65,63 ↑ 100 JPY
11,21 ↓ 10 CNY
72,22 ↓ USD
63,94 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 4 м/c
19 июня
Суббота

Общество

Зависимые мамы

Каждый четверг в КЦНК встречаются женщины, пытающиеся спастись и выжить - их дети - наркоманы

"Господи, благодарю тебя за мир и покой, которые ты хранишь в моем сердце, несмотря ни на что. Я признаю себя бессильной и немощной. Я не могу заставить своего ребенка бросить колоться. Я бессильна своей волей, угрозой, наказанием, добрыми словами и уговорами помочь своему ребенку. Я смиряюсь с этим и буду работать только над собой. Мне стыдно за многие мои слова и поступки, когда я малодушно или излишне бурно, злобно и гневно реагировала на поведение моего ребенка. Я винила его, а виновата во всем только я. Прости меня, Господи..."

"...А недавно она мне заявила: я рыба, это моя последняя жизнь. Не мешай мне, я хочу уплыть..."

"Он продал все: телевизор, магнитофоны, холодильник, мебель. Я терпела. Но когда однажды из спальни исчез маленький настенный светильник, во мне словно что-то оборвалось. Струна лопнула. Уходи, говорю. Уходи навсегда. А я лягу и буду спокойно спать..."

"А мне рассказывали: мать увезла дочку куда-то в горы. Обмотала ее всю с ног до головы липкой лентой и держала так семь месяцев. Вылечила. Может, и с моим так же надо?.."

"Звонок в дверь. Хватаю ружье, выскакиваю и ору, что есть сил: если еще раз хоть из окна увижу - убью! Больше они к нему не приходили..."

"Сын мне говорит: "У наркомана, мама, два желания". Я смотрю и думаю: "Господи, ну скажи, какие же у тебя желания?" Первое желание, говорит, - уснуть. А второе - проснуться..."

"Иногда думаю: уколоться вместе с ним, что ли? Он предлагал. Может, тогда остановится мое сердце?.."

"Она мне сказала: я кайфа не ощущаю, мне уже не до него. Но я сама в эту яму залезла, я из нее и буду выбираться..."

Как мгновение исчезают дни, мелькают недели и месяцы. Идут года. У этих женщин - свой отсчет времени. Что может быть страшнее смерти собственного ребенка? Что может быть страшнее, чем смотреть на своего ребенка, умирающего полгода, год, три, пять, семь лет?

Умирающего медленно и верно - по собственному желанию. Татьяне Сергеевне скоро будет 60. Ее сыну Алексею - 22 года. Четыре года он употреблял наркотики. Сейчас счет другой - почти 100 трезвых дней!

"Это не то, что ты думаешь..." Фразой этой Алеша рубил все мои подозрения. Вначале он курил "химку", я находила коробочки, свернутые бумажки. Потом перестала находить ЭТО. Он менялся на глазах. Я все поняла. Это был шок, в голове стучало: "Наркоман, наркоман, наркоман". Как слепой котенок, кидалась в разные стороны: что делать!? Я не могла ничего никому рассказать - мне было стыдно и страшно.

Сейчас я понимаю: все, что с нами произошло - мое наказание. И расплата должна быть моя. Беда произошла давным-давно, только я ее не замечала, не видела. Гордыня определила мою судьбу, будущее. Ведь Бог избрал немощных, чтобы посрамить сильных... Слезам моим не было конца. Я стыдилась, я ненавидела собственного сына! Он варил дома наркотики, воровал у меня деньги, продавал вещи брата... Убийцей стать очень легко, я знаю. Я была готова убить, отравить моего мальчика. Я чувствовала, что схожу с ума. "Вразуми меня, Господи!" - молилась я.

Разговоры, угрозы и увещевания - все было бесполезно. Он слушал меня, но оставался глухим. И я поняла одну важную вещь - не его надо ломать. Ломать мне нужно было саму себя. Старые взгляды, желания, мысли, с которыми я жила всю жизнь, надо было выкорчевать. И взрастить новые. Кто не прошел этот путь, вряд ли поймет, что это такое - полюбить сына-наркомана.

Я искусственно создала дома обстановку, чтобы он страдал. Ведь только через страдания человек обретает себя. Неделями мы голодали - в нашем доме не было никакой еды, кроме соли. Я не давала ему денег. Это и есть любовь - уметь сказать "НЕТ". Он пытался покончить с собой. "Вон веревка! - говорила я. Только уезжай куда-нибудь подальше. Для меня ты будешь без вести пропавший". Я отпустила его от себя, чтобы он обрел свободу. "Мальчик Алеша, дорогой мой! Я твоя мама Татьяна. Я люблю тебя таким, какой ты есть. Я прощаю тебя и благословляю тебя. Я освобождаю тебя и себя от всякой зависимости..." Я повторяю эти слова миллионы раз. Путь физического и духовного страдания мы прошли вместе. Его ломало. Я кричала от боли вместе с ним. Мы пережили все. Мы выжили.

Алеша не колется уже три месяца. Устроился на работу, восстанавливается в университете. Каждый день по много раз я ищу хоть какие-то следы наркотиков и не нахожу. Я молю Бога о спасении моего сына. Если он вновь начнет убивать себя... Я буду молиться..."

Юлия Гусейнова

Поделиться:

Наверх