65,55 ↑ 100 JPY
11,28 ↑ 10 CNY
72,50 ↑ USD
64,13 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 7 м/c
18 июня
Пятница

Общество

Григорий Пасько: Нормально жить мне здесь не дадут...

"Н" - Что вы делали, выйдя на свободу? Не пытались первым делом разобраться в своих отношениях с ТОФ?

На днях он выиграл суд у оклеветавшего его флотского контрразведчика Николая Соцкова. Скоро в Москве - военная коллегия Верховного суда, на которой он будет добиваться полного оправдательного приговора. Полгода на свободе. На свободе? В гостях у "Н" журналист Григорий Пасько и адвокат Анатолий Пышкин.

Григорий Пасько: "Нормально жить мне здесь не дадут..."

Г.П. - Я встречался с главкомом ВМФ адмиралом Куроедовым. Он предложил мне должность воспитателя матросов на Русском острове. Но я отказался, попросил уволить меня с флота, так как ФСБ лишило меня допуска к работе с секретными документами. Значит, по закону, меня должны уволить. Куроедов спросил: "А если тебя оправдают?.." В Москве я прошел обследование, направлен сюда на военно-врачебную комиссию. Так что, видимо, с флотом я расстанусь по состоянию здоровья...

"Н" - Все ли так грустно? Мы слышали, что в СИЗО вы писали книги...

Г.П. - Да, две скоро выйдут. Одна - в марте, в Петербурге - "Мы поем глухим", вторая - в Москве - это будет что-то вроде методического пособия для журналистов, попавших в тюрьму. Именно для журналистов - как себя вести, как держать связь с общественностью и т.д. Кстати, организация последнего будет дана на примере газеты "Новости" - освещение моего дела, хроника судебного процесса, как все это происходило... Повесть "Пряник" переведена и издана в Швеции, Финляндии, США... Американский Пен-клуб вручил мне премию "Свобода слова" - такую в свое время получил Брэдбери. Только за моей ездила жена - я ведь невыездной, и загранпаспорта у меня нет. Предложений из-за границы много - правозащитные конференции, экология. Готов сборник стихов. Хотелось бы его здесь выпустить, во Владивостоке, где все это и происходило. К тому же феня Владивостокского централа все-таки отличается от фени других российских тюрем. Местным жителям, как и местной "братве", это должно быть ближе и понятнее, чем всем прочим...

Что касается жизни во Владивостоке - мне регулярно дают понять, что ни жизни нормальной, ни работы здесь у меня не получится. Как с этим загранпаспортом, не выдавать который нет никаких юридических оснований. Но в ФСБ это дело заморозили. Просто склоняют к очередному конфликту. Видимо, придется уезжать.

"Н" - На свободе вы занялись политикой: партия "зеленых", участие в выборах...

Г.П. - Да, я баллотировался в Госдуму по Кунцевскому округу города Москвы. Был независимым кандидатом. Сначала состоял в блоке "Кедр", но, познакомившись с этими людьми поближе, понял - это не те "зеленые", с которыми я хотел бы общаться, работать. Первое впечатление обмануло... Оказалось, что это та же политика, не хочется даже говорить об этом. Так что я шел независимым - накаких телеэфиров, никакой рекламы. Выборы в Москве - это очень дорого, рекламная агитка в газете формата А3 три тысячи долларов стоила. Но вот, например, люди из ОВР, лужковцы, регулярно печатались, у них были телеэфиры, кабельное ТВ... И все же за меня отдали голоса 12 тысяч человек, я стал шестым из 12 кандидатов. Неплохо при полной информационной блокаде. Но это уже в прошлом. Мне делали предложения многие политики и партии: и Явлинский, и СПСил, и другие. Можно было бы чисто из конъюнктурных соображений согласиться. Но "выдвигаться" не в Москве, а где-нибудь здесь, например... Разумеется, у меня была своя программа: блок экологических инициатив, поправки к законам о милиции, о ФСБ, о гостайне. Но... Я попробовал. Опыт хорош, когда его можно использовать.

"Н" - Суд первой инстанции у флотской контрразведки вы выиграли. Но впереди еще главный процесс...

Г.П. - Да, предположительно в апреле-мае - военная коллегия Верховного суда. Это дело может и затянуться. Суд ТОФ должен был подготовить протокол в течение трех дней, а они за пять месяцев только управились.

А.П. - Там дело - 17 томов, одних писем от граждан, от правозащитных организаций 22 тысячи. Они подшивать устали. И две тысячи страниц протокола судебного заседания.

Г.П. - В шесть томов протокол. Мне и моим защитникам 18 декабря дали с ним ознакомиться, 7 января уже забрали и 12-го отправили в Москву. Понятно, что прочесть его мы не успели. А перспективы... 26 декабря вынесли оправдательный приговор по делу капитана Никитина. По мнению многих правоведов - и российских, и международных, дела практически идентичны. В крайнем случае могут оставить тот же приговор, что и здесь - злоупотребление служебным положением.

А.П. - Наша позиция все та же: полное прекращение уголовного дела. Половинчатое решение суда нас не устраивает.

"Н" - Вы предвидите сложности?

А.П. - С нашим иском Соцкову так и происходило: пытались затянуть, не являлись в суд, писали ходатайства - то в другом суде рассматривать, то отложить. Кстати, на процессе представитель Соцкова, Егоркин, утверждал, мол, никакой клеветы не было. У них в головах отсутствует принцип презумпции невиновности, они давно уже не знают, что это такое... Мы понимаем, с какими сложностями, возможно, придется столкнуться в Москве. Политические силы могут повлиять. Сейчас, с и.о., ФСБ на ноги встает. А ведь он еще и президентом станет...

Г.П. - Я встречался с Путиным в Москве, он приходил в Русский Пен-центр. Поговорить захотел - как писатели России видят ее настоящее и будущее. Все в лучших традициях - списки писателей заранее составляли. И я тоже был внесен. Вот там ему и задали вопрос, а не слишком ли много у нас шпионов-экологов, Владимир Владимирович? Вот напротив вас Пасько сидит... И Владимир Владимирович невозмутимо ответил, что о моем деле он слышит впервые, а вообще, многое, что вменяется таким, как я, все эти "разглашения" - давно пора рассекретить. Но с другой стороны, говорит, раз не рассекречивают - значит, нужно блюсти. Такие дела...

А.П. - Вы просто посмотрите на последние эфэсбэшные "достижения". Взрыв на Котляковском кладбище в Москве - обвиняемые оправданы, процесс Никитина - правдан и так далее. А начальник флотской контрразведки Угрюмов, который родил "дело Пасько", пошел в Москву на повышение, следователь получил повышение и майорские погоны... Все идет своим чередом, и провальные дела на их карьерах никак не отражаются. Это серьезный симптом. Вхождение ФСБ во власть началось еще при Примакове, а уж сейчас... Таково объективное развитие нашего общества на современном этапе. Выводы пусть каждый делает сам.

Беседовал Иван Власов

Поделиться:

Наверх