65,54 ↓ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,67 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 2 м/c
24 июня
Четверг

Политика

Информационный террор

В сегодняшней России случайно победить на выборах нельзя. В сегодняшней России выборы превратились в сложный технологический процесс, в котором случайного нет ничего, ни единой мелочи. И все чаще берутся на вооружение технологии, ни с экономикой, ни с политикой не связанные, а работающие исключительно c сознанием людей, направленные на нагнетание страха, психоза, создание специфической эмоционально-психологической атмосферы. При правильной раскрутке - по графику, со своевременным подключением соответствующих акций и мероприятий - эта технология дает неплохие результаты. Она уже опробована на практике в Санкт-Петербурге, на последних выборах президента Украины, активно реализуется сейчас в Москве. Иногда, если это необходимо, на финише раскрутки появляется обливающийся кровью персонаж. Или труп. Если это необходимо...

Информационный террор

В Приморье создается ситуация, заложником которой хотят сделать действующего губернатора

Феномен Доренко

То, чем занимается сегодня на ОРТ Сергей Доренко, - не авторское своеволие, не бред сумасшедшего и даже не просто бешеные деньги, которые некуда девать, а нормальная реализация сценария по уничтожению политического конкурента. Доренко работает очень профессионально. Но настоящие профессионалы все же те, кто его нанял. В данном случае конкурента не обязательно уничтожать физически. Для публичного политика страшнее его дискредитация, разрушение имиджа, падение рейтинга. Именно этим и занимается Доренко. Но вовсе не он один. Этот просто ярче, последовательнее, беспощаднее.

Технология достаточно незамысловата. Некий оппонент или группа оппонентов какого-либо политика, претендующих на высокие выборные должности, начинают в своих публичных выступлениях и в СМИ озвучивать одну и ту же мысль. Начинают как бы с уровня государственной озабоченности: дескать, нарушаются права граждан, ущемляется свобода слова, а кончают обычными бытовыми пугалками типа: боюсь за свою семью, за свой бизнес, за свой капитал, за свою жизнь. Поэтому жить здесь (там) невозможно, бизнес делать невозможно, кругом страх и беспредел, потому как ТАКАЯ ВЛАСТЬ.

Классика жанра

Классический пример являет Москва, где некоторое время назад началась кампания против мэра Лужкова. Начиналась она как бы на уровне просто разговоров о том, что в мэрии бюрократия, что прессуют кавказцев, не пускают иногородних, невозможно поселиться, передвигаться, устроиться на работу и т. п. Одновременно пошли публикации и сюжеты на ТВ, иллюстрирующие, что все это не только разговоры. Мы видели и милицейские рейды по рынкам, когда десятки людей укладывались лицом на асфальт, и массовые проверки документов у лиц кавказской национальности. Ущемление прав и свобод? Еще какое! Для показа, как это делается, выбрали авторитную газету "Коммерсант", которую на несколько дней прикрыли по противопожарным показаниям. Были для этого основания, или нет, но вывод от нас требовалось сделать однозначный: в Москве при Лужкове возможен любой беспредел по отношению к людям и прессе.

То же самое было продемонстрировано и с НТВ. Как только канал стал договариваться с Лужковым об объединении банка "Москва" с "Мост-банком" и слиянии каналов ТВ-центр и НТВ, у НТВ моментально возникла проблема огромных задолженностей "Внешэкономбанку", причем раскрутка шла опять же абсолютно профессионально - с обширной прессой, комментариями специалистов, судебными исками, арбитражем и т. д. Ясное дело, что за всем этим стояли оппоненты Лужкова. И работала технология, как часики: с изумительной согласованностью по месту, времени, акциям, акцентам.

Или, например, такая актуальная для Москвы тема, как наружная щитовая реклама. Там этот бизнес очень раскручен, это огромные деньги. И вот объявляется, что мэр отдает эти щиты одной какой-то компании в ущерб другим. Опять начинается мощная "раздуваловка". Заурядные хозяйственные отношения власти и коммерческой структуры, бюрократические по сути (аренда, платежи, сроки), превращаются в фактор политического наезда.

Процесс идет по нарастающей и заканчивается тем, что мэр Лужков объявляется убийцей американского бизнесмена, члена правления гостиницы "Рэдисон-Славянская", застреленного из автомата три года назад!

Вот так работает классическая схема опускания кандидата. При этом всем совершенно понятно, что Лужков побеждает на выборах мэра Москвы. Но это оппонентов как раз и не волнует. Вся эта кампания опускает Лужкова на федеральном уровне, сбивает не только его индивидуальный политический рейтинг, но и рейтинг блока "Отечество - Вся Россия" (тем более, что одновременно идет "мочилово" других лидеров "ОВР" - Примакова и Яковлева), а также Москвы как столицы государства. Ведь происходит все это на глазах всего мира.

Как это делается у нас

В Приморье ситуация очень похожая. У нас тоже есть группа оппонентов действующей власти, которая начинала с критики ее административно-хозяйственной деятельности, но очень скоро перешла на страшилки: в крае ущемляются права и свободы, здесь невозможно жить и работать, Приморье - зона страха. Под этот шум очень аккуратно подверстывались покушение на заместителя одного из кандидатов в губернаторы, пожар на фабричке этого же кандидата, прекращение вещания радио "Лемма" по причине отсутствия договора аренды, обыск в офисе и на квартире гендиректора "Дальэнерго". В строку нагнетания страха и истерии ложится любое лыко.

Причем жмут обычно на самое больное. В Москве были теракты, жертвы, что дало возможность начать наезд на городскую милицию, проверять ее, трясти и даже добиться снятия начальника горУВД столицы. В Приморье одна из самых горячих тем - ТЭК. Все события эмоционально-психологического плана крутятся вокруг этого: тариф, долги, отключения, холод, вымерзаем. Оппоненты обязательно отмечаются со своими страшилками в центральных СМИ. Какие от нас требуют сделать выводы? В Москве Лужков не может обеспечить безопасность жителей от беспредела, способствует развалу милиции, в Приморье Наздратенко способствует развалу ТЭК.

Но у всякого сценария должно быть логическое завершение. В Москве наезд достиг эмоционального пика: Лужков объявлен убийцей иностранного предпринимателя. У нас желательно получить тот же результат. То есть мы со дня на день можем ожидать некой акции-провокации. Этого настоятельно требуют правила раскрутки психической атаки на кандидата. Идеально подходит на роль жертвы фигура кого-нибудь из оппонентов. Хотя возможны и варианты.

При всем богатстве выбора

Вариант первый. Вполне предсказуемо, что в отношении одного из оппонентов сами оппозиционеры организуют покушение. Или кто-то из них организует покушение на самого себя. Лучше всего сделать это тому, кто больше всех кричал об испытываемом им страхе. Покушение разом прикрывает не только его поражение на выборах, но и коммерческие интересы. Форс-мажор списывает все: дескать, раз меня здесь убивают, прессуют, житья не дают, то я уезжаю отсюда к чертовой матери, но с чистой совестью, меня нет, я ничего никому не должен. Все это связывается, естественно, с существующей властью. И если "потерпевшему" давали деньги, то он их тем самым отрабатывает. Пусть главный враг побеждает на губернии, но на федеральном уровне он явно скомпрометирован - убийца оппонентов!!! Для оппозиции ситуация абсолютно беспроигрышная.

Вариант второй. За выборами наблюдает третья сила. Она делает ставку на свои интересы. Ей нужен контроль над ситуацией. Выбирается человек-критерий. Он ни на что не претендует реально. Он просто есть. Он просто озвучивает какие-то, допустим, ярко демократические мысли и идеи. И в нужный момент этот человек убирается, как, скажем, Галина Старовойтова. Те, кто ее убрал, остались за кадром, но при этом совершенно очевидно порешали какие-то свои и политические, и коммерческие вопросы. Поскольку все это происходило на фоне подготовки к выборам, то и списано все было на политику. Речь о том, что, создавая вокруг себя некое эмоционально-психологическое поле, человек может вляпаться во что-то такое, о чем и не подозревал, когда подключался к процессу.

Кому это нужно

Для реально оценивающих ситуацию наблюдателей очевидно, что Наздратенко побеждает на выборах губернатора. Лужков побеждает на выборах мэра столицы. И это закулисными сценаристами учитывается. Они смотрят дальше. Их больше волнует новый состав Госдумы и представительство в нем блока Лужков-Примаков-Яковлев. Речь идет также о президентских выборах 2000 года, после которых у нас будет не только новый президент, но и новый премьер, и новое правительство. В этой связи происходит безусловное отслеживание всех региональных лидеров. За ними следят. И "регулируют" их рейтинг. Евгений Наздратенко - тот, чей рейтинг волнует очень многих. И если сегодня случится покушение на кого-нибудь из оппозиционеров, если он появится на фоне своего сгоревшего джипа, то это как раз то, что им требуется. И это как раз то, что делает информационный террор практически неотличимым по результатам от террора бомб и выстрелов заказных убийц.

P.S. Ситуация в Приморье разворачивается настолько в соответствии с классическим сценарием, что начальник краевого УВД генерал-лейтенант Александр Васильев счел необходимым собрать по этому поводу пресс-конференцию. Он официально заявил, что никаких реальных причин для страхов у кандидатов нет, и что любому из них он готов по первому требованию предоставить бесплатную охрану. Но ведь никто не просит. Как вы думаете, почему?

Андрей Томский

Поделиться:

Наверх