65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+18° ветер 1 м/c
14 июня
Понедельник

Общество

Дэйв, брат всех рокеров

В конце прошлой недели Владивосток прощался с Игорем Давыдовым, Дэйвом - своеобразным символом города и ушедшей эпохи "советского рока"

Нет смысла говорить о том, что сделал этот светлый и жизнерадостный человек для владивостокской рок-культуры. Достаточно пролистать его многочисленные интервью и статьи о нем, которые пестрят эпитетами: "рок-гуру", "вечный оптимист", "человек, переломавший систему". И если кто и был "послом рок-н-ролла в неритмичной стране", так это именно Дэйв - несостоявшийся гидроакустик, талантливый менеджер, ходячая рок-энциклопедия и брат всех рокеров...

У каждого - свой Дэйв

Не верится. Вот, кажется, снова в редакции зазвонит телефон, и Дэйв вкрадчиво, в своем ехидном стиле скажет: "Здорово я вас всех здесь наколол? Поверили?!" А потом появится на пороге с вечной улыбкой, в стоптанных ботинках и с черной сумкой через плечо, набитой ксерокопиями газетных выступлений, старыми фото, какими-то кассетами с записями очередной новой "звезды с Чуркина", печатью рок-клуба. Промелькнет тень смущения: опять в завязке...

К нему можно было заглянуть в гости без приглашения. В любое время суток. Двери однокомнатной клетушки на фуникулере были открыты любому, кто без ножа или камня за пазухой. Дэйв любил привечать гостей - мог, один раз увидев человека, запросто пригласить к себе домой.

Пара баттлов хорошего вина или "Пантов на меду", пластинки CURE и сигареты "Лаки Страйк" - это для Дэйва. А для гостей - серия нескончаемых ярких баек о знаменитых рокерах Владивостока и Питера, искренняя, почти собачья преданность и вера... В какой-то момент он мог впадать в веселые безумства, сломя голову нестись куда-то и хлопотать за никому не известных начинающих музыкантов. Торговать кассетами в ларьке на Спортивной и там же проводить "семинары" с местными маргинальными персонами на предмет музыкальных пристрастий. Выпускать журнал. Или смертельно бояться цунами, наивно полагая что оно сметет Владивосток...

Александр Демин, рок-музыкант и близкий друг Дэйва, вспоминает, как тот умело и эффективно помогал ему на гастролях по Сибири и Дальнему Востоку в 1987-1992 годах. Без копейки в кармане Дэйв доставал каким-то образом деньги для музыкантов, хлопотал о гостиницах и записях на студиях.

Во Владивостоке уже появился альбом, записанный Деминым и легендарной группой "Зоопарк" в Питере в 1990-м. Если бы не Дэйв, который сумел договорится со студией, этой памятной записи могло и не быть. Но кассета с альбомом все-таки вышла в тираж. Лучше поздно...

Собака по имени Дэйв

Многие, кто знал Дэйва, вспоминают о его почти фантастической доброте и порядочности. В последнее время в его квартире жили его старый приятель с женой: так получилось, что они остались без жилья и денег и попросили Дэйва приютить их на две недели. А получилось надолго. Дэйв спал на полу, а квартиранты - на его кровати. Это было неизменное правило - гостям самое лучшее. Не мог он по-другому.

Он, вообще-то, очень многого не мог: предавать друзей или зарабатывать на них, воровать, заниматься коммерцией, слушать русскую поп-музыку, подолгу не пить, работать на одном месте и делать карьеру, копить деньги... Кстати, о деньгах - у него их почти никогда и не было. Жил почти что впроголодь. Спасали мимолетные "работы" - в газетах время от времени были востребованы его статьи мемуарного характера. Иногда помогали друзья. Рассказывают, как однажды Дэйв пришел к своему давнему приятелю, солидному бизнесмену, с небольшой просьбой - одолжить пару тысяч рублей на покупку новых ботинок. Денег ему дали, но взамен попросили написать расписку с обещанием не пить до фестиваля "Чистый рок". Фестиваля, к которому он очень трепетно и ревностно относился. Еще бы - на его глазах и при его малом, но все-таки участии, возрождалось то, что он пытался создать во Владивостоке еще в середине седых 80-х. Он считал, что рок-клуб - это его тема. Тема жизни.

Конец

Его последний май складывался вполне удачно: прошел фестиваль, появились благосклонные отклики в прессе, все вдруг вспомнили о его персоне, замерцали перспективы постоянной и интересной работы с рок-музыкантами. Дэйв засветился. Ожил. Проснулся от многолетней спячки. Быть нужным и быть в теме - вот это были главные фишки в его игре. Накануне смерти он звонил старым приятелям - звал в гости, рассказывал о своих грандиозных планах. На одном из телеканалов показывали фильм об истории владивостокского рока.

27 мая, в ночь с воскресенья на понедельник, Дэйва не стало. Буквально за один день трагическая весть облетела весь город. Никто не мог понять, что произошло. Никто не верил, что ДЭЙВ УМЕР. Потому что ДЭЙВ для Владивостока - это как памятник Борцам за власть Советов, как набережная, как фуникулер...

Его отпевали в храме. Прощались под музыку его любимых групп. Игоря Андреевича Давыдова похоронили на Морском кладбище, в самом зеленом секторе. Эпитафия на его памятнике скромна, как он сам: "Дэйв, брат всех рокеров"...

Сергей Сим

Поделиться:

Наверх