65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+28° ветер 2 м/c
13 июня
Воскресенье

Общество

Беглец из Бутырки

Один из троих зеков, совершивших дерзкий побег из Бутырки, начинал свою криминальную карьеру во Владивостоке

Военно-морской разбой

Это преступление запомнилось сотрудникам Советского РОВД надолго. 9 декабря 1990 года матрос Борис Безотечество, прапорщики Виктор Лобанов и Александр Кривиченко, служившие в в/ч 59037, дружно выпивали в общежитии. Комнатка принадлежала Лобанову, особого повода для пьянки не было, а Безотечество в этот день вообще должен был находиться на территории части - ему как срочнику-кочегару положено было кидать уголек. Но делать этого он в принципе не хотел. Сошлись все трое давно, поскольку были приблизительно одного возраста - Борису Безотечество было 19, Кривиченко - 20, Лобачеву - 22 года. Последние двое, правда, поднялись в военно-морской иерархии: выучившись в школе мичманов, стали командирами. Однако вместо того чтобы командовать, как предполагал Устав, быстро сошлись с персонажами, подобными Безотечество...

Они выпили пару бутылок водки на троих, а когда вышли на улицу, принялись размышлять - а не ограбить ли кого. Намерения, может, так и остались бы намерениями, если бы каждый из троицы не вооружился кухонным ножом. В районе дома № 3 на улице Кутузова военморам попался 29-летний гражданин Звездов, рабочий ГУМа. На нем были модная тогда куртка-аляска и теплые кроссовки. В руках он нес пухлый сверток. Военные морячки не долго думали: Звездова догнали, сбили с ног, несколько раз ударили и, приставив к телу сразу три ножа, потребовали снять куртку и кроссовки. Пакет также забрали с собой.

В кармане аляски, между прочим, находилось 505 рублей. Сумма весьма неслабая, если учесть, что средний заработок инженера был порядка 120 рублей. В пухлом пакете, отобранном у Звездова, лежал овчинный военный тулуп.

Не спеша удалившись от места ограбления, военморы двинулись дальше, и тут Безотечество увидел "Хонду Аккорд". Японские авто секонд-хенд тогда только начали ввозить, и они служили показателем финансового благополучия их хозяев, поэтому бравый матрос сразу решил модную тачку немного "раскулачить". Подобрал первый попавшийся камень, высадил боковое стекло, открыл дверь и начал выкорчевывать из панели автомобильный магнитофон, отрезая провода и пытаясь набить кассетами карманы...

Морской бой с опергруппой

В это время Звездов очень своевременно заскочил к своему товарищу и позвонил по "02". Городской дежурный передал информацию в Советский РОВД, откуда спустя несколько минут выехала опергруппа.

К несчастью для Безотечество, он сразу же был замечен сотрудниками милиции, поэтому магнитолу взять так и не успел - тут не до хорошего, ноги бы унести. Пробегая мимо Кривиченко, Безотечество крикнул: спасай, мол, менты на хвосте. Для следователя Александра Пруткова, который почти догнал Бориса Безотечество, падение было неожиданностью: мичман Кривиченко подставил ему подножку. Правда, не учли подельники одного: следом за Прутковым бежал милиционер Лалетин. И когда Безотечество понял, что убежать все-таки не удастся, выхватил нож и кинулся на Лалетина: "Не подходи! Зарежу!" Но на подходе была еще одна группа, всех налетчиков задержали на месте.

Сказки не прошли

На допросах они рассказывали сказки: будто мирно попросили у Звездова закурить, а тот грубо ответил, за что его и побили. Версия эта не выдерживала никакой критики, потому что у каждого из нападавших с собой был нож. Элементарная проверка документов выявила: каждый из участников разбоя характеризовался по службе неважно. У Лобанова на одно поощрение было пять взысканий, у Кривиченко на 7 поощрений - 8 взысканий. Безотечество превзошел своих подельников, заработав за время службы только взыскания.

Уже после того как все трое были осуждены, врио председателя трибунала Владивостокского гарнизона полковник юстиции Ткаченко написал представления на имя командира их части и начальника школы мичманов: почему столь положительные персонажи, как Кривиченко и Лобанов, которых так высоко ценили, с первых же дней начали пить водку с подчиненными? Почему Безотечество во время дежурства оказался не в части, к тому же пьяным, да еще и успел собрать целый букет преступлений?

Безотечество, несомненно, был рекордсменом по числу статьей - ему предъявили обвинение сразу по четырем: 146 ч. 2 пп. "а" и "б", 15 и 144 ч. 2, 191-1 ч. 2 и 207 (разбой, кража, сопротивление сотруднику милиции, угроза убийством).

Ни родины, ни флага

Трибунал не слишком церемонился с проштрафившимися военморами. Безотечество получил 7 лет колонии усиленного режима, Лобанов - 6 с половиной лет усиленного режима, Кривиченко - 6 лет. Всем присудили конфискацию имущества. Кроме того, оба "командира" были решением суда лишены воинских званий. Экс-прапорщики попытались было восстановить справедливость и обжаловать приговор, сваливая вину друг на друга, но суд Тихоокеанского флота оставить приговор в силе.

Безотечество и не пытался обжаловать приговор - знал, что с такими статьями на милость правосудия надеяться нечего. После суда Кривиченко и Лобанова оставили отбывать наказание в Приморье: первый попал в 27-ю колонию, второй - в 29-ю. Лобанову повезло - ему скостили восемь месяцев по президентскому помилованию, и 23 сентября 1996 года он был освобожден. Безотечество, как и Кривиченко, отсидел от звонка до звонка. Кроме того, Безотечество был этапирован из Приморья в учреждение УН 1612/1, где и пробыл большую часть срока.

За то время, которое Безотечество отбывал свой срок, многое успело измениться: государственный строй, Уголовный кодекс и сами нравы общества. Даже японские машины перестали быть показателем достатка. Следователь Олег Демин, тогда капитан юстиции, дорос до первого заместителя прокурора Владивостокского гарнизона, стал подполковником. Безотечество же за это время только укрепился в единожды выбранной стезе: идти на преступление не в одиночку, действовать нагло и жестоко.

Идут в Бутырку срока огромные

В декабре 1997 года Безотечество освободился. Вернулся в родной Анжеро-Судженск, устроился на кладбище - вместе с братом и дядей он копал могилы. Однажды произошла у него стычка с Лоскутниковым, другим работником кладбища. Решив во что бы то ни стало оставить последнее слово за собой, Безотечество придумал коварный план. Дождавшись, пока Лоскутников с женой уйдет по грибы, он, взяв с собой 14-летнюю подружку, заявился в дом "супостата". 14-летняя дочь Лоскутникова, Саша, открыла дверь. С ножом в руках (привычка размахивать ножом у него так и осталась) Безотечество попытался объяснить девочке, что ее папа плохой человек. Сашенька с таким утверждением не согласилась. Тогда бывший матрос трижды воткнул ей в горло нож. Уходя, убил и парализованную Сашенькину бабушку, а его 14-летняя помощница Настя Токарева прихватила из дома вещи хозяев.

Задержали его в тот же день, суд отмерил ему пожизненное заключение. Это решение Безотечество попытался оспорить в Верховном суде, поэтому-то его и этапировали в московское СИЗО-2 (Бутырку), чтобы рассмотреть все нюансы дела. Его посадили в камеру к таким же отморозкам-разбойникам: один, бывший кикбоксер, убил предпринимателя и двух его маленьких дочек, другой во время ограбления зарубил двух человек топором. Там душегубы и сошлись накоротке.

Бег в никуда

Несмотря на всю удачливость побега (никого из троицы так до сих пор и не поймали), бежать убийцам просто некуда. Связь с родственниками они давно потеряли, там, где они когда-то жили, круглосуточно сидят оперативники. Да и родственники убитых готовы растерзать каждого из "героев".

Все в этом побеге символично: и то, что побежали втроем (бывший матрос любит преступления "хором"), и то, что лаз вырыли возле параши, и даже то, что они вполне могли утонуть где-нибудь в канализации - ведь этот побег - от безысходности. Бег в никуда...

Александр Огневский

Поделиться:

Наверх