65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 4 м/c
15 июня
Вторник

Общество

Жизнь водяного

Его не случайно называют русским Жак-Ивом Кусто. Всего на несколько лет позже знаменитого француза он начал заниматься тем, что сейчас называют дайвингом - подводным погружением с аквалангом. Судно, на котором Михаил Пропп проводил научные исследования в Тихом океане, называлось "Каллисто". У Кусто - "Каллипсо". Бывают странные сближенья...

Жизнь водяного

Из сказок виртуальных в сказку реальную

Михаил Пропп родился в 1938 году в Ленинграде, в семье известного профессора-филолога Владимира Проппа, изучавшего волшебные сказки народов мира. Возможно, поэтому Мишу с детства тянуло ко всему волшебному и необыкновенному. Он вырос, и этим волшебным и необыкновенным для него стал подводный мир океана, изучению которого он посвятил жизнь.

Он "заболел" подводными погружениями в 18 лет, когда увидел документальный французский фильм "Двадцать минут под водой", крутившийся перед киносеансом в ленинградском кинотеатре "Гигант". Летом 1957 года Михаил с друзьями, собственноручно изготовив акваланг (помог друг, работавший на компрессорном заводе), отправился на Черное море. Там они ныряли до осени, забыв про все на свете, в том числе и про осторожность - у одного из пионеров русского дайвинга во время погружения произошел разрыв легких, едва спасли.

Закончив химфак ЛГУ, Михаил Пропп попал по распределению в Мурманский биологический институт Академии наук, где попытался наладить подводные исследования в Северном Ледовитом океане. На него смотрели, как на сумашедшего. Тем не менее он доказал, что это вполне возможное дело и нырял не только летом, но и зимой. И загорелся во что бы то ни стало попасть в Антарктиду.

Второе открытие Антарктиды

"Почему Антарктида? - говорит Михаил Владимирович. - Потому что это была единственная на Земле "терра инкогнита". При этом, если сам континент люди уже посещали, то его подводную часть не только не исследовал никто, но даже и не видел. Это оставалось, собственно, единственным местом на планете, где человек еще не побывал. Может быть, именно поэтому антарктическая одиссея мне запомнилась больше всего".

"Пробить" подводные исследования Антарктиды оказалось делом архисложным. В то время всерьез дискутировалась сама возможность погружения в высоких широтах. Считалось, что аквалангист обледенеет и уйдет на дно. Но Михаилу и его другу и напарнику с веселым именем Александр Пушкин повезло: они подсунули начальнику экспедиции бумагу о подводных исследованиях, когда тот был капитально пьян, их включили в состав экспедиции, а когда опомнились, было уже поздно.

Так Михаил Пропп с Сашей Пушкиным стали первыми антарктическими аквалангистами планеты и им, как пионерам, досталось все! Они работали там два года (1965-66) и открыли около 70 видов фауны и флоры, доселе неизвестных науке.

Тихоокеанский омут

Михаила Проппа всегда влекло неизведанное. Именно поэтому, когда в 1974 году его пригласили работать в институт биологии моря ДВНЦ, он не раздумывал - подводный мир Великого Тихого был не менее загадочен, чем подводная Антарктика. Перспективы были радужные, но получилось как в триллере - чем дальше, тем страшнее. Вот уже 26 лет он живет во Владивостоке, где имеет двухкомнатную квартиру, полную неустроенность и почти полное забвение.

В тени славы

Если сказать, что Михаил Пропп не известен, это значит не сказать ничего. Его знают. Он - автор трех книг, великолепно иллюстрированных его собственными фотографиями: "С аквалангом в Антарктиде", "Мир кораллов" и "В глубинах океанов". Но... Спросите любого на улице, кто такой Кусто и кто такой Пропп? Ответ очевиден. И дело не в том, что Кусто - пионер дайвинга (вовсе он не пионер - изобретателями и первыми ныряльщиками с аквалангом были итальянцы, один из которых - Гальяно - запатентовал акваланг за десять лет до того, как Кусто первый раз погрузился под воду). Но Кусто превратил свой научный проект в бизнес, а Михаил Пропп сделать этого в условиях СССР, конечно, не мог. Он тихо нырял, тихо, в кайф, работал в своей лаборатории и тихо писал свои научные труды. Когда же стало воможным заявить о себе громко, то единственное, что он смог сделать - несколько раз опубликоваться в мировых научно-популярных журналах типа National Geografic. Его научные регалии - степень доктора биологических наук и звание Заслуженный деятель науки России, полученное лишь в 1999-м. "Раньше научная степень давала право (после смерти обладателя) на обязательный некролог в газете. Теперь и этого нет", - с горькой усмешкой говорит 62-летний ученый.

Здоровый цинизм

"Дайвинг - очень опасное занятие, - говорит Михаил Пропп. - Я раньше не понимал этого и теперь имею весь букет сосудистых заболеваний, связанных с резким изменением давления. Это, несомненно, сократит мою жизнь на десяток лет, но я не боюсь умирать. Я прожил интересную жизнь и не боюсь смерти, хотя и атеист".

Он вообще смотрит на мир с удивительным спокойствием и цинизмом, что у некоторых вызывает шок.

О человеке: "Говорят, что человек произошел от обезъяны. Чушь! Человек - и есть обезьяна. Мои жизненные и научные наблюдения привели меня к заключению, что поведение человека в обществе практически не отличается от поведения в стаде, скажем, павианов. И у нас, и у них - та же борьба за иерархию и влияние, те же ухаживания самцов за самками, у человека иногда даже с меньшими ухищрениями, чем у приматов".

О положении в ДВО РАН: "Это полный крах. Можно сколько угодно говорить о том, что местные ученые сделали для Приморья, но фокус в том, что НАСТОЯЩАЯ наука не может быть РЕГИОНАЛЬНОЙ. Что Ньютон сделал для своего родного графства Йоркшир? Да ничего! Его открытия принадлежат всему миру - вот критерий для определения величины ученого".

О будущем России: "Прогнозы тут невозможны, но история показывает, что ни одна цивилизация не вечна. Исключение пока составляет китайская, непрерывно существующая уже 5 тысяч лет. Что же касается России, то главные процессы, которые здесь происходят, совершенно не связаны с политикой, они и вывезут нас, если вывезут..."

На этой полуоптимистической ноте мы закончили разговор с Михаилом Проппом, который сидел на чемоданах, потому что отправлялся в США, где его пригласили прочитать курс лекций в Калифорнийской академии наук. Там же выходит его новая книга, в CD-варианте. Может быть, он еще успеет стать если не великим, то хотя бы знаменитым? Но если это и произойдет, то скорее за границей, а не на родине.

Сергей Че

Поделиться:

Наверх