65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+18° ветер 2 м/c
21 июня
Понедельник

Политика

Полный разброд

Настольная предвыборная игра для больших и маленьких старше 18 лет

Итак, на сегодняшний день на место губернатора Приморья претендует уже 17 человек. Назовем поименно этих отчаянных людей, готовых взвалить на себя безмерную тяжесть ответственности по вытаскиванию приморского бегемота из глубокого кризисного болота. В порядке поступления заявок на участие в конкурсе:

Много это или мало - 17 человек? Дело, конечно, не в количестве, а в качестве кандидатов, но об этом - отдельный материал сегодня и публикации в последующих номерах. Шансы у всех, безусловно, разные. Однако радует, что в списке немалое количество новых и пока не известных широкой публике людей, явно неравнодушных к судьбе родного края. Прекрасно, что во власть тянутся предприниматели и безработные, юристы и врачи, пенсионеры и уборщицы. Ленинская мечта о том, что каждая кухарка должна уметь управлять государством, делает очередную попытку реализоваться на новом витке развития российской цивилизации. Ура, товарищи!

диспозиция. Аты-баты, кандидаты!

То, что происходит сегодня в Приморье в самом начале предвыборной гонки, напоминает сюжет еще не снятой программы "Куклы"

Похоже, мы несколько поспешили, заявив в первом выпуске "Звезд и лампасов", будто никакой самодеятельности на этих губернаторских выборах не будет, а весь предвыборный процесс находится под строгим контролем администрации президента (АП). Именно странные действия АП заставляют нас сегодня по-другому взглянуть на ситуацию.

Кто и чем думает в администрации президента?

Первое и самое странное - это два кремлевских кандидата на одно приморское губернаторство: адмирал Игорь Касатонов и первый зам дальневосточного полпреда Геннадий Апанасенко. Главный куратор Приморья в свое время говорил, что человек он государственный и включаться в предвыборную гонку или нет, решит после обещанной ему встречи с президентом. По информации пресс-секретаря Пуликовского Романа Соколовского, Апанасенко на прошлой неделе имел-таки встречу с Владимиром Владимировичем, доложил ему "о мерах по нормализации ситуации в Приморье", а, выйдя от президента, тут же сообщил о принятом решении участвовать в выборах губернатора.

Но еженедельник "Коммерсант-Власть" еще 6 марта процитировал ответ Игоря Касатонова на вопрос, почему он решил баллотироваться в губернаторы Приморья. "Как пришло решение? Решение пришло, когда меня ВЫЗВАЛИ в администрацию президента..."

Любопытная, кстати, вещь. На прошедшей в минувшее воскресенье в Домжуре встрече экс-губернатора с журналистами Евгений Наздратенко, говоря об Апанасенко как о кандидате администрации президента, попросил не путать эту администрацию с самим президентом - дескать, разводите понятия. И если так, то кто чей кандидат, за кого администрация, а за кого президент - за Апанасенко, за Касатанова?..

Тут мне припомнился рассказ одного россиянина - ему посчастливилось не так давно отобедать в столовой администрации президента. Представь, говорил он, зал, в который с нескольких этажей спускается толпища в ДВЕ ТЫСЯЧИ человек. И все - администрация президента!

Так что вполне может быть и такое: внутри одной администрации разные ее структурные подразделения (типы, фигуры, агенты влияния, etc) не ведая, что творят, выдвигают каждое своего кандидата. А в итоге у приморского избирателя в голове вместо консенсуса сплошной плюрализм. Да и администрация президента в этой ситуации выглядит по меньшей мере загадочно. Хотя, не исключено, в этом есть какой-то высший смысл, недоступный пониманию провинциалов. Тем не менее - факт: за голоса приморского электората будут сражаться два кандидата столицы, а не один, что гляделось бы логичнее и давало бы больше шансов на успех.

Местные кандидаты: каждый умирает в одиночку

Нечто похожее происходит и на краевом уровне. Не будем поминать тех, кого заявить о желании стать губернатором побудили тщеславие или краткая потеря сознания. Обратимся к тем, кто вроде бы отдает отчет в своих действиях. Это, прежде всего, г-да Черепков и Кириличев. Да, прежние политические союзники теперь тоже пошли один против другого.

В одном из последних номеров своего печатного органа "Свободный голос" депутат Госдумы Виктор Черепков на семи (!) полосах опубликовал эпохальный предвыборный манифест. Говоря о себе в третьем лице, Виктор Иванович естественным образом приходит к выводу, что именно он является венцом творения. Во всяком случае, никого лучше самого себя депутату во всей Вселенной обнаружить не удалось. И поэтому, утверждает Виктор Иванович, говорить о ком-то в качестве его конкурента на выборах просто смешно: Геннадия Апанасенко он называет "временно прикомандированным", ни в каких подвигах "не замеченным"; Владимира Гильгенберга - человеком, не имеющим ничего, кроме персональной газеты "Далекая окраина"; Сергей Жеков, по словам Черепкова, в своей жизни командовал только несколькими агентами КГБ; Александр Кириличев - вообще "неуправляемый танк без башни и без тормозов" плюс "предатель". Ну и так далее. Досталось от Черепкова и администрации президента: если, дескать, она не собирается поддерживать его на этих выборах, то ей же хуже.

Так что, как и в случае с федеральным кандидатом, никакого единого кандидата от пресловутой "приморской оппозиции" нет и в помине. Каждый - сам за себя, а значит - против всех. Кстати, на пресс-конференцию по случаю презентации своего решения идти на выборы Кириличев прибыл вместе с коллегами по депутатскому корпусу - Сергеем Дудником, Владимиром Гильгенбергом, Сергеем Соловьевым и Юрием Рыбалкиным, составлявшими некогда единый блок с Черепковым.

Заключительный вывод таков: на данной стадии предвыборный процесс в Приморье есть нечто, похожее только на само себя: это игра и в морской бой, и в оловянные солдатики, и в маленькую психиатрическую больничку... И от этого можно было бы прийти в уныние, да зачем - забавно ведь! А главное - все еще только начинается.

Апанасенко + Касатонов

Кириличев + Черепков

Двое как бы местных, двое как бы неместных - кто кого?

В тему: Кремль ставит на Касатонова

А Апанасенко пустили на выборы, чтобы не обижать полпреда Пуликовского

Газета.ру

Кандидат на пост губернатора Приморья, первый зам полпреда Пуликовского Геннадий Апанасенко поведал общественности о том, как получил "добро" Кремля на участие в выборах: "Приказа президента идти на выборы не было". Тем не менее молчание президента в ответ на заявление Апанасенко о том, что он собирается баллотироваться в губернаторы Приморья, чиновник принял за знак согласия: "Я посчитал, что получил одобрение, хотя никаких указаний президента о моем участии в выборах не было".

Апанасенко - креатура Пуликовского, который не прочь видеть в губернаторском кресле своего подчиненного. Однако его шансы выиграть выборы - под большим вопросом. У адмирала Игоря Касатонова, который тоже утверждает, что он баллотируется от Кремля, заслуг и известности на порядок больше. Причем, по словам адмирала, предложение баллотироваться на пост губернатора Приморья он получил непосредственно из Кремля еще 8 февраля. То есть за месяц до того, как Апанасенко в Кремле не сказали ни да, ни нет.

Причина дипломатичности очевидна. Отказывать полпреду Пуликовскому и его ставленнику в лоб никто не хочет. Предвыборная тактика Кремля продвигать во власть военных по-прежнему в моде. Как сообщил Газете.ру представитель администрации президента, шансы Касатонова в Кремле оцениваются как более высокие, а поэтому именно ему будет оказана максимальная поддержка. Так что Апанасенко рискует повторить судьбу Валентины Матвиенко, которая в свое время хотела стать губернатором Петербурга. Президент ей тоже не сказал ни да, ни нет. Но когда кремлевские эксперты проанализировали данные соцопросов, Путин попросил ее снять свою кандидатуру...

Имперский строй России в региональном измерении

За два последних века в отношениях между российскими регионами и центром по большому счету ничего не изменилось

А.В. Ремнев, Омский госуниверситет

Губернская реформа 1775 г., построенная на принципе усиления местной власти за счет введения в структуру местного управления, помимо губернской администрации еще и власти наместнической (генерал-губернаторов), должна была повысить эффективность всей государственной системы. Это был своего рода шаг в сторону деконцентрации управления, свидетельствующий о понимании необходимости создания сильной и относительно самостоятельной региональной власти.

Александр I, вступивший на российский престол 12 марта 1801 г., хотя внешне и придерживался в местном управлении екатерининского "Учреждения о губерниях", но во след своему отцу Павлу I продолжил преобразования на путях централизации и бюрократизации государственного аппарата. Это проявилось прежде всего в министерской реформе 1802 г. Однако александровские административные реформы высшего и центрального звеньев государственного аппарата оказались плохо согласованными с местными государственными институтами, что демонстрировали постоянные управленческие коллизии между министрами и генерал-губернаторами.

Уже в начале XIX в. стало ясно, что поспешная унификация, не подкрепленная необходимыми мерами по усовершенствованию местного административного аппарата, страдает серьезными недостатками. Расплывчатые формулировки функций генерал-губернаторов на первых порах обеспечили широкий простор их деятельности и при известной автономии регионального управления повысили его эффективность. Однако повышение самостоятельности местной администрации сопровождалось усилением ее произвола и снижением в целом управляемости из Центра.

Ситуация осложнилась с появлением на губернском уровне органов министерского (отраслевого) подчинения. Парадокс развития генерал-губернаторской власти на рубеже XVIII-XIX веков заключался в том, что при видимом расширении полномочий главы местной администрации он продолжал действовать без четкой правовой регламентации. Это было самовластие, но не самостоятельность власти. В государственном местном управлении существовало как бы две линии реализации самодержавной власти: территориальная и отраслевая. Имея общую природу властных полномочий, нечетко разделенные прерогативы, возможность напрямую апеллировать к монарху, министры и генерал-губернаторы с большим трудом координировали свои действия.

Изначально, при учреждении должности генерал-губернатора, предполагалось, что он, включаясь в систему местного управления, должен одновременно и как бы стоять над ним, осуществляя высший местный надзор. Эта двойственность в функциях породила так и неразрешенную в дореволюционном государствоведении проблему: является генерал-губернатор органом управления или только надзора? Неопределенным осталось соотношение властных полномочий генерал-губернатора, с одной стороны, по отношению к высшим и центральным учреждениям, а с другой - к губернатору и губернским учреждениям. На деле, генерал-губернатор, как государев наместник, являлся посредствующей инстанцией между высшей и местной властями, что вносило в управление известную путаницу.

Огромная власть генерал-губернатора зиждилась в основном на личном доверии монарха и была почти бесконтрольна. Но при этом обширные полномочия генерал-губернатора не давали ему без согласования с Центром законного самостоятельного права издавать обязательные постановления, командовать военными силами, изменять штатное расписание чиновников, распоряжаться денежными ресурсами и т.п. Поэтому, связанное по рукам, даже для дел "чистых" местное начальство должно было обходить закон. Отсутствие регулярного и четко отлаженного надзора из Центра порождало то самое "домашнее" управление, где самовластие сочеталось с послаблением. Уже поэтому власть генерал-губернатора была беззаконна, и в случае конфликта, интриг в регионе или в столице он оказывался в весьма уязвимом положении.

Исходя из чувства безопасности, генерал-губернатор должен был окружать себя верными людьми, подавлять всяческую оппозицию и строго следить, чтобы неконтролируемая информация не могла просочиться наверх. Неотрегулированность официальных отношений с высшими и центральными государственными органами заставляла местную высшую администрацию использовать неформальные связи, действуя через личных знакомых, родственников, а то и через фаворитов и фавориток...

Агенты Кремля

Москва заслала к нам двоих своих лучших сынов, чтобы мы сами определили, кто из них нам больше подходит

"Н": - Как получилось, что на приморской земле вступили в борьбу за власть два федеральных кандидата, заявляющих о поддержке их кандидатур Кремлем?

Адмирал Игорь Касатонов: - Я ждал этого вопроса. Между нами - дистанция огромного размера. Апанасенко - действующий чиновник, спрашивающий у Кремля разрешения на свои действия. Я - свободный человек, имеющий поддержку и авторитет на флоте. Конечно, и он, и я прошли этап собеседований с кремлевским аппаратом. Но каких-то договоренностей или скрытых политтехнологий в наших действиях нет.

Первый зам полпреда Геннадий Апанасенко: - Отвечу искренне и прямо - ни о каких "черных" или "грязных" технологиях я не думаю. Я поступаю так, как мне велит совесть.

"Н": - Встречались ли вы с другими претендентами на губернаторское кресло?

И.К.: - Да, в том числе и с первым замом Пуликовского Геннадием Апанасенко. У нас получился неплохой диалог, но ни о какой совместной деятельности и программе работы мы, конечно же, не говорили. Мои помощники встречались и с Черепковым.

Г.А.: - Да, разумеется. Была встреча и с Виктором Черепковым, причем по его просьбе. Мы виделись и раньше. Тогда он уверял, что в губернаторы не пойдет. Сейчас, видимо, что-то в его позициях поменялось.

"Н": - Вопрос, как говорится, ребром: зачем вы идете в губернаторы?

И.К.: - Я в Приморье родился, жил, учился, служил. Мне стыдно было годами слышать о Приморье как о гибнущем крае. Я хочу помочь моей малой родине - у меня огромный опыт дипломатической, военной и административно-хозяйственной деятельности. Это позволяет мне конкретно представлять задачи и работу губернатора края.

Г.А.: - Я иду в губернаторы только потому, что твердо уверен - я смогу наладить достойную жизнь на своей малой родине. Мне поможет огромный и многолетний опыт административной работы на уровне края и федерального округа.

Выбор есть, но разве это выбор?

В настоящее время на сайте газеты "Новости" проходит электронное голосование за реальных (официально о себе заявивших) и виртуальных (чьи фамилии назывались в СМИ в соответствующем контексте) кандидатов в губернаторы Приморья.

Правила голосования: от каждого проголосовавшего принимается только один голос. Любой голосующий может изменить свое мнение, при этом его голос от одного кандидата переходит к другому. Передача голоса от одного кандидата к другому ограничений не имеет. При попытке два раза подряд проголосовать за одного кандидата голосующий получает предупреждение. Третья попытка приводит к блокированию IP-адреса, с которого была произведена эта попытка; разблокировки IP-адресов производиться не будет.

На 11.00 15 марта 2001 года проголосовало 305 человек. Голоса распределились следующим образом:

P.S. В ближайшее время список кандидатов в губернаторы будет откорректирован. В нем останутся только те, кто официально уведомил крайизбирком о своем намерении баллотироваться.

Василий Буслаев

Поделиться:

Наверх