65,24 ↓ 100 JPY
11,17 ↓ 10 CNY
72,33 ↓ USD
63,86 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 2 м/c
25 июня
Пятница

Общество

Кто освободил мичмана Тимошенко?

10 сентября исполняется полгода с тех пор, как один из лучших водолазов-спасателей ТОФ мичман Олег Тимошенко был похищен чеченскими боевиками. Кадры о его счастливом возвращении прокрутили все ТВ-каналы, о нем упомянули все центральные газеты: "Спасен... В ходе операции... оперативных разработок". Соответствующие ведомства поставили себе плюсы за супербыстрое освобождение похищенного мичмана (всего четверо суток побыл в плену - и уже на воле!). Самому Тимошенко пообещали в качестве компенсации новую квартиру...

В общем, ситуация разрешилась ко всеобщему удовлетворению. И никто из журналистов, растрезвонивших новость, даже не подумал, что на самом деле никакой операции по освобождению Олега Тимошенко не было и в помине. А все упомянутые "оперативные разработки" спецслужб России - чистой воды надувательство, организованное для прикрытия бессилия тех же спецслужб. Что касается журналистов, то за все время с момента освобождения журналист "Н" был вторым, с кем лично встречался мичман Тимошенко. Его опередил корреспондент "Боевой вахты", после визита которого в газете появилась крохотная заметка.

Что же случилось на самом деле, каким образом мичман Тимошенко ускользнул из чеченского плена, да еще и в кратчайшие сроки? И как теперь обстоят дела с квартирой, обещанной семье мичмана?

Проверка на дорогах

Горе пришло в семью Олега Тимошенко 4 марта вместе с телеграммой о смерти отца, присланной из Грузии. 8 марта Олег вылетел в Ростов-на-Дону. Изначально хотел добираться до Грузии на автомашине, но Военно-Грузинская дорога была временно закрыта из-за сошедших снежных лавин, и тогда Олег в Ростове сел на поезд "Москва-Тбилиси".

10 марта на станции Червленная-Узловая, расположенной недалеко от административной границы Чечни, в вагон, в котором ехал Олег, вошли шестеро вооруженных людей. Они представились сотрудниками правоохранительных органов Чечни и, ничего не объясняя, вывели Олега из вагона и посадили в машину. "Я сразу понял, что это за люди, сопротивляться им было бесполезно. Я был единственным военнослужащим в вагоне, остальные пассажиры - мирные гражданские люди". С завязанными глазами Олега перевозили в машине с места на место. Сначала его держали в каком-то частном доме, потом - в заброшенной трехкомнатной квартире на окраине Грозного.

О похищении Олега стало известно тогда, когда через сутки поезд прибыл в Тбилиси и проводники того вагона, в котором ехал Олег Тимошенко, принесли в милицию его проездной документ, на котором были указаны фамилия и номер военного билета.

- Я думала, если с Олегом что-нибудь случится, я не выживу, - вспоминает Лена Тимошенко. - Спасибо ребятам с "Алагеза", постоянно приходили, успокаивали. Потом была неизвестность. Пришли из ФСБ, сказали, чтобы я постепенно готовилась к самому худшему. Я им ответила: "Чувствую, что Олежка жив". И услышала: "Твои слова да Богу в уши". Мне объяснили, что в Чечне существуют различные группировки. Одни похищают людей с целью выкупа, другие - чтобы обменять похищенных на кого-нибудь из "своих", а третьи - перепродают людей в рабство в Афганистан, Пакистан, Иран".

Четверо суток в плену

В плену над ним никто не издевался, не бил, никто вообще ничего не говорил. И это было хуже всего. Первую ночь Олег не спал, думал и не мог ответить на главный вопрос: зачем его украли? Наиболее логичным представлялось то, что его с кем-то перепутали. О том, что Олег - военнослужащий и откуда едет, можно было узнать на вокзале в Ростове, где он брал билет по своим документам. Он считает, что информация могла также уйти и из Владивостока.

На вторые сутки плена один из боевиков вскользь обронил, что документы Олега проверяются. Забрезжила слабая надежда, что ему хотя бы сохранят жизнь. Кормили лепешками и чаем, один раз дали куриные яйца. Наверное, спокойный парень нравился похитителям. Когда Олег сказал своим охранникам о том, что он ехал в Грузию на похороны отца, самый старший из боевиков, огромный двухметровый чеченец, выразил Олегу свои соболезнования. Еще через сутки Олег узнал, что его собираются освободить. Олега предупредили: мы тебя охраняем, а потом выпустим, но если ты попытаешься бежать, то головы своей лишишься запросто - здесь русских ненавидят. Лучше уж подожди, пока все проверят. Потом пытались обратить Олега в свою веру. Предлагали остаться у них, обещали женить, а когда он сказал, что у него уже есть жена и дети, отмахнулись, подумаешь, будет еще одна, здесь это разрешено. Олег не знал, смеяться этому или нет.

На четвертые сутки плена за Олегом пришли, посадили в машину и куда-то повезли.

- Машина шла на большой скорости, - вспоминал Олег, но мы ехали около часа. Потом меня высадили из машины, вернули документы, деньги (из трех тысяч вернули две). Показали на мост через речку и сказали, что в той стороне находятся русские. Тот самый чеченец, что соболезновал по поводу смерти моего отца, на прощание сказал: "Мы проверили твои документы. В Чечне ты не воевал, мы тебя больше не держим". Я пошел по мосту, когда оглянулся назад, машина с боевиками уже уехала. Оказывается, меня привезли на границу с Дагестаном. Я дошел до блокпоста, увидел кавказцев с нашивками "МВД России".

Они отнеслись ко мне как-то злобно: "Чего тебе надо?" Я назвался. Моментально началась суета: прибежал начальник, стал звонить куда-то по телефону. Меня отвезли в Махачкалу, оттуда вертолетом - в Каспийск. Постоянно вокруг крутились крепкие ребята из контрразведки, все выясняли, как это я оказался на свободе и почему меня выпустили. Уже во Владивостоке мне сообщили, что по факту моего похищения Северо-Кавказской транспортной милицией возбуждено уголовное дело. Я дал показания, и на этом все закончилось".

Жилищный вопрос все испортил

Такова, в общем, правда о доблестной освободительной операции. Ну, слава Богу, на воле, можно и наплевать на ложь в прессе. Но остался вопрос о квартире...

Олег и Лена - военнослужащие. Мысли как-то улучшить свои жилищные условия у них не было: накопить на квартиру, имея ежемесячный доход чуть более полутора тысяч рублей, просто нереально. Но когда возникла необходимость забрать из Грузии мать Олега и его младшего брата, этот вопрос поднялся. Когда Олег был в плену, Лене ясно дали понять, что если ее муж вернется, им попробуют выбить квартиру. Тоже самое сказали Олегу - мол, приедешь домой, а там тебя уже, наверное, ключи дожидаются. И что же в результате?

Семья Тимошенко так и живет в общежитии. Маленькая комнатка в 15 метров разделена на две клетушки: в одной, девятиметровой, спят, в другой - ужинает семья и делает уроки сын Иван. Все "удобства" - на этаже в конце коридора. А скоро из Грузии во Владивосток переезжают мама Олега и его семилетний брат. И если не будет решен вопрос с квартирой, на пятнадцати квадратах будут жить шестеро человек: трое взрослых, два мальчика-школьника и полуторагодовалый младенец.

Улеглась волна всеобщего интереса к персоне Олега Тимошенко, и вопрос о предоставлении жилплщади был удачно забыт. Лена стала ходить по инстанциям. Ведь Олег - один из лучших водолазов-спасателей ТОФ, у начальства к нему никаких нареканий не было, могли бы дать квартиру человеку, попавшему в такие обстоятельства. Везде один и тот же ответ: кто вам обещал квартиру, тот пусть ее вам и дает. Если бы Лена помнила, кто именно это говорил. Но до квартиры ли ей было, когда муж находился в плену? Пока Тимошенко хотят решить этот вопрос миром. Им вызвались помочь в комитете по защите прав военнослужащих. А от кого защищают-то права военных? От тех, кто не подумав, что-то пообещал? Получается, что свои обещания по отношению к мичману Тимошенко выполнили только освободившие его чеченцы.

Ольга Чернова

Поделиться:

Наверх