65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+18° ветер 2 м/c
14 июня
Понедельник

Общество

Плоть и кровь Немировича-Данченко

- Думаю, нет. А как совершенно посторонние люди относятся к человеку со столь известной фамилией?

Долгое время он ездил по нашей необъятной стране, исполняя обязанности концертмейстера и сопровождая гастролеров-артистов песенного жанра. Сейчас он работает пианистом в столичном МХАТе имени Чехова. Все так же ездит по России, теперь уже аккомпанируя в спектаклях. Ему нравится кочевая жизнь. Он восхищается актерами. Родители часто говорили, что по характеру он - вылитый дед. А дед его - основатель МХАТа, великий Немирович-Данченко.

Плоть и кровь Немировича-Данченко

Внук великого режиссера служит пианистом в театре, созданном его заслуженным дедом

ДОСЬЕ "Н": Василий Михайлович Немирович-Данченко окончил московскую консерваторию. Концертмейстер, пианист и композитор уже более 40 лет. Сейчас пробует себя в качестве актера - в МХАТе планируют поставить спектакль, в сценарии которого использована переписка Станиславского и Немировича-Данченко. Василий Михайлович будет играть своего деда. Приехал во Владивосток на гастроли вместе с Вячеславом Невинным и другими актерами МХАТ в качестве концертмейстера.

...Только что закончился спектакль по рассказам Чехова "Длинный язык". Сижу за кулисами в Горьковке, жду. Невысокий, застенчивый человек с огромной сумкой за спиной выходит из гримерки, смущенно улыбается: "Здравствуйте". К стыду своему, я, окончившая театральный институт, никогда не знала, что у великого Владимира Немировича-Данченко были дети, и даже внук...

- А откуда же вы, голубушка, могли это знать? Факт, так сказать, чрезвычайно малоизвестный, нигде не не освещался. Но это действительно так. У моего деда был единственный сын Михаил. А я - единственный сын своего отца, внук того самого Немировича-Данченко, носитель гордой фамилии и продолжатель рода. Не слишком пафосно звучит?

- Двояко. Чем старше я становлюсь, тем больше вокруг меня завистливых людей. Я стараюсь их не замечать, не прислушиваться к сплетням про себя, родителей, деда...

- Простите за любопытство, что за сплетни?

- О несметных богатствах, наворованных дедом у простых людей, о "мажорной" жизни моих родителей. Дескать, они бесстыдно пользовались фамилией, дедовыми связями и благодаря этому имели в своей жизни все. А сейчас я, мол, перенял эстафету...

- Расскажите о своей семье, родителях.

- Мои родители были известными оперными певцами. Мать и отец пели ведущие партии в столичной опере имени Станиславского и Немировича-Данченко. Факт этот они воспринимали с большим юмором, дескать, не каждому выпадает возможность выходить на сцену театра с одноименной фамилией... Но они никогда не пользовались дедовыми связями, а о богатстве и речи не было! Какое там богатство! Да, мой дед был далеко не беден, но все его имущество - квартира, шикарная дача, автомобиль - было государственным. Когда он умер, государство все это забрало назад. У родителей осталось много писем известных людей, семейные фотографии, вещи. Вот и все богатство.

- Какие отношения царили в вашей семье?

- Все люди, бывавшие в нашем доме, в один голос твердили, что у нас сохранился истинный дух московской интеллигенции начала века. И "виной" этому, разумеется, не высокие потолки, добротная мебель, хорошая кухня и изумительный вид на площадь, а, поверьте, кое-что другое. Мой дед умер, когда мне было три года, я практически его не помню. Но родители рассказывали, что он был очень обособленным, сдержанным и замкнутым человеком. Ко всем обращался на "вы". Носил строгие, ослепительно белые рубашки с высоким накрахмаленным воротничком, а перед обедом всегда переодевался и требовал того же от всех членов семьи. Его было очень легко обидеть. Хотя он чрезвычайно редко говорил об этом, но его задевало, что вся слава, почет и преклонение доставались Станиславскому. Ведь даже фразу "Театр начинается с вешалки" приписали Станиславскому, хотя произнес ее Немирович-Данченко. Но это так, пустяки... Дед был очень дружен с Чеховым, у меня дома сохранилось несколько писем, написанных рукой великого русского писателя. В одном из них Антон Павлович пожелал моему деду побольше внуков...

- Родители рассказывали, как Немирович-Данченко воспринял ваше появление на свет?

- Он очень любил мою мать, свою невестку, и долго ждал моего рождения. Шутя, топал ногой и требовательно вопрошал, именно вопрошал громовым голосом: "Ну-с, голубушка, и когда же вы изволите?!" А когда стал дедом, всем говорил, что жизнь его наконец-то наградила, и он очень благодарен ей за подаренное счастье. Мне сложно представить этого человека, безудержно предающегося радости, но фотографии запечатлели именно это: Немирович-Данченко в нарядной белой рубашке, черном жилете, из кармана которого свисает золотая цепь для часов, стоит на четвереньках посреди комнаты и скалит зубы, изображая лошадь, а на его спине сижу я, двух лет от роду, держусь за его волосы и, извините, писаю на шею...

- Как сложилась ваша жизнь?

- У меня прекрасная жена и две дочери. Это самое главное, что есть у меня в жизни. Думал, что буду последним носителем фамилии Немирович-Данченко, расстраивался по этому поводу, но нет: дочери, выйдя замуж, оставили фамилию. А в остальном... Не богат, не знаменит и не престижен. Работаю в театре, который создал мой дед, сочиняю музыку, играю на фортепиано. Мог бы работать и осветителем, и монтажером, и завхозом, только бы быть в театре. Не знаю, вряд ли это гены. Скорее, просто любовь. Необъяснимая...

Юлия Гусейнова

Поделиться:

Наверх