65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 1 м/c
21 июня
Понедельник

Общество

Страшная правда профессора Преображенского

Доктор геолого-минералогических наук. Профессор экологии. Преподаватель экологических дисциплин в ДВГУ. Завлаб в Институе географии. Коралловед с мировым именем. Человек с активной гражданской позицией. Со-создатель новой теории космогонии. Это не научно-исследовательский отряд. Это в единственном лице Борис Владимирович Преображенский. Если бы прототипом своего однофамильца у Булгакова был именно он, то Шариков у него занимался бы очисткой акватории Амурского залива...

Утонувшие в дерьме

- Когда мы обкатывали наши методики для тропических морей, нам нужен был тест-объект под рукой, и мы попробовали в этом качестве Амурский залив. Лет десять назад по инициативе фирмы "Экорамбус" мы начали исследовать залив планомерно - они дали нам денег на зарплату и кое-какие анализы. Собрали огромный по тем временам коллектив в 60 ученых. На судне академии месяц болтались в заливе и сделали карту донных ландшафтов, причем долго сами не могли понять, что же мы такое нарисовали. Но тогда это было нам неинтересно, да и фирме эти исследования нужны были лишь для какой-то политгалочки. А вот когда у нас появились компьютеры, мы сделали из этой огромной карты 28 маленьких и увидели, как сейчас живут в Амурском заливе животные и растения. И НАМ СТАЛО СТРАШНО.

Залив загрязнен ЗАПРЕДЕЛЬНО. Основу его биомассы составляют уже не крупные и красивые виды морских обитателей, а гадкие бактерии и микроводоросли, то есть море превращается в болото. Ил, грязь, сероводород, микробы... Очистная станция на Де-Фризе для сточных и фекальных вод перерабатывают 30 тысяч кубометров грязи в сутки, а город-то выдает 500 тысяч! Но и этого маленького количества плохо очищенной воды хватает, чтобы загубить месторождение лечебных грязей на Де-Фризе, в Угловском заливе. Нет, там и сейчас лечат, но только вирусами и бактериями.

Сорок лет назад владивостокские мужики во Второй Речке вылавливали полные телеги красной рыбы. С помощью обычной канзы собирали огромное количество устриц. Трепанга брали прямо с поверхности, морскую капусту, креветок, рыбу. Но за последние 40 лет количество животных на квадратный метр акватории уменьшилось в 10-15 раз! Амурский залив грязный, Уссурийский - только чуть чище. Купаться в них нельзя. А мы еще обсуждаем перспективы развития туризма в Приморье...

Во время работы над проектом "Большой Владивосток" мы посадили на катер врачей краевого санэпиднадзора, вышли в залив и попросили их брать пробы через каждые сто метров. Результат - 100 процентов проб заражено ротовирусом и гепатитом A (желтухой)! Болен весь залив, начиная от Токаревской кошки! Думаете сейчас, в связи с кризисом и остановкой многих предприятий, ситуация улучшилась? Нет, она ухудшается год от года. Ведь не тяжелые металлы - бич нашего залива, а самая банальная органика. Жителей в городе из-за кризиса меньше не стало, и есть они меньше не стали, а значит, и испражняться...

Нужно одновременно отсечь все стоки в Амурский залив, чтобы туда больше не попадало ни капли. И не строить громадные очистные станции, которые выгодны только тем, кто туда деньги зарывает. Нужны маленькие очистные сооружения - они будут расчленять фекального монстра на рукава. Одно выйдет из строя - трагедии не произойдет.

Семейная космогония

Но все эти дела - частные, прикладные. По-настоящему профессора интересует теория мироздания, теория возникновения Земли как планеты. Рядовое ли это тело среди всех других небесных тел? Как возникла Солнечная система? Возникла ли она вообще или кто-нибудь ее создал? Как устроена Вселенная? Я поняла, что говорить об устройстве Вселенной нельзя, так как она не системна, у нее нет ни структуры, ни начала, ни конца, ни размера... На эту тему только что вышла его книга - "Эфирно-вихревая космогония профессора Смирнова". Профессор Смирнов - его отец, работавший над этой теорией полвека. Опубликовать научный труд не мог, потому как ему даже с учениками запрещали разговаривать на эту тему. Сорок лет его работу продолжает сын. В общей сложности 90-летний труд двоих людей.

- Книжка вышла в частном издательстве тиражом в 1000 экземпляров, коллеги уже позанимали очередь, но кое-кого она возмутит, конечно. Там доказывается, например, такая "мелочь": закона всемирного тяготения не существует... Я мог тиснуть книжку в издательстве "Наука" за государственный счет, но предпочел отправить туда монографию, над которой мы трудились всем отделом, - "Основы подводного ландшафтоведения". Красивая такая, иллюстрированная...

Мертвый город

- Было время, когда при городском совете я возглавлял инициативную группу по подготовке проекта "Большой Владивосток", отвечал за экологический блок. С командой в 20-30 человек мы проанализировали все - воздух, землю, почву, растительность, питьевую воду, мусор, здоровье детей... Тихий ужас! И самое ужасное то, что мы крепость, причем идеальная крепость. У настоящей крепости должна быть одна дорога - есть. По Амурскому заливу к нам не подойти - мелко, по Уссурийскому тоже - скалы, через сопки - батареи везде стоят. А в нормальном городе все дороги должны быть связаны между собой, люди должны жить в долинах, на верхушках сопок не должно быть НИ ОДНОГО строения. У нас все наоборот - люди живут на сопках, промышленные предприятия расположены в долинах. В общем, хуже города не придумаешь.

Что можно сделать? Только две вещи. Срочно отрезать все стоки в Амурский залив, как я уже говорил, и убрать все здания с верхушек сопок. Каждый квадратный метр незастроенной земли, особенно верхушки сопок, нужно засадить зеленью - она не только воздух улучшит, но и будет задерживать сток воды в долины и не позволит всякой дряни с дорог стекать в Амурский залив. А еще Владивосток - сейсмичная зона. И землетрясения здесь, пусть через 200-300 лет, но будут, и они могут достичь семи баллов. При такой магнитуде город будет разрушен до основания. Увы, из-за неграмотного планирования и строительства мы обречены на вечные кризисы, каждый из которых будет сильнее прежнего.

Мусорные пляжи и говорящие моллюски

Недавно профессор и его лаборатория подсчитали, сколько предметов антропогенного происхождения находится на 1 кв. метре каждого пляжа. То есть сколько спичек, пуговиц, окурков, бумаги, пакетов... Знаете сколько? До 2500 единиц! Особенно грязно на пляже в Спортгавани, где больше всего народу.

А еще я увидела у профессора на столе изумительный прибор (на фото). "Запатентовать бы надо", - говорит Борис Владимирович. Если в этот "шарик" положить мидию или другого моллюска, то она сможет с помощью кривых рассказать профессору Преображенскому свою слезоточивую историю - как она росла, чем питалась, кто на нее охотился и какими фекалиями ее поливали...

Лора Алентова

Поделиться:

Наверх