67,93 ↓ 100 JPY
11,48 ↓ 10 CNY
74,14 ↓ USD
66,11 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+8° ветер 1 м/c
09 мая
Воскресенье

Общество

На острие истории

По лезвию меча, сквозь тонкую грань между жизнью и смертью провели посетителей музея Арсеньева на выставке "Магия клинка: по ту сторону Империи"

Переступив порог зала, попадаешь в царство удалых сабель и кривых турецких ятаганов, заржавевших штыков и грациозных японских мечей-тати - оружия всех времен и народов, показателя величия и упадка нации. Клинки завораживают и приковывают взгляд, но сверхзадача этого проекта - показать не вещественность, а событийность экспонатов.

В течение длительного периода истории холодное оружие находилось на пике развития технической и военной мысли государств. Мечи проходили через сотни рук, несли разрушение и погибель одним, другим же даровали свободу и процветание. От холодной стали и мастерства владения клинком зависело многое: удастся ли сохранить жизнь, завоюешь ли победу или будешь вечно горбить спину под гнетом завоевателя? Еще древний китайский полководец Сунь Цзы рассуждал, что искусство воина - важнейшее дело любого государства, оружием никоим образом не следует пренебрегать. Однако организаторы выставки смотрят на оружейное наследие разных стран сквозь призму столетий, поэтому, в рамках музейного проекта, оно олицетворяет именно позитивную силу: Япония - это прежде всего служение и покорность самураев - вассалу, Корея - упорство в достижении цели, стратогемность стала главной национальной чертой Китая, а в России сила заключена в многочисленных правдоискателях, бороздивших ее просторы во все времена. Привычный Владивосток здесь "перековали" в символический ВладиВосток - маленькую точку на перепутье культурных пластов и наследий. Музей Арсеньева на этот раз поразил многих своей концептуальностью.

Все начиналось с виртуальной выставки

Чтобы воплотить сверхидеи экспозиции, выписали из Хабаровска одного из лучших специалистов в области музейного дизайна. Бронислав Тамулевич загорелся как никогда: "Мне захотелось разгадать этот ребус! К тому же сам владивостокский музей для меня космически интересен. Я представил выставку как красивый дорогой альбом с экспонатами вместо иллюстраций. Изначально долго думал: на каком фоне лучше всего выставлять клинки? На зеленом сукне, как в оружейном салоне, или на красном, как в гламурном издании? Банально! В один из приездов в город я облюбовал район Миллионки, много фотографировал полуразрушенные здания, и тогда появилась мысль сделать основой фактуру старинного камня. Но затем мы решили, что слишком много мелких деталей будут отвлекать посетителей от главного. Оружие восхитительно само по себе!". Подготовка к выставке шла долгих четыре месяца. Тамулевич работал в команде с историками, хранителями фонда музея и его директором, а на первом этапе моделировал виртуальную выставку в трехмерном пространстве компьютера со всеми интеллектуальными составляющими.

Оружейная шкатулка

Музейные хранители собирали свою смертельную коллекцию долгое время: с конца XIX века оружие передавали востоковеды и военнопленные японцы, ветераны Гражданской войны на Дальнем Востоке и сами горожане, находившие клинки на чердаках и в подвалах старых домов. Сегодня здесь собраны великолепные образцы с территории Австралии, Америки и островов Тихого океана, Японии, Кореи, Китая, Индо-Персидского региона, Западной Европы и России - всего 132 клинка, отражающих превратности истории со времен Древнего Чосон (III-I вв. до н.э.) до середины ХХ века. Большие редкости - офицерская шпага времен Гражданской войны в США и раритетный меч гражданских чиновников Маньчжоу-Го. До сих пор овеяна тайной история бронзовых кинжалов из древнейшего захоронения, случайно обнаруженного экскаваторщиками в 1959 году. В коллекции есть и уникальные образцы русского холодного оружия начиная с XVIII века: эспантоны, протазаны, тесаки, палаши, шпаги гражданских ведомств, кортики, а также шашки мастеров Златоуста и Золингена из Германии. Особенной гордостью работников музея является наградная сабля 1822 года, попавшая к ним в руки в 1944 году. Она принадлежала одному из героев Отечественной войны 1812 года. По легенде, клинок купили в одной из антикварных лавок Парижа в 1909 году. Украшают его золотые лавровые листья, в каждый из которых вписаны пункт и дата победоносного шествия русской армии от Москвы до Парижа. За право иметь у себя в коллекции такой экспонат боролись многие музеи России, но Владивостоку удалось удержать драгоценную саблю у себя.

Олег Галактионов, сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, а также главный консультант музея по "оружейным" вопросам, поведал еще одну версию происхождения этого раритета. В начале XIX века в России холодное оружие выпускали только тульские и сестрорецкие заводы, затем решено было строить фабрику в городке Златоусте, именно сюда пригласили первоклассного оружейника из Германии - мастера Шаффа. Он обучал златоустских подмастерьев с 1817 по 1823 годы, именно в этот период у него учился и русский оружейник Иван Бушуев. Гениальный немец в эти годы позволял украшать все работы только своими инициалами. Поэтому, изготовив чудную саблю в 1822 году, Иван Бушуев выгравировал на ней именно имя немца. Буквально через несколько лет появилась абсолютная копия этой сабли, идентичная и по технике, и по манере изготовления - на клинке уже красовалась подпись самого мастера Бушуева.

Оружие князей и императоров

По словам Олега Галактионова, давнего поклонника японского оружия, самый красивый экземпляр выставки - это тати. Или тачи - длинный японский меч, появившийся еще в X веке и послуживший прототипом для традиционной катаны. Богато украшенные тати применялись как парадное оружие при дворах сегунов и императора. Самураи носили катану как часть гражданской одежды, а тати - именно как часть военных доспехов.

Поистине уникальна и ценна прекрасная коллекция цуб (эфесов самурайских мечей), собранная музеем. У японцев изготовление цубы - защитного щитка, расположенного между клинком и рукоятью, превратилось в подлинное искусство, таинствами которого владели разные соперничающие между собой школы мастеров.

Все знаменитые мечи были настолько узнаваемы для острого глаза самурая, что одного взгляда на поверхность клинка было достаточно, чтобы безошибочно определить их изготовителя. Однако в XVI-XVII веках в Японии появилось невероятное множество подделок - на "хвостовике" меча выбивалось имя знаменитого мастера, и затем оружие сбывали по баснословным для тех времен ценам. Существует даже легенда на эту тему: один оружейный мастер сидел дома вечером. И вдруг он выскакивает, бежит к дому своего соседа, такому же кузнецу, и начинает гневно кричать: "Ты почему моим именем подписываешь меч?". Сосед призналася и покаялся. О совершаемом преступлении мастер догадался, сосчитав количество ударов, которые производил сосед, выбивая именные иероглифы...

Олегу Галактионову довелось в свое время побывать в кузнице у потомственного японского мастера - Хокке Сабуро Синдзи и сегодня изготавливает мечи. Если древним мастерам приходилось выполнять самим все работы от начала до конца, то сегодня они не получают из руды железо, а приобретают его в готовом виде. Но многие традиции, связанные с древним ремеслом, сохранили свою силу. Перед тем, как приступить к изготовлению традиционного японского меча, кузнец по-прежнему совершает долгий подготовительный ритуал, напоминающий подготовку русского иконописца к росписи церкви или к созданию важной для него иконы: пост, очистительные омовения, долгие молитвы, облачение в чистые церемониальные одежды и даже целибат.

Самурайские старинные мечи являются ценной семейной реликвией. Раз в сто лет, а то и чаще, это оружие отдают специальному мастеру для заточки и полировки, который вновь придаст клинку блеск и ослепительную красоту. Это высший пилотаж - только, чтобы научиться сидеть в правильной позе, в которой мастер проводит не один час и от которой у новичка уже спустя несколько минут сводит ноги и спину, требуется целый месяц...

Что бы ни говорили, с воодушевлением или равнодушием, интерес к холодному оружию не ослабевает никогда! Магия клинка по-прежнему очаровывает и является для нас олицетворением силы духа, мужественности, упорства и ответственной свободы человечества. А музей Арсеньева, разворачивая оружейный проект, выступил в новой для него роли - свел воедино искусство, человеческий опыт, науку и технику, а также прошлое и настоящее, устремив его в будущее.

Татьяна Шугайло

Поделиться:

Наверх