69,85 ↓ 100 JPY
11,43 ↓ 10 CNY
73,75 ↓ USD
66,47 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+1° ветер 3 м/c
EN
25 февраля
Четверг

Общество

Просто как мычание

Сахалинцы преподали Владивостоку урок божественного

Гастроли Сахалинского международного театрального центра им. Чехова во Владивостоке под руководством Андрея Бажина – бывшего жителя Владивостока, бывшего актера театра им. Горького и режиссера Театра ТОФ - были, безусловно, самым долгожданным театральным событием сезона. Последний раз островные театралы приезжали в Приморье больше тридцати лет назад. После просмотра спектакля "Очень простая история" (по пьесе М. Ладо), венчающего программу, можно было сделать вывод, что на Сахалине сегодня культивируется фарс.

Пьесу молодой киевлянки Марии Ладо "Очень простая история" за последние несколько лет поставили, наверное, большинство театров России. По-прежнему она притягивает зрителей и по-прежнему рождает большие споры. Основная причина и того и другого – действительно простая, даже чересчур, история, которую многие называют притчей. Это история о том, как богатые родители девушки принуждают ее сделать аборт, потому что отец ребенка – бедный парень. Но в итоге природа берет свое: ребенка решили оставить. Все. Особенность драматургии – скот, который с первой же сцены полноправно участвует в пьесе: собака, корова, лошадь, петух и свинья, - все актеры в костюмах. Именно скоту по идее принадлежит ключевая роль – спасение людей от греха. Простота замысла и простор для всевозможных трактовок персонажей, видимо, и стали тем соблазнительным фактором, породившим моду на Ладо.

Театр с Сахалина показал поразительную версию. Центральная коллизия – аборт? не аборт? - была показана утрированно, упрощенно и с таким навязчивым резонерством, что второй акт смотреть было невозможно. Больше всего драму портили звери – их миссия была слишком очевидной, чтобы придавать им значение, однако они продолжали гнуть свою линию: все мы – твари божьи. Как и все остальные персонажи, звери были масками – не меняющимися по ходу пьесы: свинья – тупая мечтательница, хозяин – злыдень и т.п. Парень и девушка – влюбленные, но что у них за любовь и что они за люди, было невозможно разобрать. Зато каждый изо всех сил изображал свою маску.

Ось зла в спектакле – хозяин двора и отец дочери. Он режет свинью! Прогоняет соседа–алкоголика! Посрамляет дочь! Настаивает на аборте! Понять его можно, но из-за чрезмерной выразительности актерской игры этот одноплановый персонаж выглядел временами безумным. И тут снова масла в огонь подливали звери. Они намеренно контрастировали с бездушными людьми и постоянно выпячивали свою причастность к невинной природе, к любви, к Богу. Более фарсового спектакля трудно представить. Надо заметить, что зародыш фарса присутствует в самой пьесе, которая построена на моральной апории - трудной и неразрешимой проблемой, сближающей традиционное заклание свиньи с абортом. Это глубокий, но и коварный вопрос - о совместимости человеческой жизни с возвышенной моралью любви к каждой травке и букашке. Очевидно, что строить на нем бытовую драму – глупость.

Андрей Иванов

Поделиться:

Наверх