67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 5 м/c
08 мая
Суббота

Экономика

Бедный русский лес

Наши предки старались беречь его - для себя и потомков. Они не знали, какими мы окажемся неблагодарными

Юрий Филатов, специально для "Н"

Уссурийская тайга человека, впервые ее увидевшего, поражала невероятно! Например, штабс-капитана Генерального штаба Николая Пржевальского:

"Невозможно забыть впечатления, производимого, в особенности в первый раз, этим лесом. Здесь на каждом шагу встречаешь роскошь и разнообразие, так что не знаешь, на чем остановить свое внимание. То высится перед вами громадный ильм со своей широковетвистой вершиной, то стройный кедр, то дуб и липа с пустыми, дуплистыми от старости стволами более сажени в обхвате, то орех и пробка с красивыми перистыми листьями, то пальмовидный диморфонт. В особенности поражает вид ели, обвитой виноградом, или пробковое дерево и грецкий орех, растущие рядом с кедром и пихтой..."

Грабь от пуза!

Все российские леса, кроме помещичьих владений, числились за Министерством государственных имуществ и охранялись законами империи. Самый суровый, петровский, грозил смертной казнью за срубленный дуб. Указы Екатерины Великой были гораздо мягче. Порубщики отделывались поркой и крупным штрафом.

Леса центральной России были давно поделены. Но зато какой простор открывался россиянину на Амуре и в Зауссурийском крае. Первопоселенцы никаких ограничений не знали. На тысячи километров простиралась необжитая тайга. Ни тебе стражника, ни исправника - грабь от пуза. Однако жители первого в Приморье села Пермского сами определили правила лесопользования.

Непорядки начались, когда в край стали принудительно переселять жителей Забайкалья, а за ними хлынул поток оголодалого крестьянства с Украины и Нечерноземья. Эти с тайгой не церемонились. И землемер, приехавший в село для выделения новопоселенцам участков тайги под заготовку бревен, с недоумением рассматривал пни. Десятины казенного высокосортного строевого леса поселенцы свели на дрова - потому как близко.

Не избежал этой беды и наш город. Руководитель первой лесоустроительной экспедиции по Приамурью и Приморью капитан Корпуса лесничих Алексей Будищев так описал окрестности Владивостока: "На горах и по падям отличный смешанный лес; кедровые и еловые деревья по 15 и даже 18 саженей высоты. Вообще, здесь на берегу богатства лесные неистощимые".

Алексей Федорович недооценил всеразрушающую способность соотечественников. В 1863 году начальник поста с грустью отмечал, что вблизи поста лес завален вершинами срубленных и вывезенных деревьев. Старожил порта уже констатировал: "До 1866 года здесь была почти полная тайга. По горам северной стороны бухты, где теперь не только деревца, но даже кустика не найдешь, стоял сплошной, многовековой, дремучий лес, о древности которого долго свидетельствовали громадные толстые пни".

Уже через десять лет склоны городских сопок стали голыми, а долины Первой речки и реки Объяснения густо заросли ивняком, куда летом укрывались влюбленные парочки, а зимой приезжали сторожа приходской и городской начальной школ для мальчиков. В те наивные времена розги считались необходимым элементом учебного процесса и воспитания. Потому регулярно наведывались сторожа в ивняки за лозою, "чтобы свеженькой была".

Что же касалось таежных запасов, то их уничтожению способствовали как прибывшие на поселение россияне, так и приходившие в Приморье на промысел китайцы. Они сваливали тысячи дубов, чтобы выращивать на них... древесные грибы, пользующиеся спросом у них на родине.

Лесу нужен хозяин

Этому хищническому истреблению приморских лесов был положен конец в 1881 году, когда военным губернатором области были введены "Временные лесные правила" и установлены денежные сборы за рубку леса. Постепенно начало обустраиваться лесное хозяйство Приморья. В обязанность лесозаготовителей с того времени вменялось и лесовосстановление. В состав областного правления был введен представитель Лесного департамента. Начала развиваться переработка древесины. Если в 1865 году механическая пила для разделки бревен на доски была на всю область одна, то через 30 лет только во Владивостоке действовали лесопильный завод Малютина на Фельдшерском покосе (район краевой больницы) и такой же Суворова (теперь здесь гостиница "Амурский залив"). А на месте нынешней нефтебазы размещался завод Монсэ, имевший, как свидетельствует статистика, паровой двигатель, несколько пил, годовое производство до 20 000 рублей и неопределенное число работников.

Так через 40 лет стало сбываться предположение первого дальневосточного лесоустроителя Алексея Будищева: "Для приморцев лес всегда может доставить предмет выгодного заработка и быть источником благосостояния их".

Как и любую собственность, лес необходимо было охранять. Для этого при Лесном департаменте Мингосимуществ была учреждена Лесная стража, в обязанности которой входила охрана казенных лесов. В Приморье ее создали в октябре 1881-го и укомплектовали казаками и солдатами сверхсрочной службы. Большие участки леса стали брать в аренду владивостокские предприниматели: Суворов, Бриннер, Маковский, Циммерман. От арендаторов в казну пошла попенная и посаженная плата. Обязательным условием аренды было проведение восстановительных лесопосадок. И любое нарушение правил порубки грозило арендатору штрафом и прекращением лесопользования. Лес начали беречь для себя и потомков. За этим строго следили чиновники удельного ведомства.

Тайга "пропади есть"

Когда-то старый гольд Дерсу Узала, наблюдая за разграблением богатств приморской тайги китайцами, грустно говорил своему другу "капитана" Арсеньеву: "Все кругом скоро манза совсем кончай. Моя думай, еще десять лет - олень, соболь, белка пропади есть". Бедный старик ошибся. Китайцы сейчас в Приморье уничтожают только лягушек. Мы же, считающиеся коренными его жителями, рубим лес, оставляя после себя только пни. И попутно уничтожая все живое - начиная от тигров, леопардов, медведей и кончая колонками и хорьками. И все это сбывается за полцены в Китай...

Наши предки - Казакевич, Шкот, Семенов, Шевелев, Бриннер, Янковские, Пьянков - старались сделать все, чтобы Приморье стало процветающей окраиной России. И очень жаль, что мы оказались плохими наследниками.

Поделиться:

Наверх