65,26 ↓ 100 JPY
11,22 ↑ 10 CNY
71,83 ↑ USD
64,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 4 м/c
16 июня
Среда

Общество

Запах рыбы

Не желая и не умея наводить порядок в рыбной отрасли, правительство назначает крайних и планирует виноватых

На сегодня есть две большие новости: 1. 27 февраля состоялся второй аукцион по продаже рыбных квот; 2. на следующий день на совещании в правительстве премьер-министр Михаил Касьянов дал поручение Госкомрыболовству (читай - Евгению Наздратенко) разработать комплексную программу мер по пресечению незаконного промысла рыбы.

Квоты на рыбу прошедшей путины

Теперь об этом и некотором другом подробнее. По информации газеты "Время новостей", скандала с отказом заявленных участников от торгов, как десять дней назад, не случилось, но на поверхность выплыли подробности, которые свидетельствуют: все бури по поводу и самого существования аукционов по распределению квот на вылов водных биоресурсов, и технологии их проведения еще впереди.

Продавали вчера квоты на вылов минтая: из 151 выставленного лота продано 95, причем ушли они по стартовым или близким к ним ценам; общий доход бюджета составил 171,2 млн рублей. Следующий аукцион намечен на 23 марта. На нем руководство Минэкономразвития надеется увидеть иностранцев: "Это покажет цену, которую готовы заплатить за лот иностранные участники по сравнению с российскими", - сказал первый замглавы министерства Иван Матеров. Стартовая цена для иностранных участников, по словам г-на Матерова, останется прежней.

Впрочем, как жалуются российские участники аукциона, иностранцы уже проникли на торги. Еще на первом аукционе 17 февраля, утверждают они, некая южнокорейская компания купила через подставную фирму 10 лотов на вылов минтая. "От этого никуда не уйдешь", - посетовал по этому поводу г-н Матеров. В том же духе высказался и первый замглавы Госкомрыболовства Александр Моисеев: "Я не исключаю такой возможности, но подтверждать не могу".

Но нежелание отечественных рыбаков видеть на торгах иностранцев - не единственный повод сомневаться в их присутствии на следующих торгах. Как минимум 10 дней после аукциона потребуется на получение разрешения. А срок промысла в Камчатско-Курильской и Западно-Камчатской зонах заканчивается 31 марта, на севере Охотского моря - 15 апреля. Госкомрыболовство имеет право продлить этот срок не более чем на 10 дней.

То есть времени на собственно рыбалку у рыбаков практически не остается, и может получиться так, что, заплатив огромные деньги за квоты, они эти квоты выловить, скорее всего, не смогут и останутся на бобах. А то и в солидном минусе. Кто будет компенсировать рыбацкие потери, - вопрос риторический, тонуть им придется в одиночестве.

Иди туда, не зная куда, сделай то, не зная что

Теперь о волевом решении Михаила Касьянова. В своем комментарии СМИ.ру называет его иезуистским. И с этим нельзя не согласиться. Хотя, как сообщает "РосБизнесКонсалтинг", в столь нелегкой работе бывшему губернатору Приморья будет помогать Федеральная погранслужба, за две недели положить конец злоупотреблениям в гигантской рыбной отрасли человеку, только назначенному на должность, абсолютно нереально. Причины такого решения очевидны.

Сегодня "рулить" в Госкомрыболовстве почти нечем: большая часть рыбных ресурсов выставлена сегодня на аукционы, проведением и организацией которых занимается МЭРТ Германа Грефа. Евгений Наздратенко известен как один из самых непримиримых противников этих аукционов. И едва ли Наздратенко соглашался на свою новую должность для того, что выполнять в ней декоративные функции. А Греф неоднократно давал понять, что желает видеть на этом посту именно номинальную фигуру. Так, пишет "РБК", у Касьянова была другая кандидатура на этот пост - исполнявший обязанности председателя комитета Александр Моисеев. Но президент распорядился по-другому. И теперь Касьянову не остается ничего, как дать Евгению Наздратенко задание, от которого тот не сможет отказаться, но с которым будет трудно справиться.

Простые решения как признак профессиональной незрелости

В связи с этими аукционами интересно мнение Александра Смирнова из "Эксперта". Он считает, что задача борьбы с коррупцией, поставленная перед этими аукционами как одна из основных, существенно изменить ситуацию не сможет, потому что и масштабы этой коррупции сильно преувеличены, и далеко не все, что называется коррупцией, под это определение подходит. Так, пишет Сергеев, "во многих регионах существовали почти официальные договоренности краевых властей и предпринимателей: мы тебе даем квоту, а ты за это ремонтируешь больницу - бартер как бартер".

Не считает важным автор "Эксперта" и суммы, которые государство выручает от продажи на аукционах рыбных квот, потому что вовсе не это является мерилом эффективности государственной политики. Наделение квотами должно носить стимулирующий характер. Квоты должны предоставляться тем предпринимателям, которые работают наиболее эффективно - например, платят с предоставленной квоты наибольший объем налогов, либо инвестируют средства в обновление флота, либо занимаются строительством рыбоперерабатывающих заводов, либо вкладывают средства в разведение рыбы.

Сергеев полагает, что наиболее разумным решением было бы введение в рыбной отрасли механизма, аналогичного разделу продукции. Государство по каким-либо объективным критериям (эффективность использования основных фондов, налоговые платежи с единицы товарной продукции и т. п.), по открытой и четкой методике распределяет квоты (пусть на том же аукционе, но только не за деньги) среди предпринимателей на условиях последующего раздела продукции. В этом случае для государства риски невылова продукции предпринимателем нивелируются за счет массовости, и остается лишь риск колебания мировых цен. Он относительно невелик - и цены более или менее стабильны, и внутренний рынок безбрежен. Правда, на плечи государства лягут трансакционные издержки, связанные с контролем за разделом продукции. Но контроль за выловом все равно необходим, иначе невозможно определить, насколько добросовестно предприниматель платит налоги.

Государство говорит: "Раз я не могу контролировать вылов, я продам вам право вылова, и делайте, что хотите". А ведь где-то мы нечто подобное уже слышали, правда? "Государство не может эффективно управлять своей собственностью, поэтому оно должно всю ее продать"... Беда, однако, в том, что государство, которое не может эффективно управлять, точно так же не может и эффективно продавать, эффективно собирать налоги. Простые решения такому государству не помогут.

Василий Малахов

Поделиться:

Наверх