67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+11° ветер 4 м/c
09 мая
Воскресенье

Политика

Сенатор против "Сталкера"

Дмитрий Новиков, ведущий информационно-аналитической программы "Сталкер", что выходит на канале ТНТ, поссорился с сенатором Игорем Пушкарёвым

Игорь Пушкарев, 31-летний член Совета Федерации Федерального Собрания РФ, стал в позапрошлое воскресенье антигероем очередного выпуска "Сталкера". На поверхность всплыли события десятилетней давности, когда Пушкарев только начинал свой путь в бизнесе. У человека нашлись недоброжелатели. А у кого их нет? Они что-то рассказали в эфире. Но сенатор оправдываться не стал - просто перешел в контратаку. На журналистов.

Скандал можно было бы и замолчать. Но что-то участились такие вот контратаки со стороны сильных мира сего на представителей приморской журналистики. Поэтому Дмитрий Новиков рассказывает о том, что было до и после выхода той памятной программы в эфир:

- Дмитрий, что у вас произошло с Пушкаревым?

- История вообще-то банальная... Обычно после каждого выхода нашей программы в студии раздается масса звонков - телефон раскаляется. По номеру 41-41-38 люди сообщают самые разные факты. И вот в день выхода программы "Сталкер" позвонила некая Галина Константиновна Заикина. И рассказала, что десять лет назад, в 1995 году, она познакомилась со студентом Игорем Пушкаревым... Дословно она говорила так: "Я помню, Игорь пришел к нам в потертой дубленке, худенький и бледный третьекурсник ДВГАЭУ, а теперь он - поди ж ты! - сенатор". Понятное дело, добрых слов от Заикиной в адрес Игоря Пушкарева не было. И вот почему...

Галина Константиновна держит камень за пазухой на Игоря Сергеевича. В 1990-х она была соучредителем компании "Пусан", а Пушкарев, по ее словам, отнял у нее бизнес. Руководителем же фирмы был корейский предприниматель Кан.

- Кстати, а что теперь с этой бизнес-леди?

- Ну... Теперь эта уже немолодая женщина вынуждена зарабатывать себе на жизнь тем, что оказывает услуги маникюра на дому.

- Печальная история...

- Более чем, если учесть то, что торговая компания "Пусан" была крайне прибыльным предприятием. Она ничего не производила, зато привозила в Приморье из Республики Кореи майонез, сублимированную лапшу "Доширак", пирожные "Чокопай"... Другими словами, с лихвой восполняла пробелы в продовольственной программе Приморья. Впрочем, ирония тут едва ли уместна: деньги через компанию шли огромные.

- И что произошло с мистером Каном?

- Как вы уже знаете, полагаю, из передачи - его убили. Убили страшно. Он был не взорван и не застрелен. То ли просто зарезали, то ли воткнули в сердце серебряные палочки для еды. Сама же Заикина отсидела целый месяц в СИЗО - ей инкриминировали причастность к смерти господина Кана. И это ее, немолодую женщину, чуть не убило. Она обожала этого человека. И он ее тоже. Кан вообще собирался жениться на ее дочери и даже называл Галину Константиновну мамой.

Ее вина не подтвердилась. Вообще, история со смертью Кана очень запутанная. Даже таинственная. Следствием убийцы не были обнаружены. Я, будучи депутатом Думы Владивостока, направил депутатский запрос в Советский РОВД с требованием поднять документы по этому делу. Но я боюсь, что истина где-то там...

- А при чем тут уважаемый сенатор Игорь Пушкарев?

- В том-то и дело... гражданка Заикина утверждала, что в СИЗО ее отправил Пушкарев. Он проходил по этому делу в качестве свидетеля. В 1997 году в газете "Владивосток" был один примечательный материал: некий следователь прокуратуры Чернышев получил срок (семь лет) за то, что вымогал взятку у некоего г-на Пушкарева. Чернышеву инкриминировалось вымогательство одной тысячи долларов США. Тогда это были смешные деньги, честно говоря. Якобы этот Чернышев утверждал, что если Пушкарев не даст взятку, то из свидетелей перейдет в разряд подозреваемых. Но подчеркиваю: это официальная версия.

- С самим бывшим следователем авторы программы "Сталкер" встречались?

- В том-то и дело, что следы бывшего работника прокуратуры безнадежно затерялись, хотя выйти на свободу он должен был еще в позапрошлом, 2004-м, году. Я искал его - и безуспешно. Может, ему помогли потеряться?

Что же до Заикиной, то, по ее словам, когда, вернувшись из СИЗО, она отправилась к Пушкареву за своей учредительской долей, он ее просто выставил вон, не дав ни копейки.

Видите ли, сама эта история уже в силу того, что в ней упоминается имя политика довольно высокого полета, представляла для меня профессиональный журналистский интерес. К тому же, как мне показалось, сама Галина Константиновна не притворялась и не лгала. Она не могла так играть. На могиле Кана, куда мы ездили вместе со съемочной группой программы, Галина Константиновна вела себя очень трогательно, так мы обычно ведем себя на могилах наших родственников... Это выглядело очень искренне.

- А на г-на Пушкарева вы сразу же вышли?

- Конечно! В этом смысле неважно - сенатор он или нет, просто интересы его затрагивались самым непосредственным образом, а героиня моей программы выдвигала претензии более чем весомые. Его хоть и косвенно, но обвинили. Я даже записал на видеоноситель интервью с госпожой Заикиной и передал представителям Пушкарева. Условно говоря, пытался застраховать себя от обвинений в предвзятости: "Вот вам кассета, господа, что вы можете сказать по этому поводу?"

Я лично несколько раз звонил Пушкареву. Наконец нашел номер его мобильного телефона, дозвонился. Сенатор сказал, что подобными вопросами ведает его пресс-секретарь.

Пресс-секретарь сенатора и еще один работник аппарата сенатора побывали у меня. Состоялся не слишком приятный разговор. Они выразили свою обеспокоенность тем, что я начал копаться в этой истории, и настоятельно советовали не выпускать этот материал в эфир.

- Какие контрдоводы привели уважаемые работники пресс-службы? Они смогли предоставить доказательства того, что г-жа Заикина не права?

- Нет. Такой информации у них не было. Зато был железный довод: г-н Пушкарев ныне является сенатором. И что бы ни было в его прошлом, об этом надо забыть. Потому что материал в противном случае бросит тень не только на г-на Пушкарева, но и на... всю действующую вертикаль власти.

- Какая политически грамотная пресс-служба у сенатора - просто любо-дорого...

- Да. То есть сенатор Пушкарев - государев человек. И теперь он вне подозрений. Как жена Цезаря. И каким-либо образом, косвенно или прямо компрометируя его, я компрометирую всю систему власти.

- Это был единственный аргумент?

- Да.

- И никакого разъяснения пресс-секретарь Пушкарева вам не предоставил?

- Никакого.

- Что было дальше? После выхода программы...

- Непосредственно перед выходом самой программы на меня вышел мой давний товарищ, имя которого читателям газеты ничего не скажет, и сообщил, что в отношении меня готовятся некие силовые действия. Я не связываю эти слухи с именем сенатора Пушкарева по одной простой причине: с их стороны это было бы, по меньшей мере, глупо, согласитесь?

- Согласимся, однако, как нам известно, ответные действия последовали? Более того, сенатор Пушкарев сейчас очень сурово разбирается со всеми, кто, так или иначе, затрагивает его персону, создавая прецедент очень печальный...

- Давайте к этому вернемся чуть позже, а пока могу констатировать, что тот самый выпуск программы "Сталкер", увы, вышел однобоким. Но здесь моя совесть чиста. Потому что я делал все возможное, чтобы получить информацию со стороны Пушкарева.

Реакция после выхода программы была бурная. Местная политэлита разделилась на два лагеря. Одни утверждали, что телекиллер Новиков занялся вновь своим любимым делом. Другие высказали такую точку зрения: наконец-то узнали больше о человеке, которого считали кристально чистым, кристально честным.

- Какими были ответные действия со стороны сенатора?

- В некоторых газетах - местная "Комсомолка", "Золотой Рог" - было опубликовано открытое письмо Игоря Пушкарева на имя прокурора Приморского края г-на Аникина и генерального директора ОАО "ТНТ-Телесеть" г-на Петренко. Он требовал провести проверку и дать правовую оценку работе - моей и телекомпании, а также вынести мне и Оксане Рыбалко, гендиректору ООО "Новая волна", предостережение. В письме прямым текстом сенатор обвинил меня в распространении клеветы. Самое забавное, что я тоже просил расценивать появление данного сюжета как официальное обращение в прокуратуру.

Кроме письма, было несколько звонков. Разговаривал я и с Пушкаревым. Надо отдать ему должное: беседа была очень корректной. Он сказал, что пресс-секретарь приготовил ответ. И в пятницу, 10 февраля, мы получили официальное требование: предоставить сенатору Пушкареву эфирное время для ответа. Мы получили некий диск с материалом, который мог бы наиболее полно оправдать сенатора.

- Как можно расценивать действия пресс-службы сенатора Пушкарева? Это давление?

- Не стоит усложнять ситуацию. Они люди подневольные - наемные работники. Разумеется, ребята сделали все возможное, чтобы порочащий работодателя материал не вышел в эфир. И выбрали самый простой способ - пришли к журналисту...

- Вам предлагали деньги?

- Один из визитеров сказал: "Сколько?" - потом улыбнулся и спросил: "Дмитрий, как сделать так, чтобы материал не вышел в эфир?" Я сразу сказал, что это невозможно. Мне говорили, что мой материал основан на показаниях сумасшедшей бабки, но у меня была справка о том, что Галина Заикина является полностью вменяемой и психически здоровой. На месте "Сталкера" могло оказаться любое средство массовой информации. Уже в судах Владивостока идут тяжбы, инициированные сенатором Пушкаревым против местных СМИ. Против "Н", например.

Порой иной политик закрыт для журналиста, но стоит появиться той или иной неугодной публикации - готов судебный иск. Кое о чем это говорит. О том, что сегодня в Приморье складывается реальная угроза свободе слова. Сегодня журналист должен помнить, что любой звук в эфире, любой печатный знак на газетной полосе могут использовать против него.

Очередной выпуск программы "Сталкер" смотрите в это воскресенье, 19 февраля, в 19 часов на канале "ТНТ-Владивосток".

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх