65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+18° ветер 6 м/c
14 июня
Понедельник

Экономика

Кому нужен биоресурсный экомониторинг?

Как известно, без создания устойчивой сырьевой базы в промышленности бесконечные совещания и перестановки в руководстве отраслевых аппаратов просто бессмысленны. Наглядный пример тому - рыбная отрасль, находящаяся много лет в глубоком кризисе. Перед федеральной властью из множества проблем сегодня главными выделяются две - эффективное использование пищевых биологических ресурсов в Тихоокеанском бассейне и сохранение устойчивости замкнутой экосистемы, составляющей равновесие природных процессов в океане

Александр Коннов, океанолог

Многие годы в стране эти проблемы вообще не решались, хотя давно назрела необходимость создания в Дальневосточном регионе единой социально-экономической системы по эффективному и рациональному использованию сырьевой базы. Напомним, что национальные ресурсы в водах исключительной экономической зоны (ИЭЗ) российского Дальнего Востока по запасам на шельфе (до глубины 50 метров) оцениваются в 500 млн тонн титаномагнетитов, 30 млрд тонн нефти, 20 трлн кубометров природного газа, а пищевые биоресурсы - в 15-25 млн тонн.

Ориентация нефтепромышленников на сиюминутную выгоду и эффективность инвестиций без учета экологических факторов и направленность рыболовецких предприятий на добычу в дальневосточных морях исключительно валютоемких и ценных видов и игнорирование массовых пищевых биоресурсов ведет к неисчислимым производственно-экономическим потерям в регионе и, соответственно, ущербу национальным интересам страны. Подтверждением этому служит отсутствие в течение ряда лет на прилавках магазинов недорогой рыбопродукции от российских производителей.

Многолетний хронический непрофессионализм управленческого аппарата по обеспечению рыбной промышленности устойчивой сырьевой базой, как на ближайшее время, так и на долгосрочную перспективу, при минимальных обратных связях между производственной деятельностью и экологическими процессами обусловлен тремя основными обстоятельствами: отсутствием адекватной информации о состоянии водных экосистем и воздействии на них; отсутствием моделей, позволяющих прогнозировать состояние экосистем и разрабатывать оптимальные технологические схемы с замкнутым циклом, включающие в себя производственные и природные процессы; отсутствием государственных социально-экономических механизмов реализации таких оптимальных схем. Этот серьезный недостаток в управлении вызван также отсутствием системной информации, необходимой для глубокого понимания процессов взаимодействия абиотических и биотических факторов среды при решении проблем, относящихся к конкретным объектам промышленной добычи гидробионтов. Отсюда естественным образом следует неэффективность использования уже имеющейся информации о среде, сколь бы детальной она ни была, при отсутствии четких требований к такой информации с точки зрения пространственно-временной изменчивости климатических и биологических процессов.

Ситуация усугубляется почти полным отсутствием современных технических средств наблюдения за обширными акваториями ИЭЗ России и оперативным управлением полноценных по детализации морских научных исследований. Априори следует необходимость построить биоресурсные исследования таким образом, чтобы вопросы различных уровней сложности решались как этапы и части работы единого механизма, совершенствующегося в процессе этой работы.

Таким рабочим механизмом и, соответственно, экономическим и ресурсным локомотивом рыбной отрасли может стать только многоцелевой экомониторинг, результаты которого должны быть основой для адекватного решения двух главных проблем - эффективного использования национальных природных ресурсов на морских акваториях и сохранения устойчивой сырьевой базы и природного баланса замкнутой экосистемы. Подход к измерениям в этих проблемах в некотором смысле противоположный: с точки зрения морских биоресурсов, задача состоит в поиске благоприятных значений параметров, а с точки зрения экологии - неблагоприятных, недопустимых, критических.

Поэтому и необходимо организовать регулярные комплексные наблюдения с научных судов, самолетов и спутников за океанологическими условиями обитания и воспроизводства морских гидробионтов на всей акватории ИЭЗ и в открытых водах северо-западной части Тихого океана (СЗТО) для адекватного описания, моделирования и долгосрочного прогноза биоресурсов. Прогноз в рамках эффективного и рационального использования сырьевых ресурсов будет являться базисной величиной для планово-рыночной экономики рыбной отрасли, добывающего и перерабатывающего флота и, стало быть, гарантированного обеспечения населения страны недорогими морепродуктами.

В конечном счете, решение проблем состоит не в охране биоресурсов от хозяйственной деятельности, а в принципиальном изменении характера этой деятельности в сторону создания технологических процессов с замкнутым экологическим циклом, включающих эффективное, оптимальное взаимодействие человека и природы. Локальные и интегральные ограничения со стороны природы в таких процессах учитываются автоматически. Таким образом биоресурсный экомониторинг с его научными информационными задачами идеологически тесно связан с целым рядом выполняемых международных программ: IGBR, JGOFS, WOCE, UNER и другими.

Проводимый в настоящее время Федеральным агентством по рыболовству фискальный мониторинг по диспозиции рыбопромысловых судов с применением спутниковой навигации не решает биоресурсных и экологических проблем, а лишь является скромным препятствием к незаконной добыче морепродуктов в ИЭЗ России. При этом морские погранвойска вынужденно выполняют не свойственные им полицейские функции.

Невозможно назвать мониторинговыми исследованиями и разовые рейсы в локальные районы дальневосточных морей трех научных судов ТИНРО-Центра, которые давно нуждаются в техническом переоснащении. При этом проводимые строго тематические рейсы, ориентированные на конкретные гидробионты, не отвечают современным требованиям к комплексному мониторингу с круглогодичными системными исследованиями на обширных акваториях Тихоокеанского бассейна. Следовательно, важным и существенным при глубоком экономическом, сырьевом и управленческом кризисе в рыбной отрасли является не только ответ на вечный вопрос "Что делать?", а четкое и ясное понимание, как надо делать!

Но высокие чиновники по неизвестным причинам упорно не желают перенимать положительный опыт, наработанный в соседних странах - в Японии, США, где биоресурсные мониторинговые исследования всегда стоят на первом месте, что эффективно отражается на общих экономических показателях рыбной промышленности.

Например, в Японии при численности населения 123 млн человек в рыбной отрасли занято не более 270 тысяч, с использованием 12 тысяч мало- и среднетоннажных добывающих судов. Москитный флот (лодки) не учтен. При этом ежегодный объем пищевых морепродуктов устойчиво составляет 6,7-6,9 млн тонн, а доходы от реализации - около 18 млрд долларов. Рыбная промышленность здесь выделена в четыре сегмента - марикультуру, прибрежное, морское и океаническое рыболовство. Долевое участие в производстве первых двух примерно одинаково, доминируют только морское - 50 % и океаническое рыболовство - 23-25 % всех поставок добываемой рыбы. В биоресурсных мониторинговых исследованиях круглогодично участвуют свыше сотни малотоннажных научно-поисковых судов, несколько небольших самолетов и метеоспутники.

В России с населением 145 млн человек в рыбной отрасли занято свыше 360 тысяч. На 2000 год зарегистрировано около 2300 судов средне- и крупнотоннажного добывающего и перерабатывающего флота, предназначенного для работы в открытых океанских водах. Это самый большой по тоннажу в мире флот, который используется крайне неэффективно и убыточно из-за простоев, отсутствия квот и просто непрофессионального управления. Подтверждение этому - массовое банкротство рыболовных градообразующих предприятий. Направлений в отрасли три - аква-марикультура, прибрежный и морской лов. Океаническое рыболовство прекращено. Доля искусственного разведения пресноводных и морских гидробионтов составляет не более 5-6 %. Прибрежное и морское рыболовство во внутренних и окраинных морях составляет свыше 90 %, а остальное - в ИЭЗ иностранных государств.

Если учесть, что одно среднетоннажное судно, находясь строго в рамках рентабельности, может ежегодно добывать не менее 2 тысяч тонн рыбы с минимальной доходностью в 30 млн рублей, то прилавки магазинов должны быть завалены рыбопродукцией стоимостью не выше 25-30 рублей за кило. На деле все обстоит иначе. При вылове в стране в 2003 году 3,3 млн тонн биоресурсов около 45 % ушло на внешний рынок, а то, что попало к россиянам, реализовалось по мировым ценам. Покупатели эти цены знают. Таким образом на каждую среднестатистическую душу населения России пришлось на год 12 кг рыбопродукции против 60 кг в Японии.

Системный и комплексный мониторинг, кроме одиночных учетных рейсов рыбохозяйственной науки, никем не проводится. Разведанной устойчивой сырьевой базы в пределах ИЭЗ России и в открытых водах Тихого и Атлантического океанов не имеется. Крупнотоннажному флоту - в прошлом гордости страны - работать негде.

Эту ситуацию, которая практически без изменений сохраняется из года в год, иначе как патологическим недомыслием с разрушительными экономическими и материальными последствиями не назовешь. В неоднократно представляемой федеральным органам программе биоресурсного экомониторинга, в проведении которого остро нуждаются отраслевая и фундаментальная наука, заложены основные принципы и алгоритмы решения актуальных сырьевых проблем рыбной отрасли и прикладной экологии на Тихоокеанском бассейне, где вылавливается свыше 2/3 водных биоресурсов, добываемых в стране.

Но для этого необходимо на федеральном уровне решить вопрос о создании специализированного центра управления, сбора и обработки натурных наблюдений. Создать его целесообразно при профильном вузе, как это принято во многих странах, что позволяет ориентированно готовить исполнителей экомониторинга как специалистов в морских долговременных исследованиях. В то же время центр, исполняя техническую работу в организации натурных исследований, всегда имеет возможность привлечь высококвалифицированные кадры для руководства темами узкой направленности из других научных организаций. Таким условиям отвечает Дальрыбвтуз.

Несомненно, ведущая роль по анализу результатов, моделированию взаимодействия абиотических, биотических и антропогенных процессов, прогнозу и т.д. сохраняется за отраслевой наукой, имеющей кадры, громадный опыт и базу данных ретроспективных многолетних натурных наблюдений в морях и Тихом океане. Одной из перспектив научной и практической эффективности биоресурсных работ в открытых водах СЗТО, где ранее добывалось свыше 50 % мирового вылова рыбы, можно рассматривать совместное проведение экспедиционных работ со странами региона. Следовательно, программу биоресурсного экомониторинга необходимо представлять как национальную программу России, и она может быть предложена странам АТР для развития на ее основе международной программы.

Стабильность выполнения круглогодичных экспедиционных работ одновременно шестью судами и двумя самолетами, включая спутниковые данные, при ежегодных затратах менее 0,9 % от доходов рыбной отрасли обеспечивает полную самоокупаемость за счет налоговых и целевых экологических отчислений предприятиями рыбной отрасли. Кроме этого, результаты экомониторинга всегда найдут своих потребителей из смежных базовых отраслей, использующих природные ресурсы континентального шельфа и в ИЭЗ России на Дальнем Востоке: Минприроды, Минпромэнерго, Минсельхоза, Минтранса, Федеральных служб гидрометеорологии, экоатомнадзора, МЧС, ВМФ и др.

С конца 1980-х годов программа экомониторинга неоднократно обсуждалась на ученых советах и семинарах ВНИРО, ТИНРО, ТОИ ДВО РАН, ДВГУ и получила полное одобрение, озвучивалась на международных конгрессах и симпозиумах. Очередная ее редакция была выполнена с учетом правовых и технологических изменений, а также сменяемости видового состава промысловых гидробионтов на Тихоокеанском бассейне за последние 30 лет. Поэтому сегодня, когда в Совете безопасности и в правительстве России готовится очередная крупномасштабная реформа в рыбной отрасли, а в Госдуме - принятие долгожданного Федерального Закона "О рыболовстве", возникает уже сакраментальный вопрос: быть или не быть биоресурсному экомониторингу и, стало быть, устойчивой сырьевой базе - основе экономики рыбной промышленности и благосостояния населения.

Поделиться:

Наверх