65,24 ↓ 100 JPY
11,17 ↓ 10 CNY
72,33 ↓ USD
63,86 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+25° ветер 4 м/c
25 июня
Пятница

Политика

Ежик в тумане

Владимир Путин упорно молчит о своих президентских планах. Гражданам предолжено голосовать в марте не за программу по выходу страны из финансового-экономического тупика, а просто за симпатичного, сильного и скромного полковника. Пока непонятно, что он предложит, если станет президентом.

Но уже сейчас ясно, что может предложить недавний сотрудник КГБ: тотальную слежку за финансовыми операциями граждан, наделение действующих силовых структур новыми полномочиями, контроль над прессой и частичную деприватизацию. Причем все это создавалось будто специально под Путина, хотя сам он как бы и не причастен ни к одному из этих пунктов. Не им иницирована система слежки под эгидой вступившего в силу закона о контроле над соответствием расходов доходам граждан. Соответствующие поправки в Налоговый кодекс внесены без участия Путина.

Никакие карательные меры по отношению к тем, кто не может доказать легальность происхождения капитала, законами не предусмотены. Поправки можно было бы назвать бессмысленными, если бы не одно "но": они позволяют задействовать 32-тысячную налоговую армию для слежения за любыми фигурами. Такое преимущество Путин не может не брать в расчет. При отечественной системе налогообложения нетрудно организовать скандал вокруг того или иного противника при покупке им недвижимости, золота в слитках, транспортных средств или ценных бумаг. Некую репетицию эффективности слежки провел перед думскими выборами министр по налогам и сборам Александр Починок, найдя неучтенные автомобили у ряда кандидатов.

Теперь возможностей стало больше. При этом особенно интересен контроль за ценными бумагами - это контроль за правом собственности, возможность объявлять недействительными неугодные сделки.

Этого, конечно, мало, чтобы успешно бороться, скажем, с политическими противниками. Но одновременно вступили в силу и новые полномочия налоговой полиции. Ей разрешено самостоятельно, по собственному подозрению, затевать налоговые проверки. То есть, в любую минуту в любую компанию могут прийти воооруженные люди и блокировать ее работу. Полицейские, уже в ожидании обещанных им администрацией президента прав, за прошлый год возбудили почти вдвое больше уголовных дел, чем за 1998-й. На финансовом благополучии нации это пока не сказалось, да и вряд ли скажется - задача стоит больше политическая, чем экономическая. С этого года, чтобы полиции было удобнее, ей разрешено законом "О внесении изменения в Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" осуществлять "мероприятия, связанные с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушиванием телефонных переговоров с подключением к стационарной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, физических и юридических лиц, предоставляющих услуги и средства связи, со снятием информации с технических каналов связи. До сих пор это было прерогативой ФСБ и МВД. Из просимого налоговой полиции осталось получить только доступ к банковской тайне...

Не обойдены вниманием другие спецслужбы. Недавно внесены изсенения и дополнения в закон "Об органах Федеральной службы безопасности в РФ", которые предоставили сотрудникам ФСБ право "производить оцепление участков местности при пресечении актов терроризма, массовых беспорядков, временно ограничивать или запрещать передвижение граждан и транспортных средств по отдельным участкам местности".

При ведении боевых действий в Чечне это понятно. Но закон-то действует по всей территории страны. Слухи о создании суперслужбы по борьбе с коррупцией тоже не беспочвенны, ее структура прорабатывается.

Какое звено должно быть следующим в гипотетической цепочке мер по "закручиванию гаек", если именно такими мерами вынужден будет ограничиться президент Путин в отсутствии реальной экономической программы? Ответ очевиден - контроль над прессой. Свидетельства такого замысла привел секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов. Он утверждает, что в Минпечати "прорабатывается вариант незаметного изменения закона о СМИ через введение системы лицензирования". По мнению Федотова, "это очень опасная инициатива". Лицензии ведь можно вдавать только верным изданиям...

А в главном управлении по борьбе с экономическими преступлениями (ГУБЭП) МВД России уже разработан сценарий деприватизации. Пробной жертвой выбран "Норникель". В ГУБЭП считают, что пакет акций РАО "Норильский никель" был приобретен АКБ "ОНЭКСИМ" незаконно и должен быть возвращен государству. По мнению оперативников, этого требуют старый (принятый в 1991 году) и новый законы о приватизации, которыми предусмотрено, что сделки по приватизации, заключенные с нарушениями закона, признаются недействительными. По этому поводу ГУБЭП надеется договориться с прокуратурой. Понятно, что без благословения Путина никаких конкретных шагов не последует. Он же до сих четко заявлял, что никакого пересмотра итогов приватизации не будет. Но предложение ему о готовности милиции к национализации уже фактически сделано...

Итак, за два с небольшим месяцев до выборов мы видим, из чего предлагается выбирать Путину. Несиловых экономических предложений - капля, они сводятся к призывам продолжать "выдавливать" деньги из экспортеров. Силовых же - море, налоговики, полицейские, милиция, Минпечати - все наперебой высказывают их кандидату и просят новых полномочий. Что выберет Владимир Путин?

Один из недавних сослуживцев Путина характерует его так: "Если сравнивать его с шахматистом, то не с мастером стратегических новаций Алехиным, а с "человеком-машиной" Капабланкой, сила которого была в умении избегать ошибок и ждать, пока ошибется соперник". Если следовать этой логике, то претендент на президенство в России и впредь не будет спешить выдвигать какие бы то ни было инициативы. Пусть ошибаются другие. А Путин выберет самый беспроигрышный вариант.

А какой же вариант в России более беспроигрышный, чем гайки закручивать?..

Поделиться:

Наверх