56,25 ↑ 100 JPY
89,55 ↓ 10 CNY
61,86 ↑ USD
52,97 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-10° ветер 1 м/c
EN
22 января
Среда

Интервью

Уголовная тяжесть погон

Новый процесс по печально знаменитому делу Григория Пасько обещает стать более захватывающим, чем прежний.

Судья должен всегда оставаться судьей, журналист - журналистом, независимо оттого, есть ли у них воинские звания. Это высокие законы и морали, и права. Выше них оказался только Тихоокеанский флот, где именно ВОЕННЫЙ суд упорно пытается судить именно ВОЕННОГО журналиста, и вообще, погоны давят на плечи всем - сотрудникам ФСБ, работникам прокуратуры и даже какой-то части "общественного мнения". На что же в этой "задавленной" атмосфере может рассчитывать подсудимый?

Как уже сообщали "Н", 4 июня в военном суде ТОФ должно начаться новое судебное рассмотрение уголовного дела военного журналиста Григория Пасько. Вернула его на круги своя Военная коллегия Верховного Суда РФ, отменившая предыдущий приговор, обнаружив "неполноту и односторонность судебного следствия" в первой инстанции. Но при этом сами "верховно-военные" последовательность до конца не проявили: признав неправильной квалификацию действий Пасько по 285-й статье УК РФ (злоупотребление полномочиями), они не дали окончательной оценки первоначальному обвинению его по 275-й статье (государственная измена) и предпочли снова поручить эту оценку совести флотских судей. Накануне нового слушания новыми составами суда и защитников и со старыми обвинением и доказательствами на вопросы корр. "Н" о перспективах этого дела отвечает адвокат Иван Павлов.

- Вы не так давно вступили в процесс. Успели ли вы ознакомиться полностью со столь внушительным делом?

- Я приехал во Владивосток специально для участия в защите Пасько, и у меня было достаточно времени, чтобы ознакомиться со всеми материалами этого дела. Кроме того, еще в Петербурге я прочитал те публикации, которые были размещены в интернете. Более того, мне пришлось изучить даже несущественные материалы, которыми, кстати, дело просто изобилует. Оно настолько зашлаковано следствием не относящимися к предмету обвинения документами, что его легко можно было бы сократить вчетверо. А из того, что следствию удалось провести законно, в сухом остатке будет, может быть, пара, в лучшем случае, тройка документов. Как показывает мой опыт участия в деле Никитина для ФСБ это обычная практика.

- Нет ли у вас как у юриста сомнений: дело состоит из 22 томов - может, человек, которого вы собираетесь защищать, все-таки в чем-то виноват?

- В таких делах юристу, как правило, сразу ясно все - есть здесь состав преступления или нет. Прочитав практически все материалы дела, я не увидел ни одного документа, свидетельствующего о наличии признаков состава какого бы то ни было преступления. Пасько обвиняют в том, что он честно исполнял свой профессиональный журналистский долг, освещая неблагоприятную экологическую обстановку в дальневосточном регионе России.

- Как известно, основанием для отмены предыдущего приговора Военной коллегией ВС стала неполнота судебного следствия, допущенная судом первой инстанции. Почему, на ваш взгляд, эта "инстанция" позволила себе такое "допущение"?

- Суд, скорее всего, хотел пойти на какой-то компромисс, признав Пасько виновным в совершении преступления - но не по "особо тяжкой" 275-й статье, а по статье меньшей тяжести - 285-й. Но этот компромисс был абсолютно не нужен защите. Его ищут в тех случаях, когда адвокаты чувствуют какую-то слабость. Слабости же у защиты в этом деле никакой нет. У нас есть твердая позиция - дело лишено какого-то юридического содержания, большинство доказательств, которые к тому же не свидетельствуют о вине Пасько, получены с нарушением законов, о чем мы своевременно будем говорить по ходу судебного следствия и информировать общественность. Каждое такое наше заявление мы намерены публиковать в интернете и предоставлять всем интересующимся СМИ.

- Обо всем этом, в сущности, достаточно громко говорилось во время предыдущего процесса. Однако суд, по большому счету, не внял ни заявлениям адвокатов, ни возмущенным выступлениям прессы. Не кажется ли вам, что если суд опять будет искать компромисса - чтобы и волки были сыты, и овцы целы, - то и защита снова столкнется с прежними трудностями?

- На мой взгляд, поиски компромисса - не судейское дело. Компромисс должны искать стороны, участвующие в процессе, если они хотят найти его. Если же они не хотят этого, то суду надо принять позицию либо той, либо другой стороны. Мы настроены вести процесс очень жестко и противостоять любым поползновениям со стороны прокуратуры и ФСБ оказать какое-то давление на суд. Это возможно только при условии, когда пресса отмалчивается. В такой тишине, да еще прикрывшись от чужих глаз горой томов уголовного дела, суд может под давлением обвинения принять неправосудное решение. Поэтому мы очень надеемся на поддержку СМИ, направленную исключительно на то, чтобы не дать надавить на суд.

- Какие новые аргументы намерена предъявить суду защита?

- Мы планируем сделать в суде больше десяти заявлений о нарушениях и фальсификациях, допущенных в ходе расследования этого дела. Несколько из них будут абсолютно новыми, не прозвучавшими на прошлом судебном заседании, поэтому по соображениям тактики я сейчас не хочу их озвучивать. В любом случае, наши оппоненты не имеют ни одного шанса победить нас на правовом поле. Наша общая задача не дать им сойти с этого поля.

В новый состав группы защитников Григория Пасько, помимо адвоката Анатолия Пышкина, теперь входят член Приморской краевой коллегии адвокатов Ольга Коровина, член Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Иван Павлов (входил в группу защитников, которая добилась полного оправдания каперанга Александра Никитина, также обвинявшегося в госизмене) и президент Русского ПЕН-центра Александр Ткаченко.
Поделиться:

Наверх