68.68 ↓ 100 JPY
11.49 ↑ 10 CNY
74.43 ↑ USD
65.94 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-9° ветер 2 м/c
08 марта
Понедельник

Общество

Гришковец и мировые проблемы

Калининградский актер, режиссер и писатель Евгений Гришковец привез во Владивосток свой очередной спектакль "Дредноуты", в котором в максимально простой форме попытался выразить свои непростые взгляды на проблему взаимоотношения политики и эротики

Если бы в России не случилась смена государственного строя, Гришковец мог прекрасно вписаться в ряды писателей-сатириков, читающих себя со сцены, составив конкуренцию Жванецкому или Альтову. Профессиональным актерам вроде Аркадия Райкина он, очевидно, проигрывает по уровню актерского мастерства. Гришковец - это в первую очередь чтец. В основе его выступления, хотя и не лишенного актерских удач, сам текст. И текст этот аккуратный, местами очень точный и остроумный, в целом проникнутый романтическим пафосом и покрытый флером романтики.

В этот раз Гришковец привез к нам свою довольно сумбурную пьесу "Дредноуты": ряд историй о моряках и анекдоты из своей частной жизни. Связаны эти истории и анекдоты исключительно авторскими умозаключениями и наблюдениями. Пьеса стилизована под незатейливый рассказ простого, в меру умного, упитанного и чувствительного балагура. Для убедительности стилизации автор использует много речевого мусора и обнажение приема: мол, я стилизую свой спектакль под речь простачка, сейчас я делаю то-то, эта фраза нужна для того-то и т.п. Надо отдать должное: Гришковец пользуется "обнажением" искусно и не утомляет. Если отбросить мишуру, то основная проблема, к которой автор подходит с разных сторон в течение своего полуторачасового шоу (и в итоге так и не берется ее разрешить), - это отношения политики и эротики.

Потому что в "Дредноутах" Гришковец говорит о подвигах настоящих мужчин ради чести и отечества, намеренно делая это противоречиво: с одной стороны, очень идеалистично, а с другой - сознательно и постоянно снижая пафос рассказа. Суть: мужчина по-настоящему красив, когда он ради чести и долга рискует жизнью. "А мы, - говорит Гришковец, - а мы-то кто? - Твари дрожащие?". И рассказывает максимально приближенные к публике байки о супружеских изменах, мужской нерешительности, чувстве потерянности, недоверии к государству и правительству. И делает это очень доверительно, лирично, а местами даже смешно. Однако и здесь автора постоянно зашкаливает в сторону идеалов.

А идеалы Гришковца - это то, что мешает смотреть его спектакль. Что бы автор ни говорил, ясно: он-таки верит в существование Любви и Чести. Они его мучают, заставляют творить и зарабатывать на сцене - но ни одна из баек автора его идеалы не проясняет. На сцене бурлит лирическая констатация фактов и фактиков. В итоге, максимально накалив два полюса - страсть к любви и страстность гражданской чести, - Гришковец сжигает белые кораблики мечты и идеалов в грязноватом на вид тазике и, не снимая маски шута, радушно прощается с публикой, которой он, казалось, изо всех сил пытался понравиться.

Как заметила моя спутница, журналистка "Н" Екатерина Федорова, ее искренние аплодисменты были адресованы именно писателю Евгению Гришковцу, а не тому спектаклю, который она увидела. Самая же удачная, по ее мнению, часть "спектакля для женщин" - это почти двадцатиминутное предисловие, где с шутками и прибаутками автор пытался уговорить зал выключить сотовые телефоны... Которые многие зрители так и не отключили.

В целом же "Дредноуты" разочаровали даже истых поклонников и ценителей творчества Евгения перегруженностью историческими фактами - иногда в ущерб его же искрометному юмору. В спектакле, принятом битком набитым залом на ура, все же маловато будет трогательных и берущих за душу авторских "ощущательных" нюансов, но именно они порою заставляли смотреть и слушать сцену одного актера с замиранием сердца.

А у меня так и остался один вопрос: зачем, зачем же он надел эти дурацкие брюки?..

Андрей Иванов

Поделиться:

Наверх