61,54 ↑ 100 JPY
95,83 ↑ 10 CNY
66,99 ↑ USD
55,46 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-2° ветер 3 м/c
EN
29 февраля
Суббота

Интервью

Тайны подземного города

Старейший диггер Дальнего Востока живет во Владивостоке, изучает историю родного края в судьбах людей и собирается найти клад

Корнями в историю

"Отец в гражданскую войну партизанил, в мирное время стал прокурором. Собирал материалы по гражданской войне, по партизанскому движению. У него был хороший архив, после его смерти студенты мешками носили документы".

Мама будущего исследователя подземелий работала в исполкомах разных уровней. "Она заведовала протокольной частью и была, наверное, лучшей стенографисткой в Приморском крае, допущенной к секретной и особо секретной работе. Ей приходилось разговаривать со Сталиным, стенографировать за Калининым, Ворошиловым, работать на встречах на самом высоком уровне..."

Завтра была война

Сам Влагенолий Владимирович тоже делал историю. На его пиджаке - награды Великой Отечественной. "Я оказался участником войны, не подозревая об этом. Просто в те годы плавал на судах, а все они были вооружены. С началом войны с Японией мы перебрасывали десант на Сахалин, в Корею. Перевозили паровозы: на палубу настилали рельсы и загоняли состав. Наши пароходы регулярно бомбили, торпедировали..."

Товарищи гибли, да и сам Клименко должен был несколько раз попасть на суда, которые уходили на дно, но всегда находилась какая-то причина, оставлявшая его на берегу.

Судьба человека

На счету Влагенолия Клименко - сотни исторических очерков, бесчисленное количество исследованных темных пятен в истории - не зря же его называют одним из лучших знатоков Приморья. Но первой серьезной его работой стала история Женщины.

"Людмила Александровна Волкенштейн, - Клименко достает потертый фотоальбом с фотографией молодой привлекательной женщины на обложке. - Я первый в России написал про нее. С нее началось мое увлечение историей. Она не была членом Народной воли, но вместе с ними подготовила покушение на князя Кропоткина в Харькове. Потом о ее участии в покушении стало известно. Людмила Александровна к тому времени уехала за границу под именем Анны Андреевны Павловой. В 1884 году, по возвращении в Питер, ее судили и приговорили к смертной казни. Она отказалась писать прошение о помиловании - настолько сильны были ее убеждения. Потом были 13 лет в одиночной камере Шлиссельбургской крепости - до нее ни одну женщину не сажали в одиночку. После - перевод в Петропавловскую крепость, где ее впервые увидел уже взрослый сын-студент. В итоге Людмилу Волкенштейн отправили на поселение на Сахалин, и ее муж - наверное, единственный в истории мужчина - поехал за ней в ссылку.

Ее расстреляли во Владивостоке, куда она переехала после ссылки, прямо на привокзальной площади. Была мирная демонстрация, а с митинга все пошли туда, где сейчас почтамт. Там стояли пулеметы. По людям открыли стрельбу, все бросились врассыпную. Пуля прошла через голову Людмилы Александровны... Похоронили ее в Покровском парке, установили бронзовый бюст. Сейчас он хранится в музее - иначе увезут в Китай..."

Чтобы помнили

Влагенолий Клименко, кроме прочего, восстанавливал памятники, имена. На Эгершельде были три могилы бойцов, погибших на Хасане, - разбитые, разобранные, с простреленными звездочками - так упражнялись в меткости бойцы ближайшей части. "В 1986 году я пошел к школьникам. Мы побелили основание, звездочку покрасили. Тогда же открыли счет - на новый памятник, выправили заново могилы, все привели в порядок. Сейчас я туда не хожу - снова все разрушено, металл выкорчеван с мясом. Сердце болит, не хочу видеть..."

Позже Клименко разыскал и прах Уткина, чьим именем теперь названа улица. "Я нашел его около бывшего мореходного училища, где сейчас кинотеатр "Вымпел". Полтора года искал! Еле успел - там уже работал бульдозер. Собрал кости в чемоданчик, принес к себе на балкон - а куда еще их было нести? Добился перезахоронения..."

Спустя несколько лет Клименко нашел останки шкипера Гека в Покровском парке, его тоже перезахоронили с почестями на Морском кладбище. С единомышленниками ездили в Ленинград, оттуда привезли прах Бурачека. Теперь и он лежит в приморской земле.

"Сейчас занимаюсь Партизанском. Как станет теплее - поеду туда добиваться, чтобы поставили памятник Владимиру Николаевичу Френцу. Ведь какую он роль сыграл! Был горным инженером, управляющим Сучанским рудником. При нем заложили первую шахту, оттуда начался город. А теперь о нем мало кто знает, на могилу ездят редко, хотя она в городе находится. Думаю, надо назвать его именем горный техникум в Партизанске, бюст сделать. Нельзя забывать основателей, терять корни".

Андеграунд

Спелеологом, или исследователем построенных человеком подземелий, Клименко стал перед самой пенсией. В 1986 году трое единомышленников создали клуб "Владивостокская крепость". С тех пор Влагенолий Владимирович прочесывает подземный город.

"На форт номер два я ходил больше двадцати раз. Начертил его карту. Посчитал все ступеньки, вымерял уклоны. На третьем форте стал свидетелем преступления. Услышал разговор двух мужчин: "Закопали - теперь никто не найдет..." Потом узнал, что их поймали. Это были два брата, которые переодевались в милицейскую форму, останавливали джипы, убивали людей и закапывали их. Видел я там свежий холмик..."

На пятом форте был командный пункт комфлота. "Сейчас металлисты начали вырезать цветмет. Когда форт строили, переходы прикрывали металлическими дугами, а сверху заливали бетоном. Сейчас эти опорные пластины повыкорчевывали, форт стал рушиться. Лестницу вырезали металлическую, витую - наверх не пробраться. Вандалы..."

Клименко облазил все форты Владивостокской крепости, кроме первого - на Горностае. "Там и по сию пору стоят военные. Не пройдешь - чуть что, сразу стреляют..."

И сегодня, в свои 75, он бодр, подвижен, водит на форты группы. "А старейшим диггером меня ребята назвали из местного диггер-клуба скорее в шутку..."

Серебряная плита

"Летом пойду искать клад. Я давно узнал, в каком месте в Садгороде заложили памятную серебряную плиту в честь открытия санатория. Высчитал все, выверил. И ведь это не последний клад во Владивостоке... А вообще, когда только начал заниматься историей, понял, что такого города, как Владивосток, нет больше нигде в мире. Мы во многом - первые. И уникальные. Я до сих пор открываю для себя этот город..."

Влагенолий Владимирович Клименко родился во Владивостоке 1 мая 1927 года. Мальчика назвали диковинным именем, сложив первые слоги имен всех членов семьи - Владимир (отец), Геннадий (старший брат) и мама Ольга. Сорок лет он прожил в одном доме на улице Фонтанной. Еще мальчишкой излазил все доступные подземелья старого Владивостока.

Алена Ортман

Поделиться:

Наверх