65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 0 м/c
14 июня
Понедельник

Общество

Минимущества готовится к войне

Принудительным отчуждением чужого имущества в пользу государства будет заниматься личный консультант главного приватизатора страны

У министра имущественных отношений появился новый зам. Ну появился и появился, нам-то что с того. Но зам не простой, а по национализации собственности. Такие назначения случайными не бывают.

Газета.ру

Человек сложной репутации

Зовут нового зама Александр Браверман. Личность известная. До марта 1999 года он был первым заместителем Фарита Газизуллина, министра госимущества. МГИ с тех пор переименовалось в Министерство имущественных отношений и при этом оттянуло на себя значительную часть функций Минюста. Теперь в обязанности обновленного Минимущества входит не только управление госсобственностью, но и регулирование практически всех имущественных отношений. Возросший объем работ и стал причиной того, что Газизуллин уговорил премьер-министра Касьянова вернуть в министерство Бравермана, который известен тем, что участвовал в подготовке огромного числа приватизационных документов.

По словам источника в Минимуществе, Браверман в качестве третьего первого зама Газизуллина как раз и займется доработкой и проведением через Думу трех главных имущественных законопроектов. Ему придется работать над новой редакцией закона о приватизации, законопроектом о национализации и Земельным кодексом. Учитывая репутацию Бравермана, следует предположить, что тексты этих законопроектов будут юридически безупречны, однако с проведением их через Думу могут возникнуть трудности.

Напомним, что Александр Браверман в течение четырех лет был личным консультантом Анатолия Чубайса в самые горячие приватизационные годы. Причем его деятельность на этом поприще опиралась на щедрую поддержку западных консультационных институтов. Затем в должности первого замминистра Браверман лично занимался скандальной сделкой со "Связьинвестом", продажей акций "Роснефти" и 2,5 процента акций "Газпрома" иностранцам. С этой точки зрения выбор Газизуллина вызывает некоторое удивление: зачем вводить в руководство министерства человека, настолько причастного ко многим шумным историям, что его имя фигурирует в скандальных файлах службы безопасности группы "Мост"? Но если сейчас министерству нужно выполнить какую-то щекотливую работу, то лучшей кандидатуры, чем Браверман, не найти. А такая работа есть. В списке законопроектов, над которыми бьется ведомство Газизуллина, есть один документ, который уже сейчас вызывает кривотолки. Это проект закона о национализации.

Очень странный законопроект

Проект уже подготовлен, одобрен правительством и вот-вот будет внесен в Думу. Более того, как утверждают в Минимуществе, перед ведомством поставлена задача провести этот закон через парламент до конца нынешней сессии. Внимательное прочтение документа вызывает, мягко говоря, противоречивые чувства.

С одной стороны, подобные законы существуют во многих развитых странах мира на тот случай, если государство что-то покупает у частника. С другой стороны, некоторые формулировки российского проекта вызывают недобрые предчувствия. Так, статья первая утверждает, что предприятие может быть национализировано "в исключительных случаях в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства". Важно добавить, что под национализацией авторы закона понимают "принудительное", а не добровольное отчуждение имущества.

Типа комментарий

Обратившись за комментарием в Минимущества, мы получили от его представителя следующий ответ, текст которого воспроизводим дословно.

- Что вы понимаете под "обеспечением обороны страны и безопасности государства" в случае с национализацией?

- Представьте себе, что на Москву движутся танки. Мы должны немедленно национализировать завод "Кристалл", чтобы он производил не водку, а "коктейль Молотова".

- Но проект предусматривает очень длительную процедуру национализации - по каждому заводу нужно принимать специальный федеральный закон, созывать комиссию по национализации, а за это время танки будут уже в Москве...

- В условиях военного времени, вы же понимаете, все будет делаться очень быстро.

- То есть национализация будет проводиться только при наличии внешней военной угрозы?

- Нет, вероятно, могут быть и сугубо мирные случаи. Пока трудно представить - какие. Ну, допустим, в стране исчез сахар, и тогда нужно национализировать свекольные поля.

- Как, исходя из подобной логики, вы поступите с нефтяной отраслью и нефтяными компаниями, которые, к примеру, из-за разницы цен начнут вывозить большую часть сырья за рубеж, обрекая страну на дефицит топлива? Тоже будете национализировать?

- Вы сами ответили на свой вопрос. Тем не менее вы должны учитывать, что в условиях мирного времени мы в каждом случае должны будем уговаривать Думу дать добро на национализацию.

Бюрократия жаждет реванша

Как видите, недобрые предчувствия не обманули. Политические реалии России сейчас таковы, что любой закон, в тексте которого содержатся слова "обеспечение обороны и национальной безопасности страны", может трактоваться чересчур широко. Вспомним в этой связи недавно принятую Доктрину информационной безопасности. На самом деле исполнение любого закона зависит от общей ментальности национальной бюрократии. Если бюрократия руководствуется в своих действиях интересами государства и ценностями рыночной экономики, то закона нечего бояться. Если же чиновники действуют в интересах отдельных лиц или компаний, то над российским бизнесом нависнет действительно серьезная угроза. А о том, что есть нынешняя российская бюрократия, нам слишком хорошо известно. Известно, в частности, что чиновники до сих пор считают себя господствующим классом и вряд ли упустят шанс взять реванш в борьбе за средства производства у российского бизнеса.

Поделиться:

Наверх