65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+20° ветер 5 м/c
15 июня
Вторник

Общество

Александр Розенбаум: Я безумно нравлюсь себе лысым...

- Александр Яковлевич, что это за волк рядом с вами на одной из последних фотографий?

"Редкий артист становится звездой, но еще более редкая звезда имеет право называться артистом". Александр Розенбаум

Он не звезда, нет! И если его так называют, сразу вспыхивает, брезгливо морщится и закуривает. Не звезда. Просто Артист. С большой буквы. Р-Р-Розенбаум! Владивосток не видел его долго - пять лет. И вот он снова в нашем городе. В минувшие понедельник и вторник в ДКМе прошли его концерты. Три часа для зрителей - вздох, мгновение, единый стон. Для него - жизнь. Три часа исповеди.

Александр Розенбаум: "Я безумно нравлюсь себе лысым..."

Худшим качеством в себе он считает вспыльчивость. Лучшими - целеустремленность и работоспособность. Снялся в нескольких фильмах. В конце 1999 года вышла книга "Бультерьер", вобравшая различные интервью, разговоры и мысли Розенбаума на протяжении всей жизни. Сейчас продвигается работа над документальным фильмом. Любимая песня, по его словам, - "крайняя". Из дорогих - "Не новая новелла, а нотный знак", "Вальс-бостон", "Гоп-стоп", "Казачья". Суеверен, в гитаре всегда носит талисман. Лучшее времяпрепровождение - постель, тяжелое одеяло, телевизор и пара яблок. Коллекционирует статуэтки бультерьеров и лошадей. Мечтает заняться фотоохотой, отдохнуть в заброшенной деревушке и написать книгу.

Одинокий волк

- А-а! Нормальный волк, звать его Кузьмич. Большой мой друг. Живет он, конечно, в зоопарке. Я хорошо знаю животных и не настолько сумасшедший человек, не настолько еще двинулся, чтобы держать волка дома. Я часто хожу к нему в гости, мы общаемся, нам хорошо вдвоем.

- Вы чертовски многого добились в жизни, все время на коне. А разочарования были?

- Конечно. Что это за жизнь без разочарований! Но я не могу сказать, что за те 25 лет, что я пою, у меня были какие-то ямы, из которых тяжело и даже невозможно выбраться. Такого - нет.

- Вы злопамятный человек?

- Вы знаете, нет. Если мы разошлись по принципиальным мотивам, то из меня люди просто выходят. Как из шкафа. Это не злопамятность. Я умею прощать, делаю это довольно часто. Но простить принципиальное - нет. Может быть, я просто не дорос еще до этой заповеди Христа: "Ударили по правой щеке - подставь левую". Не понимаю. Люди, с которыми мы разошлись по принципиальным позициям, а тем более предатели, а у меня были и такие... Я зла не помню и на них зла не держу. Просто я убираю их из своей жизни. Навсегда.

- Для этого нужно немало сил. Вам никогда не приходилось идти на компромиссы, поступаться своими принципами?

- Приходилось. Один раз. И очень круто. Разгар антиалкогольной компании, 1986 год. В песне "Извозчик" есть слова "если меня пьяного дождешься". Указали. Мне очень, очень хотелось записать на пластинку ту песню. Убрал. Заменил на "если ты меня, мой друг, дождешься". Непринципиально. Вся страна знала про "пьяного". Такой вот случай. А моральными, человеческими принципами не жертвовал ни-ког-да. Отклонения были, они у каждого человека есть. Но я никогда не прогибался.

- С такими жизненными принципами у вас много друзей?

- Близких друзей не может быть больше, чем пальцев на одной руке. Я считаю, что даже пять - уже много. Мои близкие друзья - врачи. Дружба с ранней юности.

- А враги?

- Явных - нет. А скрытые, наверное, есть, но они боятся стать явными.

- У вас есть охрана?

- Простите, зачем она мне нужна? Для чего? Я обладаю настолько серьезным авторитетом, что с меня девушки не срывают заранее подготовленные для этого одежды. От дураков? Когда после концерта возле гримерки собираются человек 50 и протягивают авторучки, то они могут нечаянно поцарапать лицо или выколоть глаз. Я их могу успокоить, если что. От особо назойливых меня охраняет служба. На улице ко мне никто не пристает. А если пристанут несколько пьяных с какими-нибудь неприличными вещами, так мне охрана не нужна. Я сам с ними разберусь. Если же захотят убить, то никакая охрана не поможет.

Уже прошло лет 20 после свадеб...

- Вы женаты уже четверть века - редкость в артистической среде. У вас есть какой-то секрет крепкого семейного счастья?

- За 25 лет многое меняется в жизни. Но если остаются уважение друг к другу и обязанности по отношению к любимому человеку - это замечательно. Мы не говорим о любви. Это редчайший случай, когда после стольких лет совместной жизни супруги ходят за ручку. Но если есть уважение, есть семья. Мы с женой уважаем друг друга. Уважение и обязанности - два семейных кита.

- А какие у вас обязанности?

- У меня одна обязанность на протяжении всей моей жизни - делать все, чтобы моя семья была защищена. От голода, от холода, неприятностей и многих других вещей. Я очень мало времени провожу с родными людьми, месяцев четыре-пять в год, но мысленно я постоянно с ними. Я ничего в жизни не боюсь, кроме одного. Очень боюсь за своих... (Стучит по столу).

Ах, червончики, мои червончики!

- Вы - богатый человек. Деньги для вас важны?

- Кто это вам сказал, что я богатый?

- Вы производите впечатление...

- Странно... По сравнению с людьми бизнеса я очень необеспеченный. По сравнению с людьми среднего достатка, конечно, я очень богат. Сложный вопрос, что считать богатством. Одно скажу - деньги для меня не цель, а средство для достижения цели.

- А какая цель?

- Я хочу осуществить мечту - записать пластинку с большим, грамотным, настоящим, потрясающим симфоническим оркестром! Для этого мне нужно полмиллиона долларов... У меня нет этих денег. Поэтому когда отдельные личности пытаются совершенно смешным образом "уесть" меня в бизнесе, которым я не занимаюсь (к сожалению или к счастью, не знаю), то я всегда честно говорю: я хочу иметь 4 завода, 8 фабрик, 26 пристаней и 36 кораблей. И знаете, для чего? Чтобы я сидел в студии, снимал симфонический оркестр и писал песни. Я в месяц даю минимум 20 концертов, каждый из них идет три часа. Учитывая, что я не пою под фонограмму, это тяжело. А мне хочется сидеть в студии 2-3 месяца и полмесяца гастролировать. В таком жизненном режиме будет гораздо лучше для зрителей и для меня.

- Вас приглашают "крутики" для сольных концертов на вечеринках?

- Да, конечно. Я в ответ говорю: пожалуйста, сто тысяч долларов. Сумасшедших нет. А для меня это красивый отказ. Но это не значит, что артист не может петь где-то и для кого-то, зарабатывая деньги, как придется. Не осуждайте артистов! Все музыканты всегда находились и находятся в услужении. Мы же обслуга! Не надо это забывать. Обслуга в самом лучшем смысле этого слова.

Гоп-стоп

- В конце прошлого года во Владивосток приезжал Александр Новиков. В одном из интервью он упомянул о вашей нелюбви к нему. Это действительно так?

- Ну, что значит нелюбовь... Мы с ним два раза встречались, довольно тепло. У меня нет к нему нелюбви как к человеку, он достаточно цельный мужчина. Но его творчество мне не близко. Вот и все.

- Когда в прошлом году на премии "Овация" вас снова обошли стороной, признав в номинации "Городской романс" лучшим Кемеровского, многие говорили, что это просто плевок вам в лицо.

- Эту номинацию придумали специально для меня. Но я там не был ни разу. Там своя тусовка. Эти ребята не хотят мне дать премию как композитору, они выбирают "Юбочку из плюша". Лучшим поэтом у нас был признан глубокоуважаемый Олег Газманов. А мне давать, что называется, впадлу. Но не заметить меня нельзя. Значит, для меня нужна какая-то своя номинация. А кого туда? Новикова, Шуфутинского, Кемеровского... Это не ко мне. Они хорошие ребята, дай бог им здоровья, но это - не ко мне! У меня другой жанр - Розенбаум...

Сердечно благодарим фирму "АРС" за содействие при подготовке материала.

Юлия Гусейнова

Поделиться:

Наверх