68,68 ↓ 100 JPY
11,49 ↑ 10 CNY
74,43 ↑ USD
65,94 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-4° ветер 3 м/c
07 марта
Воскресенье

Общество

Ольга Климакова не мыслит своей жизни без накала эмоций и поэзии

Она не только носит милицейский мундир, оперативно работает с криминальными сводками. Ольга - прекрасный поэт. И этим все сказано...

Про работу

- Из чего состоит рабочий день работника нашей пресс-службы? Получить всю криминальную информацию, прочитать все сводки. Переварить ее, пропустить через себя и понять, что может быть интересно людям, а что лучше не пускать дальше сводок. Обязательно проверить, не навредит ли обнародованная информация кому-либо. К сожалению, бывает и такое.

Однажды вышли на банду угонщиков, взяли одного из них, он быстро сдал своих подельников, и на место их встречи была выслана группа с целью устроить засаду. А эта информация попала в сводки! Представьте себе ощущения наших сотрудников, которые, сидя в засаде, слышат по радио - где они находятся. Конечно, операция закончилась безуспешно: бандиты тоже слушают радио. Был случай и пострашнее... Преступник похитил ребенка зажиточных родителей. Заявил, что в случае обращения в милицию ребенок будет убит. Они, однако, все-таки обратились. Эта информация чуть не дошла до публикации - пришлось лично обзванивать журналистов с просьбой не давать ей хода. К несчастью, на момент разговора похитителя с родителями ребенок был мертв - киднеппер лгал с самого начала.

Про самопозиционирование

Помните сказку о летучей мыши, которую отвергали звери и птицы? Ни к кому она прибиться не могла! Вот так же сотрудники пресс-службы: в УВД нас считают журналистами, а журналисты считают милиционерами. Мы где-то посередине.

Мы открыты - мы не Джеймсы Бонды, на контакт идем легко. Регулярно проводим круглые столы, акции, конкурсы. Двери у нас не закрываются: постоянно идут представители молодежных организаций, писатели, фотографы, журналисты, звонков за день принимаем миллион. Если человек хочет общаться, если ему нужен контакт с нами, мы видим это сразу и в общение с ним вкладываем душу. Нам как-то раз подарили в кабинет игрушку - петуха, который начинает кукарекать, если уровень шума в комнате зашкаливает. У нас этот петух не замолкал - пришлось вынуть батарейки.

Про коллектив

Известно, что рыбы из акватории бухты Золотой Рог, будучи переселенными в чистую воду, умирают. Они привыкли жить в воде экологически небезупречной, стали мутантами. Иногда мне кажется, что сотрудники пресс-служб - такие же мутанты: оторви нас от эмоций, бесконечных событий, накала страстей - мы не сможем жить, у нас уже не получается по-другому. У нас подобрался прекрасный коллектив. Мы скучаем по работе и друг по другу, в отпуске забегаем на работу постоянно. Казалось бы, отдохнул всего две недели, а снова сюда тянет. Однажды пресс-секретарь президента США заметил, что у него самая неблагодарная профессия, мол, когда все хорошо, про него не вспоминают, а когда все плохо - виноват он один. Так что говорить о пресс-службе УВД?

Про телефон доверия

Работаем мы и на телефоне доверия. Бывает, конечно, что звонят неадекватные люди, психически нездоровые - им уже не поможешь. А так, конечно, стараемся и реагируем на все звонки, у нас дежурят постоянно, а на выходных включаем автоответчик, так что ни один звонок у нас не пропадает. На что люди жалуются? На родственников, на тяжелые условия жизни, иногда просто не знают даже, что их проблемы попадают на самом деле под юрисдикцию УВД. Каждый из нас в той или иной степени уже стал психиатром - весь этот экшн иначе пережить сложно.

Помогаем и по бытовым, гражданским делам, которые, казалось бы, к милиции отношения не имеют. Вот пример: позвонил мужчина-инвалид, не может сам передвигаться. У него была проблема совершенно не по нашему ведомству - бытовая. Что мы сделали? Мы нашли через Интернет организацию, которая бесплатно оказывает инвалидам юридические услуги, дали им его телефон и попросили о помощи. Они связались с ним, и вскоре он позвонил и поблагодарил нас за заботу.

Про творчество

Лирика - всегда грусть. По ушедшему, по несбыточному, по прекрасному. Думаю, в юности все пишут стихи. Ну процентов девяносто - точно. У большинства проходит, а кто-то пишет всю жизнь лишь для себя, держит в столе, никому не показывает. Я начала писать еще в школе и от этого увлечения не отошла до сих пор. Профессией, однако, сделать это никогда не пыталась. Это скорее эмоциональная отдушина, попытка перелить часть себя в другой сосуд. На работе часто пишу "на заказ" - на праздники, дни рожденья, торжества - мне это труда не составляет. Два года назад мои коллеги решили сделать мне подарок на день рождения - нашли на жестком диске рабочего компьютера мои стихи и сами выпустили книгу. Может быть, там не самые лучшие вещи, но мне было очень приятно. Я вообще безумно нечестолюбива - даже автограф на книжках своих не ставлю. Говорят, что мои стихи похожи на песни. А это и так песни! Я немного на гитаре бренчу: сначала появляется у песни мотив, потом настроение, а затем слова сами ложатся. И придумывать не надо, только запоминать. Стихотворение "У войны не женское лицо" про чеченскую войну. Я многих знакомых туда провожала. Потом возвращались: кто изломан душой, кто просто выгорел дотла. Там и женщины бывали... Вот я и попыталась представить - как это.

Много стихов про любовь, конечно. Любовь - это всегда сон. От одного сложно оторваться, а из другого выкидывает как из кошмара - с испариной на лбу, убегающим куда-то сердцем. Грусть - это послевкусие любви. Иногда только с опозданием и начинаешь ощущать весь букет. Нельзя закрываться от тех, кто любит тебя. А если сам любил, то сумеешь оценить искренность чужих чувств. Главное - чтобы повезло найти такого человека, услышать его, почувствовать. Спорила тут на одном сайте на тему: стоит ли умирать от любви? Скептики не переубедили. Дело ведь не в том, что реально умереть. Просто, если действительно любишь, готов на все. Беда в том, что мы, любя, порой так мучительно стараемся стать лучше. Нужнее. Словно детдомовские дети, которые услужливостью пытаются купить любовь взрослых. А не стоит оно того: любовь может только дариться ни за что, если "за что-то" - это уже не любовь. Не стоит учиться чувству у кого-то - у каждого из нас своя мечта, своя дорога, свои ощущения. Неповторимые!

Про чтение

Сама люблю читать произведения людей, которые знают, о чем пишут, Леонова и Маринину, хоть у последней, конечно, и несколько фантастичные сюжеты. Когда Андрей Кивинов только начинал свой сериал про улицы разбитых фонарей, мы все его читали взахлеб под столами. И, знаете, очень много общего с нами, сюжеты повторялись один в один. Например, был в одной книге сотрудник, который постоянно лапал пистолеты, проходившие по делам, голыми руками, снимал отпечатки и сдавал дела следователю. Потом, конечно, отпечатки его всплыли и его чуть не посадили. Так вот, у нас было абсолютно так же: молодой сотрудник наоставлял свои пальчики на множестве стволов. Как говорят в народе, мент - везде мент.

Было в жизни многое, не все теперь кажется правильным, но это наша жизнь - из нее нельзя выкинуть ни часа, ни строчки. И слава богу!

У войны не женское лицо...

Среди гор с названьем непростым Шел отряд, в боях бывавший прежде. Без надежды, веры и мечты - На войне какие уж надежды! А в отряде девушка была, И судили так о ней, бывало: "На гражданке парня не нашла, Ну а здесь - охотников навалом!" И бросали грязное словцо... У войны не женское лицо.

Был совсем безрадостным пейзаж - Цепь холмов, изрезанных ветрами. А плюс сорок - это вам не пляж, Если воду выдают глотками. На войне галантность неважна, И девчонку матами ругали. Даже если падала она, Ей помочь все время забывали. И твердили: "Что ж, в конце концов, У войны не женское лицо!"

Вот уже недолго до села, Где сумеют отдохнуть ребята. Но внезапно взорвана была Тишина рычаньем автомата. А для драки не хватает сил! Кто-то должен всех закрыть собою. И девчонку лейтенант просил: "Уходи, а я тебя прикрою!

Ты ж - одна обуза для бойцов! У войны не женское лицо..."

А она, стирая кровь с лица, Прошептала: "Мне ведь не угнаться... Вот и все. Я буду до конца. И не нужно, командир, ругаться! Я уже отмечена свинцом. У войны не женское лицо".

Ей кричали: "Дура! Уходи!" Гас огонь тревожного заката. И спасенье было впереди. А она назад пошла с гранатой. И смогла услышать лишь луна, Как девчонка всхлипнула невольно: "Я уйду, ребята, не одна. И надеюсь - мне не будет больно!"

А потом рванула за кольцо... У войны не женское лицо.

Анатолий Филатов

Поделиться:

Наверх