57,85 ↓ 100 JPY
91,06 ↑ 10 CNY
63,69 ↓ USD
53,58 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-10° ветер 2 м/c
EN
20 февраля
Четверг

Общество

Счастливый алкаш

Что подумать о незнакомце, который подходит к вам на улице и говорит: "А пойдем вина по стаканчику дернем. Я угощаю"? Уж обязательно - либо злодей какой, либо с кем-то вас спутал, а то и вовсе из этих, гм... Да нет, все нормально. Выпили. И еще по одному. Доверительно: "Ну вот, вроде полегче стало. Спасибо за компанию".

"О вреде спиртного написаны сотни книг. О его пользе - ни единой брошюры. Я считаю, зря", - говаривал Сергей Довлатов, писатель-журналист-пьяница. У жителя Владивостока Анатолия Паникарова такая брошюра наверняка получилась бы. Рассказчик он великолепный и еще лучший пьяница - сам это утверждает, ни грамма не стесняясь. По пьянке он первый раз влюбился, по пьянке женился - в первый раз и во второй. В ДВГУ с похмелья сдавал экзамен - математику письменно. Под окном аудитории стоял приятель - светлая голова, студент Московского физико-технического, с канистрой пива. Похмельный абитуриент тихонько швырнул в окно бумажку с заданием, опохмеляющийся физик мгновенно его решил. Бумажка по нитке вернулась обратно. Абитуриент "отстрелялся" за 20 минут. На другой день выяснилось: физик нарешал на двойку. Анатолий плюнул и подался в геологоразведочную партию рабочим.

"А потом вышла натуральная "ирония судьбы", как в кино. Двадцать лет назад дело было. Что-то мы с товарищем хорошо заработали, в ресторан пошли. Проснулся я в самолете. Сперва в туалет побежал, сильно уж надо было, а потом давай пассажиров расспрашивать, куда летим. Самолет летел в Красноярск, а мы с товарищем - почему-то только до Якутска... То есть там самолет посадку делает, всех на выход просят, а нас потом обратно не пускают - билеты до Якутска только. С памятью напряг, еле-еле восстановили вчерашний вечер. Оказалось, решили слетать посмотреть на Вилюйскую ГЭС, она тогда как раз строилась. Только и знали про нее, что где-то в Якутии вроде..."

В Якутии он прожил почти десять лет. Первую ночь спал в каком-то хлеву, рядом со свиньями - пустили переночевать добрые северяне. Согревались вермутом, купленным на последние деньги. Дело было зимой: нормальной работы найти не получалось - не сезон. Устроился в приисковую столовку. Питались в ней почему-то исключительно представители местных народностей.

"Заходит такой ковбоец, весь в шкурах, пять котлетин сразу берет в одну тарелку. И чай. Я ему говорю, мол, возьми хлеба, догор - ну, друг, по-ихнему. А он смотрит так строго и говорит: "Якут траву не ест!" Ну, не ест так не ест, хлеба невостребованного валом, у меня бражка в бидонах спеет. Так всю зиму и пропил, а с лета - на прииск..."

Потом еще были Чукотка, сватовство к лаборантке из Ленинграда ("одеколону мы тогда набрались, одеколон там частенько пить приходилось, его в стойбища ящиками привозили чаще, чем водку"). На третий день свадьбы у невесты заболели зубы, и на казенном вездеходе он повез ее в поселок. По дороге сломался рычаг поворота гусеницы, пришлось ехать, описывая по тундре круги. На очередном повороте вездеход залетел в речку, они чуть не утопли, зато невеста излечилась от зубной боли.

"Где же это... (он листает распухшую от вкладышей трудовую книжку), а, вот - "Благодарность за выполнение ответственного задания руководства" - это как раз за тот случай... На Чукотке было здорово. В стойбищах у чукчей - самогонные аппараты. Ствол от ружья снимет, паразит, и приспособит. Вообще, народ замечательный. Едешь по тундре - радиоприемник валяется новехонький. А они, оказывается, одно время не в курсе были, что батарейки севшие менять можно. "Сломался однако" - и выбросит, новый купит...

...Сейчас он живет один. Не слишком уютная, обшарпанная в меру "гостинка". У входных дверей, в прихожей - рулон туалетной бумаги и ручка. "Это для записей, с памятью у меня туго. Когда дочь еще со мной жила, я целые доски приказов на стену вешал специально для нее. Дочь в Питере сейчас, работает в каком-то институте арктическом. Платят ей копейки, так она скульптурой занялась. Вон, прислала... - на телевизоре - глиняная корова размером с коробку спичек. Ярко-красный улыбающийся рот и большое вымя. - Вот эту ерунду делает и продает. Надо ж было додуматься..."

Он болен. По утрам его будит печень. "Два часа утренней боли - это норма, лет пять уже". Но завязывать с алкоголем не собирается. "Нравится мне это дело. У меня по пьяни никогда бед не было, только приключения". Он не алкоголик. "Я - счастливый алкаш. На Севере алкашами называют тех, кто много пьет, но не спивается". Недели три назад умерла его собака - 10-летний спаниэль Катер (кличка - сокращение от трактора "Катерпиллер", на котором в свое время работал хозяин). "Он на охоте ни разу не был, горожанин. Умер от старости. И ты знаешь - я тогда не пил..." Я показывал ему этот материал - не обидеть бы. Он прочел. "Ну что, все нормально. Ерунда, конечно, но так интереснее..."

Иван Власов

Поделиться:

Наверх