68,68 ↓ 100 JPY
11,49 ↑ 10 CNY
74,43 ↑ USD
65,94 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-4° ветер 3 м/c
07 марта
Воскресенье

Общество

Самый правдивый рассказ о легендарных "шикотанцах"

Правдивая история о том, как неформальная группа художников дала жизнь целому направлению в советско-российском искусстве

В галерее Portmay открыта выставка картин четырех "шикотанцев", или художников "Шикотанской группы" - Владимира Рачева, Евгения Коржа, Юрия Волкова и Владимира Серова. Основанное чуть ли не сорок лет назад это неформальное объединение в 70-х и 80-х было одним из самых заметных явлений в советской региональной культуре, вышедшем вскоре за пределы как региона, так и, собственно, живописи.

После первых поездок небольшой группы художников из Владивостока в конце 60-х на остров Шикотан - большой 40-километровый остров Курильской гряды - стали ежегодно приезжать художники из Москвы и Петербурга, писатели, поэты и актеры, многие из которых сегодня достигли всероссийской славы и международной известности. Так, Шикотан, Кунашир и вообще Курильские острова и Дальний Восток были впервые художественно осмыслены в российской культуре. В чем особенность этого особого шикотанского языка и показывает выставка "Острова".

Известный приморский искусствовед, бывший декан факультета живописи ДВГАИ Виталий Кандыба делает акцент на том, что "шикотанцев" отличает родство эстетических установок. Художники начали творить в условиях "хрущевской оттепели", когда после отмены одиозных форм догматизма в стране появились новые допуски творческой свободы. Можно было в рамках советского искусства высказать мысли, дать образы жизни, далекие от канонов социалистического реализма агитационного образца. Большинство из "шикотанцев" окончили Владивостокское художественное училище и Дальневосточный институт искусств. "Они были одержимы делом обновления живописного языка, обретением нового художественного мировоззрения. Не будучи диссидентами, они являли собой пример эстетической оппозиции мощному в советском искусстве консерватизму", - считает Виталий Ильич Кандыба.

Откровения мастера

А из первых уст "шикотанская" история звучит как песня... Рассказывает Евгений Корж:

- Все началось с обычной поездки друзей-художников на Курилы. На Сахалине мы встретили двух московских живописцев. Юрий Купер, ныне известный в Европе художник, сказал Олегу Лошаку, нашему бывшему преподавателю в художественном училище: "Старик, мы начали спускаться с Командорских островов через Чукотку, Камчатку на Курилы. И лучше Шикотана я ничего не видел". Так Шикотан стал лучшим местом и для нас.

Кстати, с языка древних айнов "шикотан" и переводится как "лучшее место". Судите сами. Общежитие - три рубля в месяц. Дорога - максимум 12 рублей. С оказией еще дешевле. Еду брали с собой. Три дня из Владивостока - и ты на Шикотане. Мы ездили всегда в теплое время, обычно с августа по октябрь. Как раз была сайровая путина. Так что рыбы было море. Рыбаки нам ее ящиками приносили. В то время Шикотан кормил сайрой весь Союз и поставлял рыбу во Францию и Италию. Европейцам, кстати, не нравилось наше масло, и они привозили на остров свое - оливковое. В ярких деревянных бочках.

Для работ на остров вербовали молодежь со всей страны. У нас были друзья - украинцы, чеченцы. Все к нам приходили с открытой душой. Художник ведь - это всегда интересная персона. Девушек было много. Мы их писали. Я там познакомился со своей женой. Она была студенткой ДВГУ. Сейчас у нас уже взрослые дети.

Мы были влюблены в природу Шикотана. Только представьте: зеленые холмы, покрытые порослью молодого бамбука, сине-голубые - почти черные - ели, которые подчеркивали рисунок холмов, всегда разный океан, живописные реки с сооружениями древних айнов, бухты, не похожие одна на другую. Тайфуны, туманы, роскошно-яркие солнечные дни. Шикотан - рай для художника. В смысле красоты он безграничен. Там было видно, как рождалась земля. Рядом с нежными холмами на берегах лежала тысячелетняя лава, застывшая в море, а неподалеку - скалы под 150 метров. Четыре десятка лет я писал этот остров и не мог оторваться от него. И всегда у меня было ощущение, что он уже кем-то написан.

После того, как в 1982 году наши работы попали на большую выставку в одном из лучших залов Москвы на Крымском валу, о нас заговорили критики. И Шикотан стал Меккой творческой интеллигенции со всего Союза. Если сначала мы ездили вчетвером-впятером, то потом собиралась группа больше двадцати человек, среди которых были такие известные сегодня московские художники, как Татьяна Назаренко, Василий Пономарев. Я как-то подсчитал, что за все эти годы Шикотан посетили, и не раз, около семидесяти художников. Были и поэты, писатели, студенты щукинского училища. Как-то раз приехал театр Горького с режиссером Чернышевым. Был там и молодой актер Ефим Звеняцкий, с которым мы дружим до сих пор. Помню, артисты пришли к нам в гости, и, несмотря на сухой закон, царивший во время путины, мы отметили знакомство. До сих пор вспоминаем случай, как ночью по пути в наш барак ценный продукт выскользнул у кого-то из рук в лужу, и потом его искали полночи. Так и не нашли.

Важно, что на Шикотане был дух свободы. Мы писали то, что нам нравилось, и так, как нам того хотелось. По сравнению с современной модой на "букетики", на всю салонную чепуху, наши картины могут казаться слишком густыми, мрачноватыми. Конечно, и в то время далеко не все разделяли нашу любовь к ржавым причалам и тухлым рыбозаводам, но в целом картины были востребованны. Большая часть работ, и наверное лучшая, осталась в Москве в фонде художественных выставок. Много осело в музеях обеих столиц, Читы, Хабаровска, Владивостока. Сегодня часть картин хранится в мастерских. Я хочу сказать, что все это находится в сохранности. Жаль, что вместо суровых шикотанских пейзажей люди сегодня заказывают художникам легковесные вещи. Все-таки сегодня под влиянием телевидения и его отупляющих сериалов культура стала более упрощенной.

Счастливый случай

В каком-то смысле "шикотанцы" - это удивительное везение в истории советской живописи и в творческой судьбе самих художников. Люди жили и работали там, где хотели и как хотели. И при этом были признаны и даже популярны. Многочисленные выставки на Дальнем Востоке, в Москве, в Петербурге, в Америке, во Франции, в Австралии. Работы не в больших количествах, конечно, но стабильно покупались музеями, фондами, а также рыбацкими вузами и предприятиями, много картин художники раздарили сами своим многочисленным друзьям. Эти 40 лет счастливых поездок омрачила только перестройка, взвинтившая цены на перевозки. И поломавшая судьбы некоторым, как Владимиру Рачеву, который был по-настоящему великим живописцем, но не вписался он в свинскую современность постперестроечных годов. Но большинство художников, ставших при жизни классиками, не забыты и уважаемы.

Александр Лобычев, арт-директор галереи Portmay: - "Острова" - это не просто ретроспективная выставка группы художников. Это эстетический документ целой эпохи. Особый "шикотанский" стиль живописи - это мир дальневосточных морей, раздвинутый до бесконечности, где цвет обрел напряжение и свободу, жизнь океана, островов и всего морского народа предстала во всей своей непридуманной реальности, где внешняя простота и безыскусность сюжетов были согреты лиричной теплотой авторов. "Шикотанцы" создали эстетику, где личный опыт, собственные впечатления рождали образы океана, побережья, моряков и рыбаков. Привлекателен эмоциональный накал самой живописи, атмосфера правды и сдержанной, что называется, "мужской" романтики. Хотя картины четырех "шикотанцев" перекликаются друг с другом, объединенные духом раскрепощенной живописи, творчество каждого из них отмечено яркими индивидуальными чертами: экспрессивная, с динамичным мазком и напряженным цветом живопись Владимира Рачева; открытая, с широким густым движением кисти, распахнутая как дружеские объятия - Юрия Волкова; обнимающие почти пол-острова, зеленые и пронзительно синие пейзажи Евгения Коржа и чуть приглушенные, словно сквозь курильский туман переливающиеся оттенками перламутрового, работы Владимира Серова. Художники создали образ островов, которые в перспективе русского искусства утвердились уже навсегда. Не зря поэт Илья Фаликов, друг и спутник "шикотанцев", назвал в этой связи Курилы "островами любви и свободы".

Евгений Панкратьев

Поделиться:

Наверх