66,54 ↑ 100 JPY
11,31 ↑ 10 CNY
73,20 ↑ USD
64,56 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 1 м/c
22 июня
Вторник

Общество

Дело капитана Штуккенберга

Знаменитый капитан Николай Штуккенберг мог стать вторым, после Гогена, художником-затворником, уединившимся на острове Таити. Он хотел отправиться туда на маленьком суденышке из захваченного интервентами Владивостока и посвятить остаток дней живописи. Неизвестно, удался бы побег, но отговорила жена. И оказалась не права. Оставшегося в советской России моряка-художника расстреляло НКВД...

Дело капитана Штуккенберга

Прошедшая недавно во Владивостоке выставка картин капитана дальнего плавания, и, по мнению многих специалистов, одного из лучших художников-маринистов Дальнего Востока, Николая Штуккенберга возродила интерес к этой незаурядной личности. Из рассекреченных недавно архивов КГБ нам удалось узнать подробности биографии и последних дней жизни капитана.

26 февраля 1937 года в доме номер 54 по улице Менжинского раздался звонок. Как во многих семьях того времени, его ждали. Дом был оцеплен, и в квартиру капитана Штуккенберга гурьбой ввалились сотрудники НКВД. Хозяину дома предъявили ордер и приступили к обыску. Согласно протоколу, у Николая Максимовича изъяли следующие ценности и документы: паспорт, диплом, загранпаспорт, записную книжку, японский альбом для негативов, рисунок акварелью, переписку, лист копировальной бумаги с японскими иероглифами, царские банкноты на сумму 707 рублей и серебряный портсигар с напаянными монетами "иностранного прозводства".

Помимо протокола, была заполнена анкета, из которой следует, что Н.М. Штуккенберг родился в 1880 году в Москве, окончил мореходное училище в Баку, служил на Каспии и Балтике. Во Владивосток приехал в 1913 году по личному приглашению барона фон Таубе, тогдашнего начальника торгового порта. Служил капитаном на ледоколах "Славянка", "Поярков", "Добрыня Никитич", "Красин". Незадолго до ареста, 18 февраля 1937 года, сдал дела, мотивируя тем, что не справляется с работой.

Причина отхода знаменитого капитана от дел прозаична - он просто устал. Апатия накапливалась у него день ото дня, год за годом. Он был глубоко аполитичным человеком. Работая на Советскую власть, Штуккенберг не получал никакого удовольствия, более того, порой он считал ошибкой и свою профессиональную карьеру капитана. Его все больше увлекала живопись. Он собирался посвятить любимому делу оставшуюся жизнь. Была бы его воля, он вообще сбежал бы от цивилизации на далекий остров Таити, где некогда нашел убежище Поль Гоген. Не получилось...

Из допроса Н.М. Штуккенберга:

"Вы собирались бежать на Таити?"

"Это было в период гражданской войны. Интервенция, частые перевороты, смена властей и правительств так мне надоели, что у меня появилась мысль убраться от всего этого подальше. Мечте добраться до Таити на каком-нибудь маленьком судне помешала жена, посчитавшая эту идею авантюрной. Об этой идее знали многие знакомые и относились к ней насмешливо".

9 марта 1937 года Штуккенбергу было предъявлено стандартное обвинение во враждебном отношении к Советской власти и связях с японской разведкой.

Из допроса Н.М. Штуккенберга:

"Как началось ваше знакомство с японцами?

"...Я считал японцев передовой нацией и определенно симпатизировал им как несомненно культурным людям, в чем я имел возможность убедиться по моим первым знакомствам в 1913 году. Вторым этапом знакомства с японцами стал период интервенции. По роду своей службы мне приходилось часто участвовать в банкетах, устраиваемых японцами, как это мне советовал начальник порта. К этому периоду относится и моя работа по спасению двух японских коммерческих пароходов, севших на мель вблизи Владивостока. Все это привело к тому, что среди японского офицерства у меня появился ряд знакомых, которые стали посещать мою квартиру, приходили в гости, приносили угощение и вино... Однажды японские офицеры приехали с просьбой разобраться в карте бухты Врангеля, показать им подходы к Сучану и еще какому-то населенному пункту. Это граничило уже с назойливостью. Желая привлечь меня на работу к себе, японцы предлагали должность капитана, обещая выстроить мне в Японии европейский, со всеми удобствами, дом и т.п. Я отказался..."

Широкие знакомства Штуккенберга во владивостокском обществе обернулись против него. Его обвиняли во всем, что происходило с его знакомыми и друзьями. Так, даже знакомство с семьей Владимира Арсеньева сыграло против него. Жену Владимира Клавдиевича арестовали, и связывали ее "дело" со Штуккенбергом. Но больше всего ему навредило знакомство со знаменитой семьей Бринеров, умудрившейся обвести НКВД вокруг пальца и бежать за границу.

На все попытки инкриминировать ему антисоветские настроения Николай Максимович отвечал: "Я не могу терпеть никаких политических разговоров и чувствую к ним физическое отвращение..." Оправдание, которое само звучало как приговор. 13 июля 1937 года Штуккенбергу объявили, что следствие по его делу закончено и направлено на рассмотрение в Особое совещание НКВД СССР. 2 сентября тройка УНКВД по Дальнему Востоку постановила: "Расстрелять, имущество конфисковать". Последняя страница в деле стала последней страницей в жизни известного капитана и художника. 11 сентября 1937 года приговор был приведен в исполнение.

Жена Штуккенберга чудом спасла более 100 картин мужа и фотографию Николая Максимовича, выполненную в 1928 году во владивостокской фотостудии "Рембрандт". Он снят с любимым догом Ро, сопровождавшим капитана во многих рейсах. В 1959 году, после того, как Н.М. Штуккенберг был реабилитирован, она передала картины и фотографию в музей им. Арсеньева.

Галина Лунегова, Сергей Че

Поделиться:

Наверх