57,63 ↓ 100 JPY
90,69 ↓ 10 CNY
63,31 ↓ USD
53,52 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-10° ветер 3 м/c
EN
18 февраля
Вторник

Интервью

Спаситель из касты особого перемещения

Талантливый нейрохирург, как и талантливый любовник, не знает ограничений по возрасту. Особенно если он настоящий мужчина, не думающий только о себе

Научно-практический семинар для нейрохирургов Дальнего Востока, о котором "Н" сообщали на прошлой неделе, состоялся в тысячекоечной больнице. Самое интересное происходило 27 марта, когда началась практическая часть. С помощью нового прибора - ультразвукового деструктора - хирурги разрушали в головном мозге пациента опухоль, грозящую перейти в злокачественную. Подготовительную часть операции выполнял завкафедрой нейрохирургии ВГМУ Владимир Бонашкевич, а вот основную процедуру - удаление, слой за слоем, клеток опухоли без разрушения сосудов - осуществлял приглашенный специалист, светило отечественной нейрохирургии Вильям Хачатрян.

Мы разговаривали с профессором после операции. Честно говоря, с трудом представляю, как можно пять часов копаться в головном мозге. Требуется Бог знает какие сила и осторожность, чтобы удалять клетки опухоли, не трогая здоровую ткань. "Нейрохирург всегда полностью выкладывается на операции, - сказал мне Хачатрян. - Про запас уже ничего не остается".

- Вильям Арамович, говорят, самая длительная операция в вашей практике продолжалась 28 часов. Как же выдержали?

- А что делать? Все на ногах, и ты держишься. И потом, о себе в такие моменты как-то не думаешь. Если сосуд кровит, ты Богу душу отдашь, чтобы все пришло в норму. Но вообще-то, сложность операции не зависит от ее длительности.

- Во Владивостоке вы впервые?

- Оперирую - да. Но просто так был здесь лет 20 назад. Как сейчас помню, жил в "Золотом Роге", по ночам купался в бухте. Однажды возвращаюсь, а на вахте пьяный морфлотовец буянит. Я в плавках, с полотенцем и при бороде. Он спрашивает портье: "Почему этого папуаса пускают, а меня нет?" Мне тогда Владивосток понравился. Я даже чуть было не собрался работать в вашем институте биофизики. А сейчас город совсем другой, что-то в нем изменилось. Когда ехал на семинар, думал, что здесь богатая нейрохирургия, раз город портовый. А получается наоборот - нейрохирурги у вас очень хорошие, а обеспеченность ужасная.

- А почему вы нейрохирургом решили стать?

- О! Я считаю, что это самая лучшая профессия. Если бы перед каждым мужчиной стоял достойный выбор, то он непременно стал бы нейрохирургом. Это я точно знаю.

- Но ведь выбор есть, а сосудистыми хирургами становятся единицы...

- Некоторым страшно, другие не знают, что такая работа есть. И какая она. Это ни с чем не сравнится. В обычной хирургии - пространство, можно сказать, бесконечное. Не видно органа - сантиметра на три можно расширить разрез. А здесь - нет. К мозгу с такими критериями не подойдешь, здесь очень жесткие правила. Его даже касаться невлажными перчатками нельзя. Не говоря уже о том, что оперировать приходится с максимальной точностью. Здесь не может быть ошибки, потому что потом даже "Извините!" некому будет сказать. Вот поэтому каждый раз требуется решать задачи и очень быстро. Я недавно научился водить машину. Мне просто показали, как это делается, а уже через несколько дней я себя возил. Знакомые возмущались: "Как так?!" Я им сказал: "Мы, нейрохирурги, всю жизнь так и делаем - принимаем решения и отвечаем за них". Вот поэтому это самая мужская профессия.

- Мне кажется, все врачи прагматики. Вы, например, как относитесь к понятию "душа"?

- Это когда говорят: "Душечка, как ты мне нравишься?" А вы как относитесь к снежному человеку?

- Ну, я бы на него хотела посмотреть...

- Вот и я посмотрел бы, что такое душа...

- После института у хирурга твердая рука, но мало опыта, а спустя годы - наоборот. Есть какой-то оптимальный возраст для нейрохирурга?

- А какой самый оптимальный возраст для любовника? Хотя, нет: в этом деле он есть. Не обижайтесь, я шучу - после операции всегда хочется разрядиться. У нас в институте есть профессор, которому 70 лет. Три дня назад он оперировал - глядя как он работает, ощущаешь, что ничего случиться не может. Григорович в 74 года оперировал. Бехтереву спрашивали, в каком возрасте лучше учиться, она говорила: в любом. И училась всю жизнь, и оперировала, когда ей было 60. Нейрохирург все время учится - сначала теории, потом ассистирует, потом сам проводит операции. Тридцатилетних сосудистых хирургов не бывает. Это каста с особым перемещением. А что касается возраста, то не бывает плох 70-летний нейрохирург: если он не уверен, если рука дрожит, он знает, что ему нельзя браться за операции.

Прощаясь, Вильям Хачатрян, совершенно утомленный после многочасовой операции, все-таки поднялся, чтобы проводить меня. Наговорил напоследок кучу комплиментов и пригласил в Питер. Джигит и джентльмен в одном лице. Совершенно убийственное сочетание, способное поразить любую женскую душу. Уж мы-то знаем, что она есть...

P.S. В четверг в "тысячекойке" должна была пройти вторая показательная операция, но, к сожалению приехавших на семинар врачей, он закончился на день раньше: уже вечером 27 марта профессор Хачатрян выехал в Хабаровск, чтобы спасти от смерти крохотного пациента - у двухлетнего ребенка обнаружили локальную опухоль в головном мозге. Нужно было оперировать его немедленно, иначе маленькому человечку никогда не суждено задуматься о том, что такое душа и есть ли на свете снежный человек...

Хачатрян Вильям Арамович, 50 лет. Доктор медицинских наук, профессор, старший научный сотрудник Российского института нейрохирургии им. профессора Поленова в Санкт-Петербурге, заведует детским отделением. Исключением из правил стала уже первая нейрохирургическая операция, которую он провел: обычно после сшивания локтевого нерва у людей двигательная функция мизинца не восстанавливается. Студент-музыкант, которого он тогда оперировал, через некоторое время играл уже всеми десятью пальцами. В 80-х годах Хачатрян обнародовал свое открытие - возможность переливания спиномозговой жидкости. Сейчас проводит 2-3 операции в неделю. В рамках федеральной программы развития нейрохирургии часто оперирует в разных городах России.

Яна Хазова

Поделиться:

Наверх