71,40 ↑ 100 JPY
10,96 ↓ 10 CNY
77,73 ↓ USD
63,78 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+4° ветер 3 м/c
EN
02 апреля
Четверг

Экономика

Беды леса

Лес - это последний крупный валютоёмкий ресурс, к тому же возобновляемый, который еще есть у государства. То есть у нас с вами. Однако используется он крайне неэффективно...

Наталия Алешина, Яна Хазова, Георгий Кулаков

Богатство бедных

По данным Всемирного фонда дикой природы (WWF), Россия ежегодно теряет 30 млрд долларов (!) из-за нелегальной торговли лесом с Китаем и Японией. Согласно ОФИЦИАЛЬНЫМ данным Министерства природных ресурсов РФ нелегальная рубка леса в Приморском крае составляет от 20-ти до 40 процентов! Хотя местные лесопользователи уверены, что эта цифра значительно больше.

Пока на этом ресурсе наживается лишь небольшая кучка лесных баронов. В общем же объеме товарной продукции края доля лесного комплекса весьма скромна и составляет всего 7,5% (показатель 1997 года - 4,1%). О разворовывании леса и гибельных экологических последствиях этого криминального занятия говорилось неоднократно. Мы же задались вопросом: как грамотно распорядиться имеющимся у Приморья ресурсом? Как сделать лес доходной статьей бюджета, при этом сохранив уникальные биосообщества тайги?

Эхо эко

Об экологической составляющей проблемы сейчас говорится реже. Более активно обсуждается, если можно так выразиться, потребительская сторона, а именно новая редакция Лесного кодекса, проект которого был предоставлен в правительство 28 августа и даже одобрен. Впрочем, к мнению непосредственных участников лесного комплекса мы еще вернемся.

Для того чтобы заработать на лесе, его, разумеется, нужно рубить. Но делать это с пониманием того, что лес должен быть сохранен для наших детей. При грамотном использовании, он восстанавливает до 80% процентов своих первоначальных ресурсов. Поэтому сейчас так много говорят об устойчивом лесопользовании. Согласно определению, устойчивое лесопользование означает "управление лесами таким образом, которое обеспечивает их биологическое разнообразие, продуктивность, способность к возобновлению, жизнеспособность, а также способность выполнять в настоящее время и в будущем соответствующие экологические, экономические и социальные функции".

Однако, по словам Дениса Смирнова, координатора проектов по устойчивому лесопользованию ДВ-отделения Всемирного фонда дикой природы, ничего этого в Приморье нет. Даже у передовых лесопромышленных предприятий нет достоверной информации о лесе, они не знают своей лесосырьевой базы, у них нет долгосрочного планирования. Другая проблема: практически у всех лесопромышленников края аренда всего на пять лет - как можно планировать что-то серьезное на такой короткий отрезок времени? Предприниматели живут одним днем. Поэтому и вырубается все подчистую, без правил, без будущего. Совершенно другое отношение к лесу будет при аренде же сроком 25-49 лет, но у нас это почему-то не принято.

По мнению экспертов WWF, необходимо экономическое понимание рационального использования леса. На руку "зеленым" и то, что сегодня международный лесной рынок предъявляет свои требования, и лесопромышленникам выгодно козырять сертификатом Лесного попечительского совета (FSC), ведь это подтверждение того, что бизнесмен цивилизованно эксплуатирует леса.

Денис Смирнов:

- На сегодняшний день в России работает совершенно неэффективная система получения платежей за пользование лесными ресурсами. Попенная плата очень низкая - лесопользователь платит государству 1 доллар за 1 кубометр древесины. Для сравнения, в странах Европы она составляет - 30-50 долларов. С попенной платы у нас должно финансироваться лесное хозяйство, которое обязано следить за качеством леса. Получается, что лесному хозяйству мы даем копейки, на которые оно не в состоянии содержать лес, и само идет в него с топором. Лес нормально не воспроизводится, не проводятся должные рубки ухода, посадки. Результат - такой лес невозможно выгодно продать. По моему мнению, у леса должен быть один хозяин. И нужно четко определить, кто это будет: государство или частные лица. Сейчас же получается, что все работают на заготовителя: ему создают условия для получения прибыли, а государству перепадают какие-то крохи. На западе, например, в Финляндии, несколько основных хозяев леса: он есть у государства, у предприятий, у частных лесопользователей... До тех пор, пока четко не определиться, кто же основной собственник леса, он не будет приносить нам дохода.

Валюта проходит мимо

Итак, добрались и до хозяев. Официальных и реальных. Один из вопросов, которые обсуждаются в рамках новой редакции Лесного кодекса, - отстранение регионов от управления лесными ресурсами. Может, с этим можно было бы смириться, если бы центр сам активно работал в этом направлении. Но... По законодательству деятельность по использованию лесного фонда подлежит лицензированию. Однако этот вопрос находится вне компетенции субъектов РФ, и в то же время на федеральном уровне до сих пор не урегулирован. Хотя необходимость упорядочения допуска юридических лиц к деятельности по заготовке древесины очевидна. Специфика деятельности в лесу требует установки жесткой политики в оценке способностей лесопользователя - технических, технологических, профессиональных. Этого нет, и потому мы имеем, что имеем. Никто сейчас не решается точно определить объемы браконьерских рубок.

Павел Корчагин, начальник управления лесным комплексом края: - Несмотря на ограничение в правовом регулировании проблемы, мы все-таки за последние два года добились некоторых успехов, за счет того, что кардинально изменили подход к отрасли и принимаем меры по повышению лесоэффективности. Число незаконных рубок огромно. И мы видим свою роль в консолидации сил - таможни, УВД, лесопромышленников. Для начала ограничили количество площадок, где отгружается лес на экспорт - с 200 до 25. Работаем с пограничниками и таможенниками по ужесточению режима пропуска леса за границу. Несомненно, эти меры принесли результаты, но я не готов сказать, какой экономический эффект это дало.

Директор Кировского ЛПХ Дмитрий Дьякун: - Требуется совершенствование законодательства в плане наказания браконьеров. Да, есть статья за незаконную рубку, то есть за непосредственный факт спиливания дерева. Сейчас же нелегалы оснащены по последнему слову техники. Вокруг делянки обычно сеть наблюдателей с рациями, и при приближении кого-либо работы тут же сворачиваются. Ловим чаще всего на разделке хлыста и погрузке на транспорт, вот эти правонарушения - разделка и перевалка нелегальной древесины - и должны быть прописаны в законе. А у нас до сих пор перемещение леса без документов не квалифицируется как воровство. Мы около 2 миллионов рублей тратим на мероприятия по борьбе с нелегалами...

Все средства от реализации арестованной древесины уходит в федеральный фонд. А местным бюджетам ничего не остается, то есть, нет заинтересованности. Муниципалам остаются только штрафы, которые, между прочим, должны по Бюджетный кодексу возвращаться на природоохранные мероприятия. Но проконтролировать это госинспекторы не могут. Да и у них с введением в действие 1 января прошлого года БК стимул к активной работе убрали - раньше вскрывшему нарушение причиталось 50% от суммы штрафа, теперь - шиш. Более того, новый Административный кодекс тоже принес неприятности охотинспекторам и лесникам - теперь не могут участвовать в гонении браконьеров добровольные помощники и заинтересованные лица, а именно законопослушные охотники и лесопромышленники.

Недовольны лесопользователи и таможенной политикой государства - более высокими пошлинами на готовую продукцию, чем на лес-сырец. То есть, выгоднее везти за границу кругляк. А там уж его подхватывают китайцы, обрабатывают быстро и за дешево, вытесняя с рынка АТР продукцию наших деревообрабатывающих предприятий, и сводя на нет все потуги нашего леспрома развить до хорошего уровня собственное производство. Непродуманная таможенная политика привела к тому, что у ясеня отрезают 2-3 куба древесины, а основной хлыст просто бросают или закапывают.

В том, что правительство занимает иногда очень странную позицию, от которой на местах хватаются за голову, мы уже не раз убеждались не только на примере лесной отрасли (достаточно вспомнить эпопею с рыбными аукционами). В Приморье накоплена масса предложений - и от администрации края, и от ассоциации лесопромышленников и экспортеров леса. Обе стороны надеются, что их позиции учтут при принятии Лесного кодекса Госдумой. Но учтут ли?

Показатели эффективности использования лесных ресурсов по уплате налогов
Наименование субъектов Средняя ценареализация 1-го куб.м дел. древесины, руб. Товарн. продукция с 1 куб.м заготовленной древесины, руб. Налогов с 1-го руб. реализованныйпродукции, руб.
2001 г. 2002 г. 2001 г. 2002 г. 2001 г. 2002 г.
Приморский край 1786 1792 1048 1144 0,276 0,287
Республика Соха - Якутия 709,5 944,3 2253,4 2409 0,12 0,12
Хабаровский край 1307 1377 956 1037 0,16 0,18
Амурская область 1007 1121,6 723 682 0,1 0,1
Камчатская область 1422 1795 548 480 0,24 0,3
Сахалинская область 1270 1420 881 895 0,06 0,064

Проверено: браконьеров нет

В ходе спецоперации "Тайга" в четырёх районах Приморья был полностью перекрыт кислород криминальным заготовителям ценных пород древесины

На прошлой неделе группа сотрудников отряда милиции особого назначения УВД края, входившая в состав межведомственных сил по проведению операции "Тайга", вернулась из 17-дневной командировки. Омоновцы, сотрудники ГАИ и управления по борьбе с правонарушениями и преступлениями на потребительском рынке краевого УВД провели успешный рейд по приморским "северам". В результате проведенных проверок возбуждено 21 уголовное дело по фактам браконьерской добычи ценных пород древесины, незаконных операций с наркотиками и оружием и других преступлений, предусмотренных УК РФ. А для оформления дел административного производства, по образному выражению одного из участников мероприятий, потребовался "вагон бумаги и тележка авторучек".

Первые три дня ушли на детальное изучение обстановки, последующие две недели - без выходных и проходных - напоминали весьма крутой детектив. Омоновцам и другим участникам рейдов приходилось по лесным дорогам, а подчас и по бездорожью выбираться к лесным делянам, где из-под бензопил сыпались пахнущие хвоей опилки и падали, сминая молодую поросль, вековые кедры. Именно так, с поличным, после надлежащего документирования незаконной порубки с помощью видео- и фототехники, задерживали милиционеры браконьеров-лесорубов. Других нарушителей "выцепляли" на дорогах и базах временного хранения. В каждой из задержанных машин (а таких было по 20 с лишним в сутки), по самым скромным подсчетам, перевозились отборные стволы, стоимость которых, по ценам черного рынка, - 4-5 тысяч долларов.

График работы был настолько плотным, что теперь, после окончания операции, у ее участников одно желание - выспаться. На передышки во время командировки давалось предельно мало времени - по три-четыре часа в сутки. Зато именно такой график позволял трем рейдовым группам держать "под колпаком" четыре района края: Чугуевский, Дальнереченский, Красноармейский и Яковлевский. Проверяющие появлялись, словно из-под земли, их планы молниеносно корректировались при малейшем изменении ситуации. Маневренность и оперативность - это практически единственное, что возможно было противопоставить гораздо более технически оснащенным представителям противоборствующей стороны.

По мнению омоновцев, главное назначение их отряда - наводить порядок в горячих точках. Но порядок в родном крае - превыше всего. Ведь Приморье, если вовремя не принять надлежащие меры, само может превратиться из пункта постоянной дислокации в такую же горячую точку, где криминал пытается диктовать всем свои условия.

Леса Дальнего Востока представляют собой уникальный комплекс. В Приморье находятся запасы ценнейших хвойных и твердолиственных пород, которые имеют высокий спрос на внешнем рынке. Лесной фонд Приморского края составляет 13,01 млн га с общим запасов 1753 млн кубометров. Расчетная лесосека равна 8,86 млн кубометров. Но фактически используется лишь 37% площади, на остальные территории заготовители леса не слишком претендуют - низкотоварный древостой, склоны крутизной 26-30 градусов. Помимо этого, леса края представляют интерес для организации побочного лесопользования. Ежегодно здесь можно заготавливать до 2 тысяч тонн корней элеутерококка, 300 тонн аралии, 3 тысячи тонн лимонника. В урожайные годы сбор орехов может составить до 10 тысяч тонн. Фактически осваивается только треть расчетных возможностей.
Международная система сертифицированных лесоматериалов FSC предусматривает отказ от сотрудничества с компаниями, ведущими нелегальную вырубку леса, а также добывающими его в заповедниках и национальных природных парках. Сертификация, проведенная FSC, означает ответственное отношение к природным ресурсам, внедрение наилучших, с экологической точки зрения, методов рубки и переработки леса. На сегодняшний день в России сертифицировано более 1 млн га леса, 12 компаний, в том числе и приморский "Тернейлес", заявили о желании пройти сертификацию. Получать международный добровольный сертификат лесопромышленников побуждает не столько любовь к экологии, сколько рыночные соображения: от несертифицированных лесоматериалов потребители отказываются не только в Европе, но и в России. Например, транснациональная мебельная компания IKEA и крупнейшее в Европе издательство Springer публично объявили, что переходят на закупки только сертифицированных пиломатериалов и лесобумажной продукции.
Наиболее технологически продвинутые предприятия "Приморсклеспрома" и "Тернейлеса" используют дерево максимум на 60%. На большее не хватает оборудования, кадров. Японцы же умудряются использовать на 102%. Как? Аккумулируют запах свежераспиленной древесины и применяют в аромотерапии!
Поделиться:

Наверх