65,26 ↓ 100 JPY
11,22 ↑ 10 CNY
71,83 ↑ USD
64,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 5 м/c
16 июня
Среда

Политика

Выход - здесь

Звезды и Лампасы

Настольная предвыборная игра для больших и маленьких старше 18 лет

В начале 90-х годов казалось, что нормальному развитию ДВ региона мешают три проблемы: жесткая экономическая и административная привязка к Центру, отсутствие рыночного механизма и закрытость от внешнего мира. Сегодня эти проблемы в основном сняты, а "результаты", как говорится, превзошли все ожидания. Экономика российского Дальнего Востока (РДВ) оказалась разрушенной в значительно большей степени, чем экономика всей России. И что с этим делать?

По всем раскладкам получается, что спасение утопающего Приморья, как ни банально это звучит, - в руках самого Приморья

Программ развития края - как всей его экономики в целом, так и отдельных ее фрагментов - было написано и принято более чем достаточно. НИ ОДНА ИЗ НИХ РЕАЛИЗОВАНА НЕ БЫЛА. Почему?

В режиме саморазрушения

Для полноты картины имеет смысл взглянуть на действующую идеологию развития Приморья. "Программа стабилизации социально-экономического положения в Приморском крае на 1999-2003 годы (стратегия и тактика деятельности исполнительной власти Приморского края)" - основной документ, по которому мы жили в течение последних трех лет. Она была разработана АПК при помощи ученых ДВО РАН в 1998 году (и в том же году принята), с учетом многочисленных предыдущих программ и официальных постановлений. Разработчики представили три сценария возможного развития событий: 1) сокращение численности населения при сырьевой ориентации; 2) сохранение численности населения и производственного потенциала в обрабатывающей промышленности; 3) интенсивное развитие региона с привлечением значительного дополнительного населения. И... сами же вдребезги раскритиковали их.

Сырьевой сценарий, считают авторы, основан на завышении оценки природных богатств, поскольку "практически все вовлеченные в хозяйственный оборот сырьевые ресурсы края находятся близ потолка рационального использования". Углубление же переработки сырьевых ресурсов означает повышение стоимости их эксплуатации в 5-10 раз. Обсуждая второй сценарий, разработчики констатируют провал конверсионной стратегии в оборонной промышленности и реальность ликвидации этой отрасли в силу сокращения госзаказов. Условием для реализации третьего сценария авторы считают его признание в качестве общенациональной идеи. Тупик? Нет. В программе ненумерованным пунктом описывается еще один сценарий - "саморазвития". Смысл его - создание оптимального режима хозяйствования "за счет рационального использования и мобилизации собственных региональных денежно-финансовых ресурсов при вероятно ограниченной государственной финансовой поддержке". Для запуска механизмов саморазвития на уровне региона считается необходимым формирование "коридоров развития", под которыми понимаются действия власти по ориентации хозяйствующих субъектов на приоритетные направления данной программы. Все перечисленные меры должны были способствовать повышению конкурентоспособности территории края.

По какому же сценарию в действительности жили мы последние годы? Похоже, ситуация просто вышла из-под контроля, и весь хозяйственный механизм стал работать в режиме саморазрушения.

Новое освоение

Наивно полагать, что проблемы Дальнего Востока волнуют только живущих здесь. О нас думают многие неглупые люди. Представляем взгляд на ситуацию двоих из них.

Алексей Тупицын, директор департамента аналитики и сетевых проектов Центра стратегических разработок "Северо-Запад", Санкт-Петербург: "История освоения Дальнего Востока приучила нас к мысли, что только в рамке федеральной заботы можно поддерживать жизнь в этом отдаленном краю. Власть (царь, генсек, президент) заинтересована в удержании границ, в создании форпостов. А коль так, то она должна подкреплять свой интерес финансами. Но слабое государство не способно сегодня (как и сто лет назад) обеспечивать достойную жизнь форпостов, и скорых перемен ждать не приходится. Стратегия "нового освоения" предполагает развитие тех видов деятельности, которые не требуют высоких капиталовложений и энергозатрат, но приносят высокую прибыль и обеспечивают раскрытие потенциала людей. Приморью сегодня нужны другие парадигма, рамки и ресурсы. Вот пять тезисов к концепции "нового освоения".

1. Необходимы небольшие по масштабам дела и проекты, связанные с низкой плотностью коммуникаций, с невозможностью копировать распределенную структуру промышленности, энергетики, связи и т.д. - потому что слишком велики транспортные и прочие издержки. Краю нужна стратегия нового, точечного освоения, в противовес фронтальному.

2. Мы никак не можем перешагнуть старые рамки и воюем за очень ограниченные ресурсы. Да, нужно наводить порядок в рыболовстве и рыбопереработке, необходимо максимально капитализировать эту деятельность, вывести ее из "серой" и "темной" зоны. Но нельзя одновременно упускать конкуренцию за совершенно другие типы ресурсов, связанных, например, с развитием биотехнологий, с микробиологией океана, океанологией, геологией морского дна и т.д..

3. Другим полем, на котором можно играть, является этноконфессиональная и диаспоральная политика. "Нейтральное" положение Владивостока - это ресурс для нашего участия в политических процессах, идущих на территории АТР. Но использование этого ресурса предполагает опережающие действия по развитию русского экспертного корпуса.

4. Никакие хозяйственно-экономические реформы не могут обойтись без двух составляющих - воли власти и доверия людей. Необходима новая социальная политика, направленная не только и не столько на поддержание малоимущих и инвалидов, сколько на работу с активностью и мотивацией людей, с формированием у них новых компетенций и умений.

5. Приморский край должен избежать двух "ловушек". Одна - презумпция государственной опеки над территорией. Вторая - искушение выстроить "замкнутую" экономику и хозяйство. Приморский край (как и весь Дальний Восток) обречен жить, балансируя на интересах разных субъектов. Это - необычайно сложно. Но с другой стороны - это может дать очень большой выигрыш. Для этого необходимо иметь центр воли и обеспечить включение людей в совместное проектирование будущего".

Подавайте на развод

Олег Арин, доктор исторических наук, профессор политологии, главный научный сотрудник Центра международных исследований МГИМО МИД РФ. Настоящее имя - Рафик Акзамович Алиев. В 1989-1992 годы - директор Института экономических и международных проблем освоения океана ДВО АН СССР: - Многие считают, что нынешняя плачевная ситуация на Дальнем Востоке вызвана августовским кризисом 1998 года. На самом деле и до кризиса общая экономическая и социальная ситуация в дальневосточном экономическом регионе (ДВЭР) с 1992 г. неуклонно ухудшалась без признаков ее улучшения в перспективе. Кризис просто обнажил ЛОЖНЫЙ, ТУПИКОВЫЙ ПУТЬ общей СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ как России в целом, так и ее дальневосточных территорий. Решение проблем РДВ должно осуществляться кардинально иными мерами, чем прежде, и вот главные.

1. Каждый подрегион должен сформулировать свою программу развития, исходя из социально-экономической специфики местности, его геостратегического и экономического расположения и наличных ресурсов. В первую очередь это касается Приморья. Учитывая его уникальное положение как с точки зрения безопасности страны на Дальнем Востоке, так и возможностей выхода на Восточную Азию, необходимо выработать особую стратегию развития Приморского края, отделяя его от всех остальных краев и областей, и обозначить в ней особый геостратегический и экономический статус Приморья. Это не предполагает экономический отрыв от Центра, а предусматривает переакцентировку, прежде всего, финансовых взаимоотношений на трех уровнях экономической власти: федеральном, краевом и частного бизнеса.

2. Предполагается, что Центр курирует, помимо обороны и безопасности, госпредприятия федерального подчинения, включая ВПК, взимая с них налоги с учетом специфики их геостратегического и геоэкономического расположения. Все стратегические виды промышленности и сырья должны быть взяты под централизованный контроль региональной власти, а их развитие определяться контролируемым управлением местных органов власти.

3. Наконец, поскольку Центр не в состоянии ничего "дать" регионам (уровень инвестиций в экономику Приморья в 1996 году снизился по сравнению с 1990-м на 92,2 %), он не имеет морального права и "брать" из регионов. Центру необходимо отказаться от сбора налогов с предприятий краевого подчинения и доходов местного частного бизнеса. Наоборот, он должен предоставить сбор этих налогов властям Приморья, что будет способствовать аккумулированию средств для развития целевых проектов, организуемых и контролируемых краевыми властями. А для размещения этих средств необходим региональный банк развития, связанный как с Центробанком, так, например, и с Азиатским Банком развития.

Эти базовые "внутренние" условия по изменению стратегии выхода из кризиса позволят, по крайней мере, смягчить ситуацию "истощения" региона. Если же руководство страны сохранит нынешнюю систему взаимоотношений с РДВ, тогда лет через 10-15 оно рискует в худшем случае вообще остаться без Дальнего Востока, в лучшем - получить "международно-криминально-сырьевую зону" Северо-Восточной Азии.

В тему

По информации Совета безопасности РФ, сравнительный анализ данных по социально-экономическому развитию страны, выполненный по 22 важнейшим показателям, характеризующим социальную и экономическую ситуацию, показывает, что Дальний Восток и Восточная Сибирь относятся к числу наиболее отсталых экономических районов страны. По динамике денежных доходов на душу населения весь РДВ в конце списка российских регионов: реальные денежные доходы жителей Санкт-Петербурга (высший рейтинг) в 1997 г. по отношению к 1991 г. составили 50,88%, в то время как Камчатской области - 5,54%, Сахалинской - 5,70, Магаданской - 6,94, Республики Саха - 10,69, Хабаровского края - 11,61, Приморского - 12,95%.

Лев Коломыц, Татьяна Ощепкова

Поделиться:

Наверх