65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+20° ветер 6 м/c
15 июня
Вторник

Общество

Литейных дел мастер

Уходит в прошлое эпоха русских мастеровых. Последние ее представители пытаются спасти Дело

Не хватало только тесемки, которой ремесленники обычно прихватывали волосы, а в остальном... Мой герой как будто шагнул со страниц книг Лескова - коренастый, бородатый мастеровой с живым взглядом и стремлением послужить государству. Только Левша кричал: "Пусть они ружья кирпичом не чистят", а Николай Жарков пишет, звонит и ходит во все инстанции с просьбой решить судьбу литейного производства на Дальзаводе. И, подобно своему старорусскому предшественнику, творит эксклюзив.

Последний пушкарь

Я начала искать этого человека через знакомых и третьих лиц, когда узнала, что он раздобыл где-то чертежи старинной пушки, отлил ее и даже испытал - она стреляла, как и положено орудию. Согласитесь, редкое хобби. Дальше - больше. Я продвигалась в поисках, попутно узнавая, что памятный знак с орлом на железнодорожном вокзале, означающий конец Транссиба - его рук дело; что литая ограда вокруг клуба "Пионер" на Лазо, разительно отличающаяся от себе подобных, тоже сделана Жарковым. А есть еще латунная надпись на здании ДВГУ, которая в солнечную погоду сияет огнем, и мемориальная доска-памятник "Юнгам флота" на Бестужева, и...

Левша для генералов и братков

Жаркова знают и авторитетные в своих кругах люди, и военные, и чиновники, и деловые. Словом, те, кто имеет деньги, чтобы заказывать красивые вещи.

- Моя карьера началась с драки с одним из серьезных братков. Я тогда только начинал заниматься художественным литьем. Он мне заказал одну вещь. Сделал, а ему не понравилось. Я молодой был, ну и оскорбился: что значит моя работа - фуфло? Слово за слово, в общем, досталось мне. Но сейчас я даже благодарен этому человеку, как бы странно это ни звучало. Я тогда так сильно на него обиделся, что подумал: не я буду, если не сделаю чего-то такого, чтобы он от зависти лопнул. Долго старался, наконец, сделал такое обрамление для камина - никто из его гостей потом не верил, что это у нас в городе сработано. А несколько лет назад его убили...

Не так давно к Жаркову обращались флотские. "Военачальники спохватились, когда до дружественного визита нашего корабля в Японию оставалась всего неделя. По их задумке, нужна была памятная доска в честь наших павших моряков. Меня тогда спросили, реально ли в такие сроки сделать вещь. Переводил на пенопласт, вырезал макет. Работал без сна, ночью закончил доску, а в восемь утра примчались военные, забрали ее и доставили на судно, которое отправлялось в Токио на открытие мемориала павшим морякам-тихоокеанцам".

Сейчас владивостокский Левша сотоварищи занимаются интересным проектом - делают интерьер для одного бара. "Столики располагаются как бы в трюме старинного судна, а наверху сквозь проломанную палубу видно звездное небо. Никто в городе больше не взялся за эту работу. А мы рискнули. Не потому, что деваться некуда и такие заказы - наш единственный заработок сейчас. В городе просто не к кому обратиться с таким заказом! Есть литейки в Первомайском районе и в Угловом, но там сложным литьем не занимаются - так, "лепят" по мелочи ливневые решетки, канализационные люки".

Природная химия

Жарков ведет показывать свое хозяйство и рассказывает о таинстве ремесла. "Сначала делаются модели для литья. Из дерева вытачивают точную копию нужной детали, потом помещают ее в ящик, свободное пространство забивают специальным составом, куда входят жидкое стекло и особый песок, который доставляют с уральского месторождения - Кичигинского". Наши литейщики последнюю партию песка для работы раздобыли под Тавричанкой. "Правда, он не такого качества, как нужно, - сетует Жарков, - поэтому на ответственные отливки мы его не пускаем". При формовке опоки (ящика, внутрь которого потом заливают металл) давление на деревянную модель огромное. Поэтому, когда Жарков начал использовать в моделях вместо дерева пенопласт и фанеру, старые мастера пальцем у виска крутили. А потом увидели, что получается, и махнули рукой.

В получившуюся "фигурную" пустоту заливают металл. "У каждого сталевара свой рецепт. Мы сейчас варим такие марки стали, каких никто в Приморье не варит. И уже никто не осилит, потому что для этого надо иметь опыт". Результат непредсказуем, всем руководят силы природные. "Вроде это наука, химия, реакции, но невозможно предсказать, как поведет себя отливок. Литье не бывает точным, предугаданным. Обычно делается припуск, а уж потом деталь подгоняется".

Когда работает сталеплавильная печь, это настоящий ад. В последнее время на Дальзаводе стали часто отключать свет, и работать с чугуном все сложнее. В таких условиях невозможно подгадать ни со сроками, ни с качеством изделия. "Недавно одному авторитету выполняли заказ. Хорошо, что с ним отношения нормальные. Мы ему объяснили, что свет отрубают, он понял. Обещаешь за две недели сделать, а провозишься полтора месяца. Мои заказчики - публика своеобразная..."

Маразм, возведенный в степень

Иначе об отношении властей всех уровней к литейному производству мастер Жарков и не говорит. "Меня один из чиновников спрашивает: зачем ты бегаешь и бьешься, чтобы это производство сохранить, тебе это нужно? И это говорит государственный человек! Дело в Приморье гибнет, это ему должно быть нужно! Я-то всегда себе на хлеб заработаю..."

Литейный цех Дальзавода и модельный участок закрываются. С ними умирает все литейное производство в крае. Через год-два начнутся трагедии. "У нас были прецеденты, что на Водоканале сломались шестерни, и они пришли к нам: ребята, спасайте. Дело в том, что многие детали, механизмы нельзя купить, их можно только сделать. Мы вот раньше сколько раз ТЭЦ-2 выручали. В следующий раз, если там что-то опять сломается, здесь просто некому будет выполнить этот заказ. Дальэнерго нам свет отключает и тут же звонит и спрашивает: ребята, как там наш заказ, отлили болваночку? Пардон за вот такой пример: есть машина-насос, которая чистит туалеты. В ней как-то что-то сломалось и все - в дерьме утонули. Так у нас над душой тут все начальники стояли - так нужна была деталь. Это ли не показатели того, что все это производство должно быть сохранено?"

Самое страшное, считает Жарков, что это невосстановимо уже сейчас, даже если власти вдруг прозреют и дадут им миллионы долларов. Старые мастера просто не успеют подготовить смену. "Литьем у нас сейчас профессионально занимаются старики-пенсионеры. Конечно, ходят к нам пацаны, им здесь интересно, но кто их будет Делу учить? Ведь на это нужны годы. Люди расходятся, умирают, школа исчезает. Обидно..."

Мастер Жарков уходит делать вентили для канализации и лить пушки и каминные решетки для новых русских. Пока глаз схватывает красоту металла. Пока руки чувствуют его силу. Пока есть свет...

Николай Жарков, мастер модельного участка литейного цеха Дальзавода, 39 лет. После школы окончил судостроительный техникум, первая специальность - радиотехник. Начал работать на заводе "Изумруд" учеником, через год был назначен мастером цеха. Несмотря на перспективы в карьере, ушел с завода, потому что стало неинтересно. В поисках себя сменил несколько мест работы, пока не остановился на модельном цехе Дальзавода. В 1995 году с отличием окончил ВГУЭС по специальности "инженер-организатор производства".

Яна Хазова

Поделиться:

Наверх