65,24 ↓ 100 JPY
11,17 ↓ 10 CNY
72,33 ↓ USD
63,86 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+15° ветер 2 м/c
25 июня
Пятница

Общество

Каскадная субретка

- А еще у вас есть какие-то свои, особые приметы?

Хрупкая невысокая женщина вопреки моим ожиданиям отмахивается от извинений за опоздание на интервью, дружелюбно, как будто мы знакомы сто лет, приглашает к себе в гримерную: "Я перед каждым концертом должна непременно выйти на сцену, посмотреть в еще пустой зал, спеть пару арий. Артисты народ суеверный, у меня вот такая примета. Не выйду до начала - провалю весь спектакль. Зритель может и не заметить, а я потом себя сгрызу, буду недостатки выискивать..."

Каскадная субретка

- Да! Во все старые театральные приметы верю, все обряды соблюдаю. А еще никогда не разбрасываю свои шпильки и заколки. После гримировки или после спектакля всегда очень аккуратно складываю их. Кстати, в сегодняшнем спектакле придется переодеваться и менять грим четыре раза!

- А что для вас сегодняшний спектакль, почему Дениза, почему "Мадемаузель Нитуш"?

- Спектакль очень необычный. Когда-то он шел в Ленинградском театре музкомедии, а сейчас, насколько я знаю, нигде не идет. Моя роль - ну просто бенефисная, кто из артисток от такой откажется! Я себя просто еще ощущаю Денизой, этакой хитрой кокетливой девицей с французским шармом и обаянием. Пока еще хочется играть в таких ролях и в театре, и в этом спектакле. Ведь я по амплуа каскадная субретка. Это не главная героиня, здесь нет претензии на роскошь форм и антуража. Центральных ролей этого амплуа немного, так что "Мадемаузель Нитуш" - просто находка!

- Вам приходится много танцевать, двигаться...

- А у меня хореографическое образование (смеется)! В кого только меня не прочили! Говорили, что танец - мое. Я пошла в ГИТИС, где меня готовили как драматическую актрису, предрекали успех на этой стезе. Училась я у прекрасного педагога Татьяны Шмыги, той самой, что играла Луизу Жермон в фильме "Гусарская баллада". А уже на третьем курсе меня пригласили в театр оперетты, где я и развернулась. Ведь ни один драмтеатр не дает такого диапазона, как оперетта.

- Волнуетесь перед спектаклем?

- Честно скажу: за успех не волнуюсь. Скорее, жду с нетерпением, какой будет зритель, как встретит зал. Ведь бывает, иногда зал уже ждет, уже настроен по-доброму, а иногда как-то скептически смотрит, выжидает... Но мне это даже интереснее, я ведь по натуре боец... Хотя... Вот сказала и тут же подумала, что ведь это неправда. У меня был случай: напросились за кулисы медики, решили какие-то эксперименты провести. Измерили мне давление за два часа до выхода на сцену, записали. Через некоторое время опять - цифры уже другие. Начинаю гримироваться - та же картина. А спектакль-то был абсолютно проходной, несложный. Я и не волновалась совсем. Перед выходом на сцену, после третьего звонка, опять с этим аппаратом ко мне. Ладно, думаю, хоть сама знать буду. А давление еще подскочило. То есть хотя мне и кажется, что я спокойна, организм все равно реагирует на предстоящий спектакль.

- Бывают какие-то накладки, неприятные мелочи, которых следует опасаться, из-за чего волнуетесь?

- Волнение - творческое, с накладками оно не связано. А случаев сколько угодно. Вот вчера играли первый вечер во Владивостоке "Мадемаузель Нитуш". Спектакль еще не обкатан, практически премьера. И в первом акте во время беседы Денизы с ее женихом через ширму, чтобы они друг друга не видели, как положено по пьесе, неожиданно входит настоятельница монастыря. Офицер, его играет Юрий Ярошенко, отдергивает свои ручки шаловливые от Денизы и в это время падает ширма. Все! Спектакль можно заканчивать, второго акта не будет, туши свет, выгоняй зрителей! Ведь весь сюжет построен на том, что он ее, свою будущую невесту, видит по-настоящему лишь в самом конце. Но! Я так натурально испугалась, вскрикнула, тут же улепетнула в исповедальню - декорация у нас такая. Ну и партнеры подыграли, так что удачно обошлось, вроде бы Денизу жених не увидел. Мы ведь за полтора месяца сделали спектакль. Все благодаря тому, что я трудоголик, да и других постоянно подгоняю, хотя в труппе у нас настоящие профессионалы. А в этой роли приходится не только танцевать, но и немыслимые кульбиты делать, на плечи взлетать. Но самое главное - в оперетте надо еще и петь, а не мяукать!

- А семья не возражает, ведь женщине еще и дома приходится крутиться?

- Еще как приходится. Домработницы у меня, разумеется, нет, зато есть двое детей и муж. Он сам человек творческий, главный дирижер Московского театра оперетты Павел Сальников. Так что меня и мои творческие порывы понимает. Но, конечно, бывает трудно. Сейчас гастрольное турне у нас длинное, потом еще текущие спектакли, репетиции. В новом фильме Карена Шахназарова я ставлю хореографию. Проект очень интересный, а значит, и работы предстоит много. Но ведь в этом-то и есть настоящая жизнь!

Ирина Калмыкова

Поделиться:

Наверх