68,50 ↓ 100 JPY
10,57 ↓ 10 CNY
74,61 ↓ USD
61,15 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-2° ветер 2 м/c
EN
10 апреля
Пятница

Общество

Адмирал в железной клетке

На ТОФ очередной скандал: в числе высокопоставленных офицеров штаба флота, обвиняемых в хищении и продаже военной аппаратуры, - контр-адмирал Владимир Морев, начальник радиотехнического управления ТОФ. Он же - единственный из троих обвиняемых, кто заключен под стражу. Со стороны, замечу, зрелище не из приятных - адмирала с 30-летней выслугой в наручниках вводят в зал суда, запирают в железной клетке. Не берусь судить, насколько важен этот момент для установления истины, но для человека - унижение страшное. "Надо знать менталитет военных", - заметил по этому поводу гособвинитель. Интересно, станет этот процесс торжеством закона или торжеством менталитета?

Адмирал в железной клетке

Нина Морева, жена обвиняемого: "Виноват или нет контр-адмирал Морев - должен установить суд. Я только могу надеяться на его беспристрастность и честность. Но я обязана защитить гражданские права своего мужа. Они были грубо нарушены, и суд не может этого не увидеть".

История, получающая сегодня завершение, началась 18 августа прошлого года, когда владивостокская таможня тормознула контрабандный груз военного назначения, следовавший во Вьетнам, - МР-123, прибор N 1 радиолокационной станции управления огнем зенитной артиллерии. Прокуратура на водном транспорте, расследовавшая уголовное дело, злоумышленников выявила, но наказать всех не смогла. Не так давно суд приговорил таможенника, проколовшегося на злосчастном приборе, к четырем с половиной годам лишения свободы... условно. Тех, кто пытался отправить груз за границу, ищут до сих пор. Меж тем, эстафету правосудия по этому делу подхватил флотский трибунал: 24 марта начался судебный процесс против троих высших чинов ТОФ, обвиняемых в краже МР-123, - контр-адмирала Владимира Морева и двоих офицеров одного из отделов радиотехнического управления - капитанов 1 ранга Виктора Чичайкина и Владимира Бикова. Начался... с устранения нарушения закона.

Адвокат Анатолий Пышкин, защитник контр-адмирала Морева: "Следствие велось и заканчивалось с нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Обвинительное заключение моему подзащитному было вручено 21 марта, в 19.30, а суд назначен на 10 часов утра 24 марта, то есть его лишили положенного по закону трехдневного срока для ознакомления с материалами обвинительного заключения. Зачем это было сделано? Арестовали Владимира Морева 13 марта, в процессе передачи дела из прокуратуры в суд. В результате он оказался лишенным возможности обжаловать это. Причем, если условно принять на веру обвинение, вина его выглядит все-таки менее значительной, чем остальных обвиняемых. Но арестовать сочли нужным почему-то только его. Наше ходатайство об изменении меры пресечения контр-адмиралу Мореву суд отклонил..."

Полковник юстиции Роман Колбанов, представитель гособвинения: "Арест контр-адмирала Морева был необходим. Изучив материалы дела, я пришел к твердому убеждению, что он влиял на других подсудимых косвенно и прямо. Нужно учитывать менталитет военных: понятия о субординации таковы, что любая встреча подчиненных с начальником - уже давление..."

Поздравление сослуживцев, с которыми бок о бок прошли 12 лет службы, с Днем защитника Отечества - это давление? Или пятимесячной давности встреча с сыном Чичайкина, который (сын) и вовсе не является никаким подчиненным - тоже давление?

Нина Морева: "В момент возбуждения уголовного дела Владимир Михайлович находился в отпуске. В пятницу, 8 октября, поздно вечером его вызвали якобы на беседу в прокуратуру. В нарушение требований УПК "беседа" происходила после 22 часов и "с пристрастием". Воспользовавшись плохим состоянием здоровья Морева (у него был приступ гипертонии), его заставили подписать нужные для следствия показания, не разъяснив статью 51 Конституции и не дав времени и возможности найти себе адвоката. На следующий день, правда, адвоката пригласили. Но какого? Работника юридической консультации, обитающей с прокуратурой гарнизона и военным судом в одном помещении! Он и завершил то, что начал следователь, - уговорил контр-адмирала не менять своих первоначальных показаний, якобы это в его интересах..."

Из протокола допроса Морева 14 декабря 1999 г.: "В прокуратуре мне угрожали арестом, подключением прессы. Сказали, что если я напишу явку с повинной, то меня отпустят, дело до суда не доведут. За ночь я подумал и понял, что совершил глупость. Адвокат сказала, что для того, чтобы закрыть эту проблему, нужно внести $ 1000. В этом случае я не буду фигурировать в деле..."

Верят ли прокурорские следователи сами, что адмирал Морев, которого весь флот знает как честнейшего и порядочного офицера, совершил преступление? Жена обвиняемого просит всех, кто когда-либо служил с ее мужем, поддержать его в этой трудной ситуации...

Отдел происшествий "Н"

Поделиться:

Наверх