68,08 ↓ 100 JPY
11,49 ↓ 10 CNY
74,04 ↓ USD
65,83 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+11° ветер 3 м/c
13 мая
Четверг

Экономика

Как банкротили Диденко

Историю самого масштабного банкротства в приморской экономике рассказывает непосредственный очевидец - легендарный Юрий Диденко

Сегодня бывшему председателю совета директоров ОАО "Дальморепродукт", фактическому создателю некогда целой отрасли в народном хозяйстве Дальнего Востока платят скромную пенсию.

- Юрий Григорьевич, какова история падения "Дальморепродукта" вашими глазами?

- Расскажу немного о себе. Сейчас я пенсионер. Поскольку я Заслуженный работник рыбной промышленности России, то пенсия моя немного больше, чем у обычного россиянина на заслуженном отдыхе. На 500 рублей мне прибавили, потому что я инвалид. А сначала пенсия у меня маленькая была - 2370 рублей. Потом повысили.

Знаете, меня обвиняли в том, что я... сам себя ограбил. Конечно, все это немножко вывело меня из строя. Потому что все это было по дикости - несуразно, глупо... Но поскольку наши органы, видимо, не очень самостоятельны, например, от администрации Приморского края... Словом, до сих пор я под подпиской о невыезде. Смешно это, правда?

- И даже обидно...

- Безусловно. И у меня даже случился инсульт со всеми последствиями. Теперь я инвалид II группы. Зато пенсию повысили. И набегает мне сегодня со всеми надбавками аж шесть с половиной тысяч рублей. Кстати, 7 апреля мне исполнится 71 год...

Компания наша была международного уровня - вторая по размеру в мире. Мы уступали только, пожалуй, American Sea Food, крупной корпорации с американским названием и норвежским капиталом. В период с 1995-го по 1997-й мы вышли на очень высокий уровень развития производства. Вся страна лежала в постперестроечных развалинах, а каждая десятая металлическая банка консервов в мире была от "Дальморепродукта". Не говоря уже о том, что еще в Советском Союзе таковой была каждая четвертая.

Темпы работы позволили нам привлечь иностранные инвестиции в производство. Это были не суда, которые мы брали в так называемый "бербоут-чартер". Эти многолетние инвестиции - 28 кораблей! - позволяли заменять старый, уходящий на слом крабофлот, старые плавзаводы, перестававшие быть рентабельными из-за слишком высокого расхода топлива, и позволили выйти на новый уровень работы.

И в то время, когда упала даже угольная промышленность, металлургия ушла в частные руки, энергетики бастовали, а мы жили как "государство в государстве". За это время мы построили порт на мысе Амбросимова, потратив на это 17 миллионов долларов. "Дальморепродукт" процветал. На удивление всем. И этому есть объяснение. Были хорошими квоты на вылов рыбы, да и на самом предприятии работало 16,5 тысячи человек. Мы строили дома - каждый год "Дальморепродукт" сдавал по два жилых дома. И квартиры там получали наши работники бесплатно.

- Да, у вас была настоящая империя! Как же так получилось, что флагман приморской экономики затонул? С чем это связано?

- В 2001 году губернатором избрали Сергея Михайловича Дарькина, а в 2002 году меня стали силой банкротить.

Вообще-то начали уничтожать наше предприятие еще осенью 2001 года - сразу после выборов. Но "Дальморепродукт" работал даже под таким давлением. Если только наши основные фонды тянули на более чем 250 миллионов долларов! Мог бы кто таким похвастаться?

- Неужто никто в Приморье?

- Конечно. Потому что никому так не верили заграничные инвесторы, как нам. Но у наших оппонентов была одна позиция - надо было завалить "Дальморепродукт", завалить Диденко. В наше время это просто. Пока был у власти губернатор Наздратенко и он прекрасно понимал, что нужно сохранять экономический потенциал края, нужно беречь предприятия, составляющие гордость и мощь нашего региона. Он знал, что на "Дальморепродукте" зиждутся все мелкие предприятия рыбной отрасли. На базе нашего холдинга могли развиваться и другие организации - как в структуре "Дальморепродукта", так и вне ее. Пусть даже это были бы частные предприятия. Но смена власти в Приморском крае стала началом нашего конца...

Осенью 2001 года пришел ко мне мой знакомый Николай Николаевич Полуха, глава краевой службы судебных приставов. Хороший он человек. Мы с ним дружили, еще когда он служил в структуре военных комиссариатов. Пришел и сказал: "Юрий Григорьевич, я - офицер, и понятие чести для меня крайне важно. Я был свидетелем разговора, в котором шла речь о том, что тебя и твое предприятие будут банкротить. Тобой будут заниматься всерьез".

Я рассмеялся: "Меня? Обанкротить? Послушай, Николай Николаевич, у меня стабильно работающее предприятие, огромные обороты, у нас основных фондов на 250 миллионов долларов". Он ответил, что "Дальморепродукт" в черном списке, где уже были "Дальзавод", "Дальпушнина" и другие предприятия.

Чуть позже меня и главного бухгалтера предприятия вызвали в Москву и стали проверять "Дальморепродукт" на предмет банкротства. Но и там никаких нарушений не нашли - выписали соответствующий документ, что все в порядке. Никаких долгов у нас перед государством не было. Были незначительные текущие задолженности по зарплате, но они не могли вызывать беспокойства. Даже у моих сотрудников.

Но вот в самом конце 2001 года меня пригласил к беседе сам Сергей Михайлович Дарькин. Об этом разговоре я уже рассказывал, кстати. Спрашивает меня губернатор: "Вот хочу я создать централизованную мощную систему рыбного хозяйствования в Приморье. И все это - на базе "Дальморепродукта". Но мне для этого нужно, чтобы вы отдали мне ваш "Дальморепродукт" в распоряжение". Не согласился я. И вскоре пошли разговоры в прессе о том, что я плохо работаю, о том, что я не плачу деньги своим работникам.

В новый 2002 год предприятие вступило без долгов в государственную казну. Я тогда подстраховался: заключил со всеми клиентами договора о том, что взаимных претензий нет - все будет погашено и не о чем будет беспокоиться. И вдруг появляется какой-то человек, по имени Канцер и утверждает, что "Дальморепродукт" ему должен 1 млн 400 тыс. рублей. Стали документы смотреть: не должны. А он уже на банкротство предприятия подает в арбитраж.

И тут еще уменьшили нам квоты на добычу рыбы - 5000 тонн охотского минтая разрешили поймать. Это был серьезный удар. Все наши суда должны были простаивать, а работники без зарплаты сидеть? Мы же привыкли добывать более 100 тысяч тонн в год! А выделенную квоту может освоить одна плавбаза и два СТРа за месяц. А что делать остальному флоту?

Я стал искать варианты. И мы начали кооперироваться с рыболовными предприятиями, у которых квоты на добычу были. Они в некотором роде стали нашими кредиторами за 30% прибыли при совместной работе. Мои недоброжелатели, видя, что я вышел из ситуации и тут, стали, пользуясь влиянием в органах власти, продукцию, которая была выработана совместна... арестовывать. К этому давлению подключили даже пограничников! С продукции переключились на пароходы... Устраивали настоящие "маски-шоу". Даже вертолеты применяли для того, чтобы арестовать пароход с рыбой, которую добыли мы с компаньонами.

Вскоре сняли с должности Николая Полуху. И под надуманными предлогами стали арестовывать имущество "Дальморепродукта" - ведь заявление о том, что нас надо банкротить, уже есть. Так у нас отняли строительную технику и другие машины.

Причем после ареста наше имущество перепродавали за бесценок. Был у нас "Линкольн" - автомобиль представительского класса - его продали за 1000 долларов. Кто? Судебные приставы... А самосвалы уходили за полторы тысячи долларов. Но я терпел. Потому что знал: начни я бунтовать, станет еще хуже, а на мне лежала ответственность за судьбу "Дальморепродукта", за тысячи работников.

Наконец мы нашли того парня, который нас банкротить вздумал. Чуть не за руку привели его ко мне в кабинет. И решили ему уже отдать эти несчастные полтора миллиона. А он отказывается. Говорит, паспорта нет. Только справка. Которую выдают тем, кто из заключения освободился. Представляете? Деньги эти он не брал по одной причине - чтобы "Дальморепродукт" обанкротить.

- Напомните, кто конкретно занимался вашим банкротством?

- Милашевич. Это имя приморская экономика не забудет... Понятное дело, что этот "беспаспортный" был всего лишь его подручным.

На суде в 2002 году по делу о банкротстве мы говорим: "К чему валять дурака? Вот же есть даже документальное подтверждение - платежные поручения - того, что мы просто гоняемся за нашим кредитором и честно пытаемся вручить ему эти 1 миллион 400 тысяч рублей! Нет оснований для банкротства". Приостановили дело, а через месяц возобновили.

- А кто был судьей?

- А арбитражным судьей была такая госпожа Кузюра - на всю жизнь запомню эту фамилию. Как говорят в народе, после каких-то разногласий с Милашевичем, с администрацией края, Кузюру сменили на судью по фамилии Скрипка. И когда она зачитывала решение, то даже в глаза мне не смотрела. Она, насколько мне известно, насколько мне известно, знакома с Русланом Кондратовым, которого со мной, в свое время познакомил его отец. Он попросил, уезжая из Приморья, помочь его сыну встать на ноги. Я помог. Но на пользу, как выяснилось, это "Дальморепродукту" не пошло.

Но отвлекся я. Из-за крошечной - в сравнении с нашими оборотами - суммы, нас в арбитраже обанкротили. С помощью властей впустили чужих людей в компанию, распродали ее имущество и расхитили деньги.

И даже первый временный управляющий "Дальморепродукта" Зайцев понимал, что творится с компанией что-то неладное. И даже пытался наладить дела, сотрудничая со мной, как с председателем совета директоров. Неудивительно, что он заказчиков моего банкротства не устроил. Заменили его на Черевика, работавшего в прокуратуре на Сахалине, которого потом за серьезные нарушения там же осудили и посадили. Смешно сказать, но он пытался руководить работой предприятия, распродавая имущество "Дальморепродукта", из камеры предварительного заключения... И не только этот факт свидетельствует о том, что все наше банкротство - сплошное нарушение закона.

- И все же Черевик вас уволил?

- Да, сидя в моем кабинете, он был полновластным хозяином предприятия, но снять меня с должности, не нарушая закон, не мог. Но когда я, видя, что поделать уже ничего нельзя, отпросился с работы, взяв недельный неоплачиваемый отпуск с согласия Черевика, чтобы закончить строительство дома, он меня снял с должности. Это был декабрь 2002 года. Одно мы успели к тому времени сделать - рассчитались со всеми работниками "Дальморепродукта". Кроме меня, двух моих замов и других моих близких соратников. И выбивал я зарплату ровно год. Мне ее платили по частям. И даже хотели выдать лишь 70 процентов заработанного. Пришлось апеллировать к тому, что я - инвалид.

- А как сегодня строится ваша жизнь, Юрий Григорьевич?

- Я по-прежнему встаю в пять-полшестого утра. Такой режим мне, видимо, и помогает как-то выживать.

Мне помогают иностранные партнеры по бизнесу в "Дальморепродукте" и мои друзья-соотечественники, кто со мной работал. Но на сегодняшний день у меня никаких сторонних источников дохода нет. Счета в банке валютного тоже нет. Я ж, как простой советский человек, жил только на зарплату.

Мой сын, как вы знаете, уже умер. А мне нужно еще моих хлопцев-внуков обучить. У меня их двое: одному уже 21 год, а второму будет скоро 17. Словом, для кого жить - есть. Вот мы с супругой и стараемся. Она у меня тоже инвалид первой группы, кстати. Прошу заметить, что я никогда после своего вынужденного ухода из "Дальморепродукта" не чувствовал себя брошенным. Друзей у меня много, а гости всегда приходят не с пустыми руками (Смеется.)

P.S. Как говорят, за всеми этими делами стоят бизнес-структуры, близкие к сыну приморского сенатора Виктора Кондратова. По информации "Н", в ближайшее время будет возбуждено еще одно уголовное дело - по факту незаконной приватизации мощностей ОАО "Далькомхолод".

Из жалобы работников ОАО "ХК "Дальморепродукт" в Генеральную прокуратуру РФ:... По надуманным основаниям приостановлено уголовное дело № 504731 по факту фальсификации кредиторской задолженности ОАО "ХК "Дальморепродукт" перед ООО "ДМП Троулерс" на 67 млн долларов... Уголовное дело № 472831 по факту фальсификации кредиторской задолженности ОАО "ХК "Дальморепродукт" перед компанией ЗАО "Акваресурсы" на сумму 361 309 571 рублей. Расследование дела закончено. Однако процессуальных решений не принято... По материалам проверки фактов продажи двух плавбаз "Рыбак Приморья" и "Рыбак Владивостока" принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Принятое решение является незаконным, т.к. принято по не до конца проверенным обстоятельствам и фактам...

Андрей Вороной

Поделиться:

Наверх