66,54 ↑ 100 JPY
11,31 ↑ 10 CNY
73,20 ↑ USD
64,56 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 2 м/c
22 июня
Вторник

Общество

Назад - в будущее

История как наука становится все более узкой и популярной

Примеряя новые маски

Согласно традиционному представлению, историки - это такие отрешенные летописцы, которые, добру и злу внимая равнодушно, фиксируют происходящее вокруг на папирусах или винчестерах. Словом, люди не от мира сего. Но случись что - и все бросаются к истории: ищут в ней аргументы и опровержения, роются в архивах в поисках объяснения, что же все-таки происходит за окном.

Конференция молодых историков, прошедшая с 13 по 16 мая в ДВГУ и Институте истории ДВО РАН, показала две особенности современной исторической науки. Во-первых, ее предметная область все больше размывается: многие темы докладов не имели ничего общего с традиционным восприятием истории как набора фактов о прошлом. Палитра - от осмысления боевых искусств каратэ и ушу до семейного быта моряков Владивостока.

Во-вторых, история привлекает все больше молодежи: на конференцию съехалось около сотни молодых историков со всего региона - от Сахалина до Читы. Основной интригой конференции стали отношения с новыми смежными дисциплинами, вызвавшие целую дискуссию. Кто такие историки? Должны ли они заниматься только раскопками и архивами? Или это люди, которые больше других понимают про жизнь человека в целом? Сторонников нашли обе точки зрения...

Непредсказуемое славное прошлое

России и истории друг с другом как-то не везло: первая в нее все время попадала, а вторую регулярно переписывали. Кроме того, в последние годы ее традиционные объекты стремительно растаскиваются другими науками. В европейских странах, как известно, ниша исторического знания всегда была достаточно узкой: у них историк - это специалист по письменным источникам. То ли дело у нас: история - царица наук, превращенная большевиками в главную опору идеологии. А поскольку другие науки об обществе, кроме диамата, были в загоне, то историкам пришлось разрабатывать весь набор гуманитарных дисциплин - от философии до этнографии.

Однако с реабилитацией социологии, культурологии и прочих неточных наук предметная область самой истории стала быстро съеживаться, и историки подались в антропологию, страноведение, право... Это позволяет им изучать современность, которой нормальная история вообще-то не касается - в западной исторической науке события последних 50 лет к истории принципиально не относятся.

Как отличить историю от мифа

Оказывается, историки часто не могут объяснить - как оно там было "на самом деле": по словам Владимира Соколова (ДВГУ), реконструировать, что было тысячу лет назад, в точности практически невозможно. Кстати, поэтому историки так любят отдаленное прошлое - чем меньше информации, тем больше простора для фантазии. Каждое поколение историков обращается к одним и тем же текстам, а прочитывают их все время по-разному: как заметил профессор Анатолий Кузнецов, история - это не то, что было в прошлом, а представление о нем, интерпретация. В истории даже появилось сослагательное наклонение: например, что было бы, если бы Сталин не пришел к власти? Такими "если бы" сейчас историки занимаются на полном серьезе: по словам Владимира Соколова, в фокусе внимания исследователей оказались уже не наборы фактов, а интерпретации событий и возможные сценарии их развития.

Можно сказать, что с этим в России всегда было хорошо: школьные учебники у нас переписывались с каждой сменой правящего режима. Впрочем, идеологизация истории - известная в мире традиция, так как единственным заказчиком на исторический продукт всегда была власть. По словам Анатолия Кузнецова, те общества, которые сами не имеют серьезных исторических оснований, всегда создают для себя какие-то этнические мифы, и их история - это просто вариант мифологии.

Тем не менее, несмотря на необъятное поле проблем и кучу нерешенных вопросов, конференция, по мнению участников, удалась. Корреспондент не удержался от искушения спросить у них, чем история так привлекает молодежь. И вот что молодые историки на это ответили.

Василий Кузьмин, аспирант Хабаровского педагогического университета:

- В историю я попал из-за личного интереса к этой науке. Она учит критичности мысли: если человек, закончивший истфак, верит кому-то на слово, то я могу сказать, что он эти пять лет спустил в унитаз. Историк должен относиться критически к тому, что ему предъявляют, уметь анализировать, отличать истинное от ложного. А конференция очень полезна. У нас уровень преподавания гораздо ниже, и многим нужным вещам просто не учат...

Денис Литошенко, аспирант ДВГУ:

- Молодежь идет в историю затем же, зачем люди покупают автомобили или паровозы. Историческая компетенция - это фактор удовлетворения своих амбиций, элемент социального престижа. Правда, только в пределах этого профессионального круга. А ценности, которые я считал бы нужным принять в этом сообществе, - терпимость к любой точке зрения и признание многовариантности истины.

Кирилл Кротов

Поделиться:

Наверх