65.42 ↓ 100 JPY
11.22 ↓ 10 CNY
71.68 ↓ USD
64.44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 8 м/c
15 июня
Вторник

Общество

Милицейский произвол в законе

С введением понятия "лицо, склонное к совершению правонарушения" в России не остается ни одного человека вне подозрения

Правительство внесло в Думу проект закона "Об основах государственной системы предупреждения преступлений", разработанный в МВД. Как и другие законодательные инициативы милиции, уже находящиеся в парламенте ("О борьбе с организованной преступностью", "О борьбе с коррупцией", "О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым физическими лицами доходам"), новый проект исходит из необходимости всепроникающего вмешательства проверяющих инстанций в частную жизнь и отрицания презумпции невиновности.

Лев Левинсон, DeadLine.ру

В начале этого документа много и расплывчато говорится о принципах законности, гласности, "демократизме предупреждения преступлений". Затем в соответствии с "демократизмом" устанавливается, что, помимо преступников, признаваемых таковыми в известном порядке, в полное распоряжение правоохранительным органам отдаются массы людей, "поведение которых указывает на возможность совершения ими преступлений" - потенциальных нарушителей закона.

Объектами "предупреждения преступлений" становятся носители некой тайной пока угрозы, "склонные к совершению правонарушений", но не успевшие или не сумевшие пока их совершить. Выявлять их будут МВД, ФСБ, налоговая полиция, прокуратура и еще бог знает кто всеми возможными способами - от оперативного наблюдения до заявлений и жалоб граждан, сообщений каких-то "организаций и общественных объединений", газетных публикаций. В разработку будут попадать странные случаи "наличия в деянии лица признаков состава преступления при отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела". К носителям этих "признаков" и будут применяться "индивидуальные меры".

Перечень таковых открывает "профилактическая беседа", выражающаяся "в разъяснении лицу его ответственности перед обществом, социальных и правовых последствий продолжения антиобщественного поведения, убеждении в необходимости следовать установленным нормам поведения". "В ходе беседы профилактируемое лицо предупреждается о необходимости прекращения антиобщественного поведения". Представить себе это лицо, равно как мирно беседующего с ним правоохранителя, нетрудно: такие беседы проводятся повсеместно и заканчиваются, как правило, либо добровольным взносом на нужды "предупреждения преступлений", либо телесными повреждениями.

Но ведь, скажете вы, все случаи "антиобщественного поведения", когда нарушителя норм можно остановить и подвергнуть чему-либо, подпадают если не под уголовную, то под административную ответственность - будь то даже безобидная нецензурная брань или оскорбительное приставание к гражданам. Меры административного воздействия перечислены в КоАП, включающем и предупреждение, соответствующим образом оформляемое, но отнюдь не профилактическую беседу. Да и что это за беседа, в которой, помимо правоохранительных органов, по законопроекту могут "участвовать представители соответствующих организаций, общественных объединений и другие заинтересованные лица"? Зачем этим "заинтересованным" (и в чем?) беседовать совместно, скажем, с гуоповцами, с "профилактируемым лицом"?

Помимо душеспасительных бесед, авторы проекта предлагают ставить лиц, "поведение которых указывает на возможность совершения ими преступлений", на профилактический учет. В чем он состоит, не уточняется. Говорится лишь, что он "направлен на наблюдение и контроль за их поведением, оказание профилактического воздействия на таких лиц и устранение причин преступлений и условий, способствующих их совершению". Но ведь условием совершения экономических преступлений является бизнес, а изнасилований - наличие детородного органа. Причины же воровства - безработицу, бедность, бездомность - вряд ли получится устранить профилактическим учетом.

Незатейливая милицейская логика приводит законотворцев к утверждениям, что "применение мер предупреждения преступления должно соответствовать характеру и степени общественной опасности противоправного деяния лица". Казалось бы, если деяние совершено, то и предупреждение его запоздало. Но магическое слово "пройдемте" становится равносильно судебному приговору. Цитированный пассаж помещен при этом в статью, озаглавленную почему-то "Социальная справедливость предупреждения преступлений".

Не следует также забывать, что к преступлениям, согласно УК, относятся не только убийства и грабежи, но и такие вещи, как незаконное предпринимательство и лжепредпринимательство, уклонение от уплаты налога, клевета, оскорбление, шпионаж и государственная измена, что открывает большие возможности для профилактических действий. Будучи не в силах описать всю многовариативность предупредительных мер, авторы записали лишь, что "порядок их (мер) применения регламентируется в соответствующих нормативных правовых актах правоохранительных органов с учетом специфики их предупредительной деятельности". То есть кем угодно и как угодно.

И все же доказывать, что профилактика преступлений не менее, а, скорее, более значима, чем борьба с преступностью, вряд ли необходимо. Только настоящая профилактика требует иных, непривычных для МВД подходов, иной квалификации кадров. И социальная адаптация подростков (скопом причисленных проектом к потенциальным правонарушителям), и реабилитация бывших заключенных (которых МВД предлагает профилактировать своими беседами) - все это стоит больших денег, впрочем, сполна окупаемых. Вкладывать в профилактику выгоднее, чем в индустрию борьбы с преступностью. Между тем "предупреждение", предлагаемое правительством, не предполагает, как говорится в пояснительной записке, вообще никаких затрат. Обрекая же профилактику преступности на самофинансирование, то есть окончательно развязывая руки милиции, можно лишь узаконить нынешний произвол.

Поделиться:

Наверх