65,26 ↓ 100 JPY
11,22 ↑ 10 CNY
71,83 ↑ USD
64,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+13° ветер 3 м/c
16 июня
Среда

Общество

Владивосток без трусов

Заметки художника о городской жизни

Владивосток - это когда красивые студентки показывают трусики, а храмы ставят в ямах, когда дворовые кошки с каждым годом жиреют, а крупнейшие художники умирают в нищете. О том, что город - это не что иное, как форма духовности горожан, без прикрас говорит Владимир Погребняк - художник и преподаватель факультета дизайна ДВГУ.

В России глубокие и богатые традиции организации городского пространства

Возьмите Кремль - образец гармонии. И сравните его с нагромождением архитектурного хлама на проспекте 100 лет Владивостоку или с развязкой на Гоголя, которая будто нарочно устроена так, чтобы предлагать горожанам максимально сложный способ перехода с одной улицы на другую.

Среда - это и есть наша духовность

Храм на Бородинской стоит за высоченным забором - где это видано? А церковь возле ДВГУ приютилась в распадке у подножия многоэтажного здания. Теперь жильцы верхних этажей могут сорить прямо на купол. Я христианин, но логика попов мне не понятна. Храм всегда строили на возвышенности, чтобы он был ближе к Богу! Почему сейчас ставят в яму? Это абсурд.

В подземном переходе на Гоголя каждое утро разыгрывается один и тот же эпизод из "Сталкера". Студенты идут в темноте, включив фонарики. Идут на ощупь, натыкаясь друг на друга. Выходят - а на улице живые деревья, обвешенные гирляндами (бесовщина какая-то!), освещают никому не нужный кусок дороги. Почему бы одну гирлянду ни повесить в переходе?

Среди молодежи есть талантливые люди

Но в искусстве одного таланта мало. Нужно много работать. А сегодня большинство студентов настроено так: мы заплатили, а ты отрабатывай эти деньги. Говорю, к примеру, как рисовать стакан: "Дно рисуем, как эллипс, сверху - так же". Спрашивают: "Как "так же" - объясните!" Объясняю: "Так же, как дно, - в виде эллипса". "Нет, вы нам подробно рассказывайте".

Трусики из-под штанов - это бич наших вузов

Девушки сидят за мольбертом в раскорячку, ягодицы сверкают. Это же университет! Или они думают, что я не мужчина? А мольберт они носят так: волокут по коридору, как мешок с мусором, придут на урок и бросают на пол.

Помню, стоит небесной красоты девушка на автобусной остановке. Белая шубка, белые сапожки - принцесса, все на нее так и косятся. Тут она закуривает, делает пару затяжек, сплевывает под ноги и бросает окурок... Если ты мурло, то хоть в какие бриллианты тебя наряди, мурлом и останешься.

Россия для меня - акробат под куполом

А весь мир на нее смотрит: упадет или нет.

Своими работами я обращаюсь к нормальным людям: живите счастливо, любите друг друга!

А у кого много денег, пусть делится. Надеюсь, что тогда страна возродится. Тогда в магазине будут товары с надписью "Сделано в России". Пусть сегодня спортсмены на виду, завтра - художники. Перекос между бедными и богатыми когда-нибудь исправится. Терпение, любовь и чувство юмора спасут Россию.

Народ стал добрее

Почему? Начали откармливать кошек. Это показатель. После этого наблюдения я сделал картину - "Кошка, которая не боится щекотки".

У нас в провинции авангарда нет

Малевич, Кандинский, Родченко - мы даже того уровня не достигли. Те появились на волне революции, придумали новую пролетарскую идею искусства. Все шло от мощных социальных перемен и новых потребностей. А сейчас время пошлятины и салонного искусства. Потому что оно рассчитано на эстетические взгляды богатых слоев населения, которые, как все мы знаем, далеко не самые образованные люди. Кто хочет купить хорошую картину, у того, как правило, нет денег. Поэтому по всей стране популярны такие, как Борис Валеджо или Никас Сафронов. И у нас такие есть. Что происходит в стране в целом, то и в искусстве. Во главе угла - деньги.

Лучшие художники Приморья ушли из жизни в нищете

Владимир Семенович Рачев, тот который в 1960-х представлял искусство России за рубежом, умер недавно во Владивостоке никому не нужным. Юрий Валентинович Собченко, Рюрик Васильевич Тушкин, Виктор Михайлович Шлихт - это лучшие художники, а умерли нищими, потому что они никогда в жизни не работали "на салон". Потому что искусство этого не прощает.

Во Владивостоке негде выставиться

В Хабаровске, на Сахалине есть современные залы, музеи современного искусства. Был бы хороший зал у нас, можно было бы приглашать иностранных художников, и народ ходил бы на выставки и имел возможность сравнивать. А то получается: серьезный художник приезжает к нам в первый раз, попадает в убогий зал и больше не возвращается. И друзьям не советует.

Владивостоку нужны дизайнеры

Они все больше востребованы, несмотря на то что в городе их готовят не меньше 10 учебных заведений. Парадокс в том, что нормальных дизайнеров не готовит почти никто. Художникам - выпускникам академии - приходится перепрофилироваться почти на диаметрально противоположные навыки. В то же время нехудожественным вузам трудно дать академическую подготовку, которая является основой дизайна. Поэтому каждый вуз идет на компромисс, изобретая свою методику преподавания рисунка и живописи.

В правильном ли направлении движется наша академия? Вот какой вопрос нужно поставить. И куда двигаться русской национальной школе? Очевидно, нужна реформа академического образования. Иначе какой смысл у академии, если ее выпускникам нет места в жизни? Государство тратит такие средства на подготовку художника, в итоге он ищет заработок в художественном салоне. А вокруг новые автомобили, быт, среда - вот куда нужно применять талант художников. Пример системы образования, нацеленной на союз творчества и бытовой пользы, дал хорошо известный Баухаус. Разумный проект, хотя с идеологической точки зрения и утопичный.

У художника в России нет социального статуса

Милиция остановит, скажет: "Кто таков?" "Художник!" "Нет у нас такой профессии. Давай в участок!"

Мое поколение еще успело в последний вагон заскочить: нам и выставки достались, и творческие дачи, и мастерские. А у молодых никаких благ. Но зарабатывать можно.

В СССР никому никто не мешал

Вот Виктор Федоров - патриарх нашего авангарда - работал в стороне от основного потока, но работал спокойно. И всегда был уважаемой персоной. Сегодня все намного хуже. Интересные люди никому не нужны. Когда в России появилась идея, что искусство должно быть конкурентоспособным, тогда искусство и закончилось.

Мне интересно, почему, если спортсмен выигрывает международные соревнования, ему дают "Крузер", а если художник на международных выставках представляет город, страну, ему что? Как бы из мастерской не выгнали.

Я универсальный художник

Окончив академический вуз, понял, что так жить нельзя. А дизайн - это как раз и есть область моих экспериментов в мастерской. Дизайн актуален, он более адаптирован к жизни, чем традиционная живопись. И поэтому для меня он более интересен.

Компьютерного дизайна нет

Для меня есть просто дизайн как интерпретация образа. Эйфелева башня - чисто дизайнерский проект - сначала была выражена на рисунке.

В искусстве миллион направлений, главное - искренне делать свое

Как говорил художник Сергей Прудников: "Делай, что хочешь, лишь бы это искусством попахивало".

Чем старше, тем хуже рисуешь

Понимаю, почему Пикассо в старости мечтал рисовать, как ребенок. У взрослого на каждый повод - тысяча вариантов. Анализ - враг искусства. А дети искренне воспринимают мир. С возрастом все притупляется. Видимо, близится маразм. Первые мои работы мать до сих пор хранит и считает их лучшими. Пришла как-то на выставку: "Вова, в детстве ты рисовал гениально! А теперь с вашими черными квадратами вы совсем с ума посходили!"

Изобразительное искусство - это интимный процесс

Можно взять лапку таракана и на ней построить все искусство, объясняю я студентам. Каждый листочек может дать свой неповторимый стилистический язык. Но зачем работать всю жизнь одинаково? Искать себя надо. Человек - это не готовый продукт, упавший с неба. Жизнь коротка. И хочется постоянно меняться.

Меня волнует многообразие мира

Хочется пробовать и то, и это, как по каждой клавише постучать. Карьера другое дело - тут нужно долбить в одну точку. К счастью, нас карьера не волнует.

Искусство и реальность - совершенно разные вещи

Но с другой стороны, живопись должна всегда соответствовать ощущению сегодняшнего дня. Когда внутреннее звучание картины совпадает с настроением реальности - это удача.

Художник должен двигаться, не стоять на месте

Надо работать и работать. Всегда работать. Как только завязываешь - тут же откатываешься назад. И тогда нужно снова догонять самого себя. Все в движении - в этом смысл жизни. И в постоянном чувстве неудовлетворенности. Только себе понравился - смерть.

Евгений Панкратьев

Поделиться:

Наверх