая база нашего региона составляет не менее 500 тысяч тонн в год!

Один наш цех производит 2,5 тонн продукта за сутки, около 40 тыс. тонн в год отправляем на экспорт, и это еще лишь пилотный проект. Если откроется полноценный экспорт в Японию, Корею и Китай, то производственные мощности нашей компании вырастут раз в пять. Согласно нашему бизнес-плану, при выходе на промышленное производство, мы способны перерабатывать и поставлять на рынок до 200 тысяч тонн меда в год. Цех будет размещен не в городе, как сейчас, а в районе, близком к произрастанию медоносной липы.

Какие "палки в колесах" мешают производителям меда в Приморье полноценно развивать и продвигать эту отрасль, выводить на экспорт в крупных объемах?

То, что приморский мед имеет огромный экспортный потенциал – это бесспорный факт. Но на сегодняшний день, объемы поставок этого продукта за рубеж – совсем невелики, при том, что наши иностранные партнеры готовы покупать натуральный приморский мед большими партиями. Наши трудности, как производителей, связаны с целым рядом факторов.

Пару лет назад мы впервые столкнулись с проблемами, связанными с экспортом меда за границу. Вероятно, мы самые первые, буквально "с нуля", занялись вопросами получения разрешений, таможенного оформления, логистики и так далее, наработав со временем, огромный опыт. В итоге, открыв собственными силами цех "Приморские пасеки", мы стали, по сути, первым аккредитованным заводом по производству и фасовке меда в Приморье.

Проблема в том, что китайские стандарты по качеству меда с 2015 года ужесточились, а аккредитованной по международным стандартам лаборатории для специализированного анализа продукции, без которой мед на экспорт отправить невозможно, в Приморье нет. Сейчас мы довольно активно ведем диалог с администрацией Приморского края по поводу открытия такой лаборатории, и надеемся на благоприятный результат.

Как может "пополнить" краевую "копилку" налаживание экспорта меда за границу в производственных масштабах?

Мы создаем продукт с добавленной стоимостью. Допустим, 1 банка меда стоит 30 долларов. Если мы произведем и реализуем на экспорт 100 тысяч тонн меда, вы представляете, какая валютная выручка поступит в бюджет Приморья?! И ведь все это не фантазии, а реальность. К сожалению, "медовую" отрасль власти региона пока практически не поддерживают.

Например, фонд поддержки сельского хозяйства в Хабаровском крае, активно работает и с пчеловодами.

Производственный цех принимает продукцию у пасечников, сразу же, расплачивается с поставщиками сырья из средств фонда под определенные проценты, а с самим фондом рассчитывается после реализации продукта. Такое взаимодействие является серьезным подспорьем, как для самих переработчиков, так и для государства.

У нас в Приморье, пока таких практик нет, да мы, по сути, ничего и не просим, помогли бы создать инфраструктуру, а дальше – справимся сами.

С какими трудностями сталкиваются пасечники сегодня?

Главное зло для пчеловодов – вырубка медоносной липы, которую выдали власти в 2015 году. С тех пор липу уничтожают в огромных количествах. В 2016 году площадь вырубки составила не менее 300 тысяч кубометров этого уникального дерева, в 2017 выросла до 500 тысяч кубометров, а в 2018 году площадь вырубки липы достигла миллиона кубометров – и это лишь предварительные подсчеты, так как лесорубочный период еще впереди. Возможно, адское нашествие циклонов на край – последствие такого варварского отношения к природе. И здесь нет никакой мистики. Ученые ДВО РАН уже подтвердили данную взаимосвязь.

Одно дерево Липы удерживает около 100 литров воды. Число Липы в тайге катастрофически сокращается, "задерживать" воду больше некому, отсюда наводнения, природные аномалии, циклоны. На сегодняшний день, мы активно работаем с Фондом защиты дикой природы и добиваемся наложения полного моратория на вырубку медоносной липы.

А как происходит рабочий процесс по производству меда в вашем цеху?

Собранный мед мы перерабатываем с использованием современного, передового, автоматического оборудования от ведущего европейского производителя "LYSON". Как я говорил, с его помощью объем переработанного сырья составляет 2,5 тонны за одну рабочую смену. При этом, ущерб качеству меда не наносится, на выходе продукт сохраняет всю свою пользу, натуральный вкус, цвет и аромат.

Прежде чем начать сотрудничество с поставщиком меда, мы требуем у него пройти все необходимые проверки – от юридических до лабораторных. Кроме того, при каждой закупке партии мёда, мы проводим дорогостоящие исследования на соответствие нормативной и регламентирующей документации в лабораториях Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору. Поэтому, в качестве своей продукции мы не сомневаемся.

Что Вы можете сказать в заключение нашей интересной и информативной беседы?

Я убежден в необходимости продвижения бренда натурального приморского меда, так как в этом отношении потенциал у края, по истине, огромен – объем экспорта может доходить до 500 тысяч тонн. Для этого необходимо пресечь вырубку медоносной липы, а также, создать необходимую инфраструктуру, построить собственную краевую лабораторию для специализированного анализа продукции. Общая задача пчеловодческой отрасли в Приморье на сегодняшний день – сделать приморский мед узнаваемым брендом, как на российском, так и на зарубежных рынках. Для реализации поставленной задачи, не стыдно обратить внимание на опыт наших башкирских или австралийских коллег, которым уже удалось пройти весь этот нелегкий путь и сделать свой продукт узнаваемым и востребованным во всем мире.


Наверх