65,26 ↓ 100 JPY
11,22 ↑ 10 CNY
71,83 ↑ USD
64,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+16° ветер 5 м/c
16 июня
Среда

Экономика

Станислав Шаторный: "Лучшие времена ещё наступят..."

Неюбилейное интервью по юбилейному поводу с генеральным директором завода "Аскольд"

Одно из градообразующих предприятий Арсеньева - завод "Аскольд" - отметило свой 60-й день рождения. Почему "Аскольд"? Так назывался один из первых фрегатов Русского флота, получивший имя в 1857 году в честь киевского князя. А через 110 лет это же имя получил завод "Клинкет". Ныне завод "Аскольд" - открытое акционерное общество, а его генеральный директор - наш собеседник.

- Станислав Иванович, мне бы не хотелось спрашивать вас о традиционной юбилейной бодяге: трудном пути становления, славном прошлом, трудовых династиях и прочем. Не возражаете, если мои вопросы будут неюбилейными и даже неудобными?

- Не возражаю.

- До каких пор предприятие держалось на плаву и когда пошло ко дну?

- В 1991-м началась ломка хозяйственного механизма. Еще год мы катились по инерции, работали на старых запасах - действовала система госзаказа. С потеплением международного климата на "Аскольде" заметно похолодало - наша оборонная продукция - оборудование для подводных лодок и надводных кораблей - была все менее востребованной. Так началось падение.

- Руководство сидело сложа руки?

- Я возглавил завод в 1994-м. До меня в перестроечные годы сменились два руководителя. Не буду кидать камни в их огород - они работали, как могли, как были научены советской системой.

- То есть?

- Мотались в головное министерство, били во все колокола. Там сами ждали новостей и позитивных перемен и говорили ходокам: "Ждите. Сохраняйте коллектив любой ценой!" Надеялись, ждали средств на конверсию. Я и сам сочинял программы пачками, возил их в Москву, тем более что на ряд родственных предприятий деньги начали поступать. Я уже возглавил завод, когда в 1994-м году мне внятно объяснили, что началась война в Чечне и конверсионные деньги ушли туда. Так умерла надежда на Москву, оставалось рассчитывать на себя. Решили освоить новые виды гражданской продукции.

- С чего начали?

- Перестали платить налоги, пошли на серьезный конфликт с государством. Это было сознательное решение - тонуть глубже было невозможно, завод лежал на самом дне. За годы ожидания были накоплены огромные долги, в том числе и по зарплате. Именно мне пришлось принять непопулярное решение о поэтапном сокращении численности работающих более чем на 70 процентов. Причем находить деньги на выплату им зарплаты и выходного пособия. Объем производства упал в десять раз, и другим путем спасти завод было невозможно. Вовремя подвернулся один американец-бизнесмен, заказавший нам десять полиграфических машин. До этого он поколесил по краю, и везде директора предприятий, жалуясь на нехватку оборотных средств, просили у него деньги вперед. Мы не попросили и потому получили приличный заказ. По его выполнении - живые деньги. Начали разруливать ситуацию с "Дальэнерго", которому были должны. Очень удачно наладили выпуск линейно-сцепной арматуры для линий электропередач. Одно время энергетики были даже должны нам. Наше сотрудничество продолжается. Развиваем программу по выпуску и реализации сельскохозяйственного навесного оборудования - и по прямым договорам с хозяйствами Приморья, и по краевому лизингу. Наладили подобное сотрудничество и с угольщиками - выпускаем запчасти для экскаваторов и иной тяжелой автотехники.

- А о государстве не забыли? Ведь наверняка, как и все, создали фирмы-дочки...

- Да, создали, скрывать тут нечего. Это позволяет в рамках закона минимизировать налоговые платежи. Государство пошло нам навстречу: реструктировало задолженность, списало пени и штрафы. Тем не менее согласно графику мы до сих пор выплачиваем в бюджет солидные суммы долгов и если вдруг прекратим это делать - не сомневайтесь: вывернут наизнанку и дочерние фирмы. Мы больше не ссоримся с государством, но эта дружба - цена за то, что на развитие производства в необходимых масштабах средств так и нет.

- По-иному, думаю, вы не можете. Ведь контрольный пакет вашего предприятия как одного из флагманов приморской оборонки в руках государства?

- Не употребляйте слово "флагман", мы на него не тянем. А что касается контрольного пакета, то юридически с 1995 года АО "Аскольд" - абсолютно частное предприятие. Доля государства равна нулю, 65 процентов акций размыты в руках примерно 5,5 тысячи акционеров-физических лиц. И это обстоятельство усложняет руководство предприятием.

- А насколько выгодно быть акционером "Аскольда"?

- Пока абсолютно невыгодно. Мы еще ни разу не выплатили ни копейки дивидендов владельцам акций. Но не сомневаюсь - лучшие времена еще наступят.

- Оглядываясь назад и положа руку на сердце: все бы вы делали так же, как сделали?

- Почти все. Ни одно из принятых мною решений не кажется ошибочным. Ну, может быть, более энергично продвигал бы перестройку экономического механизма завода на новые рельсы.

- Станислав Иванович, в городской газете я видел объявление о приеме на работу на завод "Прогресс". А вам что, никто не требуется?

- Скоро выйдет и наше объявление. Нам остро требуются станочники и металлурги, рабочие основных профессий. Зарплату обещаю нормальную - 5-6 тысяч рублей, иногородним - место в общежитии. И я очень рад тому, что люди, которых я невольно обидел в свое время сокращением, потихоньку возвращаются обратно на завод.

- Скажите: есть ли повод смотреть в будущее с оптимизмом? Доживет ли "Аскольд" до 100-летнего юбилея?

- Так далеко заглянуть почти невозможно, но ближайшее будущее просматривается уверенно. У России появились новые дружественные партнеры - Индия, Китай, ряд других стран, которые нуждаются в нашем оружии. Лучшие времена обязательно наступят!

Геннадий Обухов

Поделиться:

Наверх