65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 1 м/c
13 июня
Воскресенье

Общество

Метафоры Никитина

Народный артист России больше всего на свете любит дорогу, коллекционирует несыгранные роли и уверен, что российские театры губит самостоятельность

Начинал он в Саратове. Играл, будучи еще студентом второго курса театральной студии, в тамошнем ТЮЗе, куда не взяли в свое время Олега Янковского. После Саратова был период, который он в шутку называет "хождением по мукам" - Казань, Воронеж, Куйбышев, Ташкент, Ростов, где его разыскал тогдашний главреж приморского театра имени Горького Игорь Петровский. И он уехал во Владивосток. А потом покинул его. И вот недавно народный артист России, бессменный премьер театра им. Горького 80-х годов Валерий Никитин вновь вернулся в наш город. Он приехал по приглашению театрального факультета Дальневосточной академии искусств, дабы возглавить экзаменационную комиссию на выпускных экзаменах.

- Валерий Викторович, вы нечастый гость в городе нашенском...

- Сюда я приехал в 1974 году и до 88-го прослужил в театре имени Горького. Здесь у меня была счастливая творческая судьба, которую определила встреча с удивительным человеком - Ефимом Давыдовичем Табачниковым. Он сменил Петровского на посту главного режиссера театра имени Горького. Табачников в известной мере сформировал Владивосток театральный... Потом он уехал в Горький, нынешний Нижний. А вслед за ним и я. Табачников умер, а я остался в Нижнем. Но на всех своих творческих встречах я не забываю сказать, что Владивосток - лучший кусок моей биографии.

Отчетливо запомнились последние дни... У меня уже был билет в кармане, упакованы вещи, а на радио журналист Александр Брюханов вел часовую программу "Зачем вы отпускаете Никитина?" На улице одна женщина, узнав меня, схватила за рукав и закричала: "Не отпустим!" Но ничего уже поделать было нельзя... Табачников позвал. Он был мудрый, как Сократ, и глупый, как ребенок. Сложный человек, сложный режиссер. Всегда стремился к точности - на сцене и в жизни. И страдал сильно. У нас, актеров, профессия мучительная, а у режиссеров тем более.

- А у вас не возникало желания заняться режиссурой?

- Разумеется. Я много ассистировал Табачникову. Были мысли встать во главе театра в Нижнем. Но сейчас хотелось бы отдать остаток сил своему чудесному сыну. Он у меня молодец - сыграл у Михалкова в "Сибирском цирюльнике" маленького великого князя. Роль небольшая, но заметная. Кстати, у меня самого скопилась довольно приличная коллекция несыгранных киноролей - я просто король кинопроб! Так, в этом году Герман вместо меня взял на роль Дона Сатарины в "Трудно быть богом" Леню Ярмольника. Но не завидую и не жалею. Работы и так хватает. С избытком! Сейчас я увлекся чтением стихов и прозы со сцены. И это мне нравится - чтение помогает сохранять индивидуальность, которая прежде всего.

- Как живет театр в Нижнем Новгороде?

- Тяжело... Почти пятнадцать лет не было у нас главного режиссера. И не было ни репертуара, ни работы. Со временем выяснилось, что губит российский театр самостоятельность. Многие деятели искусств откровенно растерялись, когда исчезло пристальное внимание советской власти.

- Самые любимые роли сыграны здесь?

- Конечно! Морозко в знаменитом "Разгроме", где Левинсона сыграл Джигарханян. Эзоп - знаменитый античный баснописец в одноименной пьесе. И конечно, главная роль в "Ричарде III". Мне памятны работы в "Святая святых" Иона Друцэ, в "Бедных людях" Достоевского, в "Детях Солнца" Горького. Все это спектакли Табачникова. Но и со Звеняцким мы поработали неплохо. Многие называют его спектакль "Бег" неудачным, но я бы так не сказал. Я играл Хлудова, и это была интересная работа. И в Нижнем была крупная удача - роль великого английского актера XVIII века Эдмунда Кина. Я ее даже в Москве играл, в Театре Маяковского. Вместо заболевшего Александра Лазарева. После мне предлагали остаться в Москве, но не смогли обеспечить жильем. И я отказался.

- А вас не мучило желание...

- Вернуться обратно во Владивосток? Нет. Во-первых, уже другое время. Не мое. В Нижнем у меня жена, маленький ребенок, дом. Там я пустил корни. И еще... Как это ни странно, но я почему-то не принял театр Звеняцкого. При всем хорошем к нему отношении. Дело в том, что с Табачниковым они как режиссеры полные антиподы. И по методологии, и по мировоззрению. Хотя Ефим Семенович очень уважает Ефима Давыдовича, и называет его гением, но он другой режиссер. И хотя мы с ним работали неплохо вроде бы, и он давал мне роли, и даже собирался "под меня" поставить "Дядю Ваню", но... Меня дорога поманила, чего там скрывать. Ведь она...

- Метафора вашей жизни?

- Да. И даже если бы меня не позвали в Нижний, я бы все равно уехал. Свое во Владивостоке я уже сделал. Хотя до сих пор на улицах этого города я вижу лица - родные и знакомые. Но знаю, что путь мой верен...

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх