65,42 ↓ 100 JPY
11,22 ↓ 10 CNY
71,68 ↓ USD
64,44 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+19° ветер 5 м/c
15 июня
Вторник

Общество

Табуированные "Меридианы": приморский кинофестиваль выпустил скелетов из шкафа Азии

Крушение традиций и конфликт с культурой Запада - тема, волнующая молодых азиатских режиссёров. Там восходит солнце, постепенно снимаются запреты в кинематографе, но слишком многое ещё остаётся табу

Цель современного азиатского режиссера - снимать жизнь во всей полноте: трущобы, драки, нищета и войны. Но и эти киноленты, показанные на фестивале "Меридианы Тихого", страны Востока не увидят.

На протяжении 4 лет жизни Pacific Meridian настырно раскрывает западному миру загадочное кино Азии и Южной Америки. И снова в одной обойме с кинематографистами Китая, Японии, Таиланда и Тайваня работают на фестивале молодые режиссеры из Мексики и Чили - те еще нонконформисты.

Все они, мечтая о крупномасштабных блокбастерах, отмечают, что низкий бюджет картины предоставляет неиссякаемую свободу для творчества. В противном случае продюсеры, заботясь о рыночной жизни фильма, режут сценарий, диктуют актеров - в общем, как говорится, много голосов, и все они поют не в унисон. Киносъемки максимально приближены к реальности, и режиссеры часто пренебрегают услугами профессиональных раскрученных актеров.

Что вижу, то снимаю...

Как, например, в индийской картине "Молоко и опиум", представленной режиссером Джоэлом Паломбо и красавицей-продюсером Рену Шарма. Маленький бродяжка Сваруп из рода уличных музыкантов вместе со своим дядей отправляется в путешествие через пустыни штата Раджастан на поиски счастья в мегаполис. Обаятельный мальчуган и Большой Дели - яркий контраст прошлой и настоящей Индии: одинокого беспризорника завораживают соблазны столицы.

Говорят, что, после того как был написан сценарий, Джоэл Паломбо сел на свой любимый велосипед и отправился колесить по дорогам Индии. Он подыскивал актеров для своего фильма, проезжая по деревням, встречался с певцами и уличными музыкантами, самых артистичных приглашал на кинопробы. Снимать киногруппа, отказавшись от павильонов, просто выходила на просторы Индии, отдав предпочтение не профессиональной студии, а реальным звукам. По мнению режиссера, звезды Болливуда оторваны от жизни и вносят элемент искусственности в картину. А Сваруп и другие музыканты просто жили своей обычной жизнью. Они побирались по дворикам, давая концерты, или... курили опиум. Кстати, Сваруп недавно получил награду за лучшую мужскую роль на фестивале в Нью-Йорке.

Индийское общество и вслед за ним кинематограф, охватили перемены. "Молоко и опиум" как раз отражает эти процессы с их горечью и сладостью. По словам киноведа Юрия Стройкова, эта лента является одним из главных претендентов на приз "Меридианов".

Джоэл Паломбо на пресс-конференции отметил, что молодых индийских кинорежиссеров - не потому что они режиссеры, а потому что они молодые - волнуют проблемы секса, проблемы кастовых и религиозных предрассудков, как-то: принятый от западных свингеров обычай меняться женами. Из большинства кинолент исчезли сериальные страсти, здесь нет песен и обязательного хеппи-энда. Постепенно индийские цензоры снимают ограничения для кинематографа, но, несмотря на новые веяния, многое остается под запретом: на экране здесь вы не увидите сигаретного дыма, критики политического режима или чиновников, эротических сцен. Индия - страна многонациональная и многорелигиозная. И надо сильно постараться, дабы не ранить чьи-то религиозные убеждения.

Джоэл Паломбо: - Однажды в Индии произошла страшная трагедия - разбился пассажирский самолет, и один режиссер снял об этом фильм. И разразился страшный скандал: нельзя было указывать точную дату катастрофы и обращаться к конкретным политикам и военным. Этот фильм в стране запретили, как, впрочем, и тот, о двух женатых парах, которые обменивались своими партнершами. Ограничениям не подвергаются только фильмы, создаваемые для кинофестивалей. Ограничения могут касаться и места съемок - часто приходится получать специальное разрешение властей. Допустим, недавно один режиссер устроил киносъемки в священном городе на юге, по этому поводу разгорелись жаркие дебаты, и правительство, не желая скандала, вынесло запрет. Пришлось киноплощадку перенести на Шри-Ланку.

Вне брака - вне закона

Китайский режиссер Цуй Цзянь представил свою версию конфликта поколений. Китайское общество по-прежнему остается традиционным, идеологически обусловленным. Но темы сексуальных расстройств, абортов, внебрачных связей волнуют его, как никогда. Об этом короткометражная кинолента "Время, когда можно восстановить девственность".

Главный герой - шизофреник

Наши немногочисленные соотечественники, прибывшие на "Меридианы", в фильмах пытались разобраться в глубинах человеческого "Я". Неразговорчивая и замкнутая Катя Шагалова, автор "Собаки Павлова", киноленты своих соперников не смотрела из принципиальных соображений: а вдруг фильмы-конкуренты окажутся лучше. Тогда все оставшиеся солнечные дни пройдут в горечи и самобичевании. Впрочем, эксцентричная питерская интеллектуалка признается, что и себя-то понять не может. Творит картины скорее по наитию, интуитивно подбирая актеров и создавая эпизоды. Главное, чтобы совпадали вибрации - людей, сцен и городов - с ее внутренним мироощущением. Оказывается, Владивосток именно такой город! В нем можно остаться навсегда и даже снять не один фильм.

Очень часто в жизни два социально нормальных человека с трудом находят общий язык, погружаясь в бесконечные ссоры. А в "Собаке Павлова" герои (пациенты психиатрической клиники, она - алкоголик, он - страдающий манией суицида) ладят так, что зрителям остается только восхищаться. Екатерину привлекает размытая грань нормы и патологии, природа безумия: "Что такое нормальное поведение? Да, нельзя испражняться на улице! Нельзя ругаться матом при детях! А в остальном каждый человек в чем-то шизофреник, и это давно доказано наукой! Да, "шизу" можно найти и во мне тоже. Я сама себя порой не могу разгадать, и очень многие не понимают меня".

Самурайская травля

К драме японского режиссера Масахиро Кобаяси "Травля" публика, да и все СМИ, испытывала неподдельный интерес. К судьбе героине Юко, отправившейся волонтером в Ирак, равнодушных не нашлось - потряс прессинг, с которым встретило общество молодую японку на родине: девушку оскорбляли на улице, анонимные звонки обрушились на ее семью, глава которой после увольнения покончил с собой. Немой вопрос и удивление парили в кинозале, после того как появились титры: не понятна русскому менталитету "потеря лица" у японских "самураев".

Снимая "Травлю", Масахиро Кобаяси не рассчитывал на хвалебные отзывы и щедрые дивиденды. Кинолента была запущена для широкого просмотра в июле этого года и была воспринята с недовольством или непониманием. "Но об этом следует говорить!" - считает режиссер Масахиро Кобаяси и его сторонники, ведь ситуация с Юко типична для Японии. В основе сценария лежит реальная история японской девушки, уехавшей в 2003 году из родного дома на Ближний Восток и попавшей в руки к террористам. Вернувшись из плена, она не нашла ни сочувствия, ни понимания, разразился скандал на всю страну. Япония сегодня, считает Кобаяси, во многом напоминает СССР: производство фильмов контролирует и финансирует государство, вставлять свое веское "против" не принято, не приветствуется обществом и, следовательно, подобные проекты приходится осуществлять за свои собственные деньги. В свободное от съемок и дел семейных время г-н Кобаяси мотается по Токио и ищет спонсоров.

Ни "да", ни "нет" не скажет вам японец, лишь с улыбкой уклонится от прямого вопроса. Но нет сомнений, что режиссер киноленты "Травля" Масахиро Кобаяси и вся кинокоманда испытали некоторый прессинг после выхода на экраны фильма "Травля". В Японии очень не хотели, чтобы режиссер отправлял свое творение на кинофестиваль. Чиновники сочли, что острая лента порочит доброе имя государства. Выносить сор из избы и плохо отзываться о своей стране в Японии не принято.

18 или 48?

Азиатские актрисы, одна краше другой, приехали на кинофестиваль. Режиссеры, киножюри и зрители восхищались обаянием и актерским мастерством восточных женщин.

Картина "18 или 48" о том, что почти невозможно установить предполагаемый возраст кинодив. Но прекрасной Урабэ Фусако, исполнившей роль Юко, оказалось 28 лет. Состав жюри и кинокритики поражались ее естественной и непринужденной игрой, очень близкой к европейской школе. Японская красавица в свою очередь всех шокировала, признавшись, что не имеет актерского образования, а играть на сцене начала с театрального кружка в школе. Урабэ удивляется: "В Японии в театре может работать абсолютно любой человек. Был бы талант!"

Утонченная Аманда Линг из Сингапура оказалась вовсе не актрисой, а клавишницей рок-группы, в свободное время девушка сочиняет музыку и занимается капоэйрой - бразильским боевым искусством. Кинолента "Лав Стори" стала ее успешным дебютом. Режиссер Кельвин Тонг Тун увидел это очарование Востока на одном из концертов музыкантов и забрал в свой фильм.

Ремонт, опять ремонт

Многие режиссеры в своих лентах пытаются разгадать тайну людских взаимоотношений, но свои мотивы сумели завуалировать так, что неангажированному зрителю головоломка пришлась не по зубам. Кто смотрел "Ремонт" режиссера Ли Хен Сок, тот поймет: абсолютно знаковая и символическая картина для российского зрителя. Но досмотрели ее до конца далеко не все: монотонность действий, замедленный и малопонятный сюжет - владивостокцы через пару минут уже начинали покидать зал. Несчастный герой идет в магазин за дрелью, долго ее выбирает, несет домой, монотонно жужжит... Ремонт квартиры - кстати, из которой его скоро выселят, дом отдают под снос - продолжается все двадцать минут. Процесс ради самого процесса, вбиваются гвозди, летят доски и опилки - и пусть весь мир подождет. Чем-то это напоминает Тома Сойера, красящего забор. Актер, занимавшийся ремонтом в фильме, Мун Су Сон, поведал нам, что на самом деле короткометражка раскрывает человеческие отношения: его персонажем движет ненависть к стерве-домохозяйке, которая наотрез отказалась чинить водопровод.

"Макдональдс" непобедимый

Красной нитью сквозь все многообразие кинофильмов, охвативших восточные меридианы и широты, тянется вопрос об интеграции разных культур. Два противоречивых менталитета сталкивает и объединяет режиссер Джош Хайд в своем фильме. Перуанский маленький торговец жвачкой выручает заблудившуюся американскую девочку. Дети вместе жуют жвачку и прекрасно ладят, но этого не понять взрослым.

"Реальность, в которой живут перуанские дети улиц, ужасна. Для съемок фильма мы отобрали троих мальчишек и стали их учить играть, а затем из них выбрали одного главным персонажем. Подобное может произойти и со взрослыми, если они откроют в себе ребенка. В картине есть и взрослые, и подростки, но они не могут пересечь стену нагроможденных баррикад. Дети в моем фильме олицетворяют невинность, которую мы теряем с возрастом".

Джош Хайд, наполовину филиппинец, он рос в смешанной семье, затем получал образование в университетах Огайо и Иллинойса. Режиссер убежден: сегодня американская нация смешивается с представителями разных национальностей, и каждый американец обязан владеть несколькими языками и разбираться в разных культурах.

Хайд признается, что сегодня кинематограф в США подобен американскому "Макдональдсу": в стране демократических свобод порабощена мысль и властвует экономическая цензура. Создавая сюжетную линию, режиссер ищет ответ на главные вопросы: "А смогу ли я это продать? Выйдет ли из идеи хорошая игрушка для американской семьи?"

Мечта

Джош Хайд: "Если бы нашелся миллионер, готовый вложиться в мой проект, я бы снял картину о двух влюбленных, раскрывших секрет вечной молодости. Создав эликсир бессмертия, они веками колесят по планете сквозь призму времени - от Римской империи до наших дней, по России, Турции, Испании, Италии, Америке. Люди должны понять, что наша жизнь - это не единственное время, которое нам отпущено. Все будет продолжаться!"

Все будет продолжаться... Как "Меридианы Тихого"?

P.S. Приз за лучший короткометражный фильм получила мексиканка Ирия Гомес Кончейро.

Татьяна Шугайло

Поделиться:

Наверх