68,08 ↑ 100 JPY
11,54 ↑ 10 CNY
74,16 ↑ USD
66,26 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+11° ветер 7 м/c
12 мая
Среда

Общество

Дирижер, переселивший Моцарта в Японию, дал мастер-класс во Владивостоке

10 ноября на сцене Дальневосточной академии искусств завершился четырехдневный мастер-класс японского дирижера, композитора и продюсера Икуо Ямамото

С утра до вечера маэстро занимался с артистами Владивостокского музыкального театра, досконально прорабатывая каждую партию блистательной оперы Моцарта "Дон Жуан". Избранные сцены из оперы и прозвучали в заключительный день мастер-класса.

Икуо Ямамото - руководитель творческого объединения "Ренессанс" и академического хора "Амадеус" (Токио). С Владивостокским музыкальным театром Владимира Воронина он сотрудничает уже шесть лет, но подобный открытый мастер-класс проводит впервые. Все участники получили сертификаты о прохождении мастер-класса у маэстро Икуо Ямамото.

После финального концерта Владимир Воронин ответил "Н" на несколько вопросов...

- Владивостокский музыкальный театр, творческое объединение "Ренессанс" (Токио) и Якутский оперный театр работают в своеобразном союзе. Мы ставим произведения Верди, Баха, Моцарта, выступаем в Японии и России. Проекты Ямамото-сан структурно необычны: в них и театр Кабуки, и буддийские монахи, и балет, и национальное пение, и Моцарт. Более того, он делает перевод опер Моцарта на японский язык, на старинный диалект Кобэ. Он - универсальный человек. У нас много общих задумок.

- Но во Владивостоке нет оперного театра...

- Но я 36 лет занимаюсь оперой во Владивостоке. И у нас уже тогда была оперная студия. Потом ее руководитель Михлин Михаил Григорьевич покинул наш город, и оперное дело немножко притихло. Тогда я открыл Камерный музыкальный театр. Это общественное учреждение культуры - зарплату никто не получает. То есть театр есть, но об этом мало кто знает. Пресса не устает твердить: "Театр нужен, театр нужен". Есть театр. Есть и певцы. Но они оканчивают академию и разъезжаются. Например Оксана Корниевская, которая сейчас в Москве, в Большом театре. Мои ученики поют в Якутском и Бурятском театрах. Валентин Кравчук, который сегодня пел Дон Жуана, работает в Хабаровске.

- Господин Ямамото - продюсер. Понятие, отсылающее к эстрадному шоу-бизнесу...

- Он берет европейские классические произведения высшего уровня и совмещает их с традиционным национальным искусством. Рядом поют дети, тут же на сцене сям-сэн, тут же и шаман. Он совмещает европейскую музыку с национальной японской культурой. Вот театр Кабуки, например. Там ведь звучит только сям-сэн и национальное пение. А под это пение - по нашим понятиям "под минусовку" - актеры показывает пластику. Ямамото-сан совмещает мировое искусство с национальным пластом. И тот, кто приходит, через свое национальное искусство начинает понимать духовную мессу Баха.

Вот в чем заключается его работа продюсера, на мой взгляд, - в совмещении несовместимого, в производстве насыщенных программ. Все категории зрителей - от детей до стариков - находят в его постановках что-то для себя. Музыканты приходят, чтобы услышать Баха. Люди духовные - потому, что на сцене монахи. У них ведь нет такого конфликта религий - есть один культ красоты. Вот этому культу красоты он и служит, объединяя все, что красиво, и находя людей, которые любят красоту. А поскольку в Японии красоту любят все, он делает для души - всему народу.

- А если синтез культур перенести на российскую сцену?

- Уже перенесли. В Якутском оперном театре сделали то же самое. Поставили "Реквием" Верди. Или вот, например, давали мы "Реквием" Моцарта - солисты были наши, хор и оркестр - японские, а Икуо Ямамото написал музыку на духовный текст в немецком, итальянском, русском стиле.

- На этом поприще у г-на Ямамото есть конкуренты?

- Есть. Но там иная борьба за выживание, нежели у нас. В Японии нет государственных театров как таковых. Поэтому он собирает оркестр, делает программу. У них делают программу не так, как у нас. Там нет фиксированной заработной платы и нет определенного количества постановок, которые надо сделать за месяц. Как только есть проект, он обращается к правительству, ищет спонсоров. У нас был замысел - десять лет памяти жертв землетрясения в Кобэ. Сделали "Реквием" Верди. Эти люди понимают, что национальный дух, национальная память - это святое, и находят на это средства.

- Ваша оценка уровня оперного искусства в Приморье?

- В нашем музыкальном театре ряд певцов стали лауреатами международных конкурсов на Украине, в Италии, конкурсов Чайковского, Дягилева. Известный тенор Эдуард Семенов - тоже мой ученик - в этом году уехал в театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. Он лауреат пяти международных конкурсов в Италии, восемь летних сезонов отработал в этой стране. И сейчас есть перспективные ученики, как, например, Андрей Маликов, который пел сегодня Мазетто. А китайский аспирант, которого мы по-русски зовем Антоном, вообще имеет уникальный голос. Он сегодня пел Дона Оттавио. Антон обладает лирическим тенором, как у Лемешева. Таких сейчас нет в России. Наши певцы пытаются показать силу, мощь, а он поет мягкостью. Его голос для такой оперы, как "Снегурочка", - он поет там Берендея. Мы даже готовим проект оперы Моцарта "Волшебная флейта" на 2008 год совместно со Штутгартской оперой. Сейчас проводим конкурс, набираем артистов. Наверное, Антон тоже будет там петь.

- Говорят, что иностранные студенты более трудолюбивы и настойчивы?

- Однозначно. Они приезжают, чтобы учиться. Церлину пела другая девочка - Юна, тоже из Китая. Но их очень сложно обучать, потому что корень языка зажат. Их приходится долго расслаблять. С японцами легче. Но все ведь хотят петь итальянскую музыку. А я рекомендую японцам петь не итальянскую, а русскую музыку. Все-таки у итальянцев другой темперамент.

- Сколь велика разница между русской и японской публикой?

- Огромна. Японцы слушают, а наши - не всегда. Разная культура. Там, когда кто-то поет, а зрителям не очень нравится, они все равно вежливо аплодируют. Но во второй раз, может быть, уже не пойдут. А у нас, если что-то не нравится, могут сразу дать оценку: "Хватит, не надо, следующий!" Японцы деликатны и тактичны.

- А говорят, что в Японии опера только начинает развиваться...

- Токийскому оперному театру позавидует любой европейский. Изначально Токийский оперный театр базировался в небольшом помещении с хорошей акустикой. Сейчас зал огромен - две-три тысячи мест, но напрягать голос не нужно: можно петь старинную музыку. А учитывая, что японские голоса очень мягкие в отличие от ярких китайских, такая акустика на радость зрителю.

В Токио все оперы идут на языке оригинала. Оперу Верди в первом составе всегда поют итальянские артисты. Вагнера приезжают ставить немцы. Во втором составе поют японцы. Очень любят Чайковского, Моцарта. Икуо-сан придумал оригинальный проект "Реквиема" великого немецкого классика, дописав музыку и слова. На сцене работал театр Но, представляя Моцарта, Сальери... По сюжету дух Моцарта, пролетая над Японией, увидел экзотическую культуру, красивые национальные танцы, услышал музыку и песни и решил навсегда поселиться в Стране восходящего солнца.

Валерия Федоренко

Поделиться:

Наверх