65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 1 м/c
13 июня
Воскресенье

Политика

Откровения первых приморских парламентариев

Народные избранники эпохи перестройки с удовольствием вышли на политическую пенсию

Отпиралась как могла

Мария Матвеевна Щетинюк (депутат краевого совета народных депутатов в 1990-1993 гг.)

В 1990-м Мария Матвеевна работала врачом городской детской клинической больницы, ни о каком депутатстве даже не помышляла. И когда коллеги выдвинули ее в качестве кандидата, отпиралась как могла. Однако главный врач детской больницы Клавдия Леонтьевна Цукерман все-таки нашла нужные слова - уговорила: "Необходимо оправдать доверие врачей!".

Мария Матвеевна хорошо помнит, как выступала перед избирателями в кинотеатре "Москва", нынешний "New Wave Cinema". Хотя получилось так, что всю избирательную кампанию провели за нее: администрация больницы сама напечатала агитационные листовки, прислала фотографа, журналиста, который написал о враче предвыборный материал.

В результате Мария Щетинюк обошла на своем округе аж одиннадцать мужиков. В полночь позвонила дальняя родственница, которая, как оказалось, работала в избирательной комиссии. Она первая радостно поздравила новоиспеченного депутата: "Ты победила!".

- Я убеждена, что борьба тогда между кандидатами была честная, - вспоминает Мария Щетинюк. - Хотя, честно говоря, я не особенно радовалась своему избранию. До этого у меня уже был опыт работы в горздраве, и я понимала, что депутатство - серьезная нагрузка.

Так, Мария Матвеевна стала единственной женщиной в малом совете народных депутатов. Разумеется, она вошла в комиссию по здравоохранению.

За время депутатства Марии Щетинюк удалось выбить 500 тысяч долларов для открытия детского городского онкологического центра, получить деньги для закупки новой реанимационной аппаратуры для своей больницы, и одному мужчине удалось помочь решить вопрос с квартирой. Говорит, что с краевой властью работали дружно. Хотя любой законопроект необходимо было пронести по всем этажам и каждому чиновнику доказывать его преимущества.

Нагрузка была приличная: избиратели приходили к ней даже на работу, в больницу. Бывший депутат вспоминает, как "провела" закон о дополнительных льготах донорам Приморского края: "Когда я сказала на сессии, что 100 граммов крови дешевле, чем 100 граммов водки, мне зааплодировали и единодушно поддержали".

- Конечно, та зарплата была не сопоставима с той, что получают краевые депутаты сегодня. Но на основной работе в то время были постоянные задержки зарплаты, и депутатские деньги были для меня просто спасением. Я - человек ответственный, и поэтому моя семья дома меня практически не видела. И я постепенно начала свою работу ненавидеть. Поэтому даже обрадовалась, когда тогдашний наш "спикер" Дмитрий Николаевич Григорович собрал нас и сообщил об указе Ельцина о роспуске всех депутатов.

Если работать на совесть, то это каторга

Владимир Григорьевич Рязанцов (депутат краевого совета народных депутатов в 1990-1993 гг.)

Перед тем как стать депутатом, Владимир Григорьевич более 20 лет проработал судовым механиком в ДВМП. Но, несмотря на то что постоянно ходил в моря, посещал все сессии местного парламента. Его также в краевой совет выдвинули коллеги. В результате он обошел две кандидатуры из ДВМП.

- Даже не знаю - хотел я этого или нет. Просто посидели, поговорили с ребятами и решили: пройду - буду помогать чем смогу флоту, пароходству... Хотя тогда ДВМП гремело на всю страну и в помощи не нуждалось особо, зачастую помогало оно мне.

Владимир Григорьевич в краевом совете депутатов вошел в комиссию по законодательству.

- Тогда был переходный период, и все новое не совсем хорошо воспринималось. Свободы особой у нас тоже не было. Мы пытались сделать так, чтобы все, что было хорошего, продолжалось, действовало, работало. Но, на мой взгляд, наши труды были недооценены. Понимаете, нас разогнали - мы оказались никому не нужными. Думаю, мы до сих пор не доросли до того, чтобы власть отдавать народу. Хотя, может быть, я и заблуждаюсь.

Как вспоминает Владимир Григорьевич, в совете тогда состояло более 200 депутатов. Внутри были свои фракции и объединения, каждый качал свои права. Особенно бурных дебатов не было, но некоторые коллеги иногда саботировали заседания. Но и толковые люди попадались.

Владимир Григорьевич говорит, что сегодня в депутаты бы не пошел ни за что:

- Если работать на совесть, то депутатство - это каторга. Дело еще и в том, что, даже имея большие деньги, я не смог бы ничего изменить из-за коррупции в нашей стране. Все это страшно. Поэтому уверен, что большинство нынешних предвыборных лозунгов - пустые обещания.

Илья Гринченко: "Иногда народ власти необходим"

Илья Константинович Гринченко - фигура в политической жизни Приморья незаметная, но легендарная. Ныне - помощник депутат Думы Владивостока, ранее возглавлял городскую территориальную избирательную комиссию, работал в командах у Наздратенко и Черепкова и был депутатом первого демократически выбранного краевого Совета народных депутатов, чьим правопреемником является Законодательное Собрание Приморского края...

Выдвинулся Илья Константинович, что называется, из "разночинцев" - работал инженером, а аккурат перед выборами пошел трудиться электромонтером на ВГТС, дабы заработать пролетарский стаж...

- Илья Константинович, чем отличались выборы в Совет народных депутатов Приморского края 1990 года от прочих выборных кампаний, происходивших в наших "палестинах"?

- Прежде всего я готов озвучить мнение: эти выборы - 21-е по счету - в феврале 1990 года были первыми и единственными подлинно демократическими выборами в истории Приморья. Они дали нам по-настоящему яркие личности всероссийского масштаба: Черепков, Шеховцев, Гаер, Горячева.

Если условно разделить то время на три периода, получится, что в 1989-1990 годы произошла смена политического строя в связи с отменой 6-й статьи Конституции, когда была упразднена роль КПСС как регулировщика всех общественных процессов в жизни СССР. Второй период - 1991 год - смена государственного строя: Россия стала парламентским государством. В 1993 году произошло закрепление существующего режима, стало ясно - возврата к коммунизму не будет никогда.

Сегодня же у избирателей и политиков менталитет сменился. Спровоцировала эту перемену капитализация общества и всех политических процессов.

- А как вы избирались во власть?

- Мой 42-й округ находился во Владивостоке в районе Мингородка - Баляева, Луговая...

Конкурентами на участке были люди из моей социальной прослойки - интеллигенция. Но я имел существенное преимущество - был беспартийный! Многим памятно, какую оскомину у россиян к тем годам набила сама аббревиатура КПСС... К тому же я применил уникальные для тех времен предвыборные технологии...

- Черный пиар?

- Что вы! Гораздо эффективнее - наказы избирателей кандидатам. Я и моя команда старались, чтобы до каждого человека на моем округе - благо были тогда округи небольшими территориально - дошли наши посылы. Поэтому и ходили мы с мегафоном по Луговой и Баляева и приглашали избирателей на встречи. Мы регулярно информировали жителей округа о том, как идет избирательная кампания, чтобы люди знали - о них постоянно думают, о них готовы проявить заботу. Кстати, о наказах - их набралось к концу кампании более 600...

- А как листовки печатали?

- О! Это отдельная история... Как вы помните, в коммунистические времена не то что ксероксы и копиры, но и печатные машинки необходимо было регистрировать в КГБ... Простому человеку зарубежную копировальную технику вообще было не достать. Но мне повезло. Во-первых, мои товарищи из научно-исследовательской среды помогли нелегально приобрести в одном НИИ копировальный аппарат - по частям. На нем листовки множились. Во-вторых, привезли из Австралии старинный ризограф времен Второй мировой войны (в те времена на нем - вручную! - делались прокламации для поддержания боевого духа в сердцах солдат армии Ее Величества в борьбе с японскими милитаристами). Старый был ризограф, на спирте работал... Поэтому очень долгое время в моей небольшой квартире держался стойкий запах перегара.

- Когда стало ясно, что пришел конец относительно честным выборам?

- Думаю, что выборы 1993 года, когда во Владивостоке выбирали мэра и когда победил Виктор Черепков, стали той чертой, которая подвела границу... Причем честность не соблюдалась ни Черепковым, ни его оппонентами.

Замечу, что именно тогда стала формироваться в России так называемая "вертикаль власти". То есть не Путин это начал... К тому времени бывшая партийная элита оправилась от того шока, который она пережила в начале 90-х, когда во власть пошли люди, подобные Черепкову... И попробовала взять реванш...

-...Который ей частично удался?

- Верно. Но не в реванше дело, разумеется... Все же ключевое воздействие на формирование нового подхода к выборам, отход от действовавшей ранее честной схемы избрания оказала смена собственников, так называемая "капитализация" общества, что привело к сдвигам в общественном сознании. Да и новые поколения, а также иные социальные прослойки пришли, у которых принципиально иные ценности...

Юлия Ярошенко, Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх